Расслабьтесь и получайте удовольствие

 Чем власти и населению заниматься после 4 марта  16.03.2012, 19:33
были упомянуты
подходящие темы
Расслабьтесь и получайте удовольствие
Фотографии с митинга оппозиции 10 декабря в Новосибирске

Самые компетентные новосибирские наблюдатели двух прошедших избирательных кампаний — политики, технологи и гражданские активисты — собрались наконец за круглым столом, чтобы обсудить изменения общественно-политической ситуации в стране, оценить итоги думских и президентских выборов и сделать прогноз на будущее. Корреспондент Сиб.фм внимательно выслушал всех участников дискуссии и выбрал наиболее красноречивые заявления ключевых экспертов — о Путине, оппозиции и западной агентуре второго эшелона.

Вячеслав Смагин, координатор новосибирского отделения ЛДПР

Председатель нашей партии Владимир Жириновский признал итоги выборов, но, по моему личному мнению, была масса нарушений. Выборы являются нечестными в силу административного давления и абсолютного бездействия милиции, которая даже не пыталась прикрывать массовые правонарушения.

Нас неизбежно ждут процессы, которые поведут страну по пути углубления демократизации. Если этого не сделать, если не выпустить пар, то власть может всего и сразу лишиться. Поэтому нынешней власти придётся по-другому строить отношения с оппонентами, и не исключено, что в ближайшее время некоторые портфели в министерствах будут отданы оппозиционным политикам. То же самое, вероятно, произойдёт и на региональном уровне исполнительной власти. Словом, начнутся процессы, которые позволят сбить ту социальную напряжённость, которая накопилась в нашем обществе.

Сергей Нешумов, начальник департамента информполитики мэрии Новосибирска

Ситуация, безусловно, очень сильно изменилась под воздействием различных социально-экономических факторов и развития информационного общества. Как минимум не стало монополии на информацию. Проведение государственными телеканалами определённой политики вызвало массовое подключение к интернету. И сейчас, когда стоимость такого подключения ниже, чем размер арендной платы за телефон, всерьёз говорить о какой-то монополии, о влиянии государства на общество с помощью теле- и радиоканалов всё сложнее. Тем более учитывая популярность абсолютно неподконтрольных ресурсов — «Вконтакте», Facebook, YouTube и других. Общество получает самую разнообразную информацию, имеет возможность выбирать те каналы и потоки, которым доверяет.

Все разговоры о том, что один из кандидатов получил доминанту во время избирательной кампании за счёт освещения его чиновничьей деятельности, а остальные удостаивались упоминания только в рамках предвыборной агитации, имеют место быть. При этом надо признать, что за счёт изменений, о которых я говорил, этот приоритет свёлся к нулю. И опять же что это за власть, которая не использует свои ресурсы? Она имеет совершенно легитимное право о себе говорить. У оппозиции тоже были свои рычаги информирования: никакой информационной блокады им никто не устраивал. Так же и с митингами: были несанкционированные акции протеста, но до откровенного же побоища не дошло. Это говорит о том, что наше общество в достаточной степени развито.

Я работаю чиновником, и для меня на выборах выбора не было: я должен либо уволиться, либо голосовать за власть. Это предательство — не голосовать за власть, работая в системе.

Но, голосуя за Путина, я был абсолютно искренен. То есть, если, скажем, по «Единой России» были какие-то моменты, то в случае с Владимиром Владимировичем был осознанный, нормальный выбор. Он — единственный человек, при котором на данный момент возможны позитивные трансформации. Приход к власти лидера оппозиционных движений, поднятого вверх на волне протестных настроений, привёл бы к такому хаосу и коллапсу в обществе, к такой непредсказуемой и глобальной перестройке, что ни о каком позитиве не могло бы идти и речи.

Есть два сценария развития ситуации. Первый — власть, доказав легитимность, начинает закручивать гайки. Второй — власть, проанализировав новые тренды и вектор развития информационного общества, трансформируется и даст толчок развитию гражданского общества и различных процедур, которые приведут к повышению конкурентоспособности нашей страны.

Алексей Осипов, доктор исторических наук, политолог

Я наблюдаю редкостный инфантилизм: люди не отдают себе отчёт, в какой ситуации они находятся. Они не понимают, что с 1918 года все революции в нашей стране происходят при активнейшем участии наших геополитических противников. У нас же нет союзников! А вы тут твердите что-то, балаболите. Через два-три месяца могут быть нанесены удары, которые откроют новую войну.

О каких информационных ресурсах Путина вы говорите, что вы порете всякую чепуху?!

Всё политически активное население нисколько не руководствуется телепередачами, а сидит в интернете с утра до вечера — а там только антипутинская риторика.

И дело не в том — Путин или не Путин, а в том, что на минутку бы эта лодка накренилась — и ничего не собрали бы, потерю управляемости было бы не остановить. Власти удалось переломить эту ситуацию. Народ интуитивно понял то, что вы все понять не можете до сих пор: только с таким лидером мы можем выйти из кризиса. Ясно, что демократизация нужна, что власти надо как-то себя иначе проявлять, что необходимы новые партии, что рокировка 24 сентября была не совсем изящной, что не надо, наконец, называть людей бандерлогами, ясно — но не надо истерик, дорогие мои.

Анатолий Кубанов, депутат новосибирского заксобрания (СР)

Я не согласен, что Путин сможет дать адекватный ответ вызовам на Ближнем Востоке, войне в Иране, развертыванию системы ПРО и так далее. Потому что это происходит не первый год, и когда говорят о противостоянии тем, кто раскачивает лодку, мне смешно. Но я против тех, кто и правда раскачивает нашу лодку, но с ультралиберальных позиций.

Либеральный реванш, который попыталась сделать оппозиция на Болотной площади и проспекте Сахарова, недопустим. Ведь понятно, что её лидеры и нынешняя кремлёвская администрация — это две стороны одной медали, одна боярско-феодальная система, чья политическая база находится за рубежом. У нас же нет самостоятельно мыслящей правящей элиты.

Давайте поймём, что же произошло в Москве в декабре. Что-то похожее мы видели в конце 80-х, когда существовало консервативное крыло в ЦК КПСС и были откровенные предатели и национальные изменники. Сейчас мы видим ровно такие же многослойные связи с верхушками разных уровней власти (тот же Кудрин, например), поэтому от имени конкретного выгодополучателя, будь то Путин или не Путин, ничего принципиально не изменится.

Более того, убеждён, что в марте люди голосовали не за Путина, а против болотно-сахаровской оппозиции. И тут кремлёвские политтехнологи справились отлично, умницы. Они грамотно подхватили ту глупость, что звучала с трибун, и показали, кто на этих трибунах находится — Касьянов, Немцов, Рыжков — все эти «герои» 90-х. Потому что Путин в нашей стране может побеждать в одной идеологической линейке: либо Путин, либо будет ещё хуже. В его штабе оказались грамотные высокопрофессиональные технологи, которые в отличие от этих бездарей и бездельников с трибун сумели аккумулировать общественные страхи и в качестве щита выставить Путина.

Кремлёвские управленцы научились настолько гениально разводить население — и средний класс, и военных, и крестьян, и патриотически настроенную молодёжь, что начали побеждать алкоголизм наркоманией.

Мол, не хочешь Путина, смотри, что тебя ждёт с Навальным. Они интеллектуально обыграли несистемную оппозицию, это факт.

Другое дело, что единый режиссёрский центр находится не в Москве. Путин вряд ли набрал бы такие проценты без обязательств, что Россия в дальнейшем не пойдёт на какие-то уступки. Позиции уже сдаются: мы вступили в ВТО, что скажется на нашем сельском хозяйстве и машиностроении; мы уступим Иран, а дальше пойдёт каспийский регион с выходом на Северный Кавказ, Грузию, Осетию и Абхазию с неминуемыми военными конфликтами. Это национальная измена.

Поэтому, если смотреть по риторике, то Путин, конечно, патриот, но если судить по поступкам, то непонятно, где бы мы больше проиграли — с ним или без него. Пока сохранится эта глубинная проблема, Путин не решит никаких глобальных проблем и останется «национальным лидером» умирающей нации. Если он стратегически не перестроится, не перестанет быть PR-фантомом, который воплощает наши социал-патриотические ожидания, то страна избавится от него и подобных ему любых других гламурных диктаторов. И западные режиссёры уже готовятся к этому, и создаётся агентура, элита второго эшелона.

Ростислав Антонов, «Русское общественное движение — Сибирь»

Есть все основания полагать, что в ближайшее время будет создано некоторое количество новых партий. Во всяком случае партстроительство в регионах активно разворачивается, поэтому политическая трансформация всё равно произойдёт — и это хорошо. С декабря мы видим, как сотни общественников и гражданских активистов группируются и чего-то добиваются. В этом смысле не власть будет по-другому общаться с оппозицией, а, скорее, оппозиция получила новые инструменты давления.

У меня тоже большие сомнения, что центр принятия решений находится в России, так как все видят, как Путин поддаётся влиянию и сдаёт своих геополитических союзников.

В то же время геополитические расклады, противопоставление оппозиции народу и угрозы распада страны — это всё лозунги пропагандистской машины. Потому что, как правильно недавно заметил депутат Андрей Жирнов, главный «оранжист» в России — это сам Владимир Владимирович Путин. Мне также непонятно, почему факт голосования чиновником против Путина есть акт предательства. Вообще-то президент — избранное лицо и система должна присягать не лично Путину, а народу и закону.

Что касается будущей роли оппозиции, то она прежде всего должна заниматься обустройством в своих регионах, наводить порядок в местном депутатском корпусе, бороться с коррупцией на местах, а не витать в облаках.

Алексей Мазур, общественный деятель, журналист

Геополитика вообще замечательная наука, которая позволяет объяснить всё. Если серьезно, то нужно отметить появление нового игрока на поле — интернет-сообщества. Он был и раньше, но жил в каком-то своем виртуальном мире — примерно в таком же оторванном от реальной жизни, в каком жила власть, и вот они столкнулись с реальностью — сначала 4 декабря, а затем ещё раз, 4 марта.

Не хочется, чтобы власть считала, что она доказала свою легитимность, состоятельность, дело сделано, получен карт-бланш — можно шесть лет наслаждаться мандатом.

На самом деле проблемы как раз сейчас и начнутся. Вспомним, был референдум по сохранению СССР, Горбачёв выиграл, все сепаратисты были разбиты в пух и прах — и сколько Союзу осталось жить после этого? Очень недолго. В 96-м году Ельцин выиграл выборы, всех переломал через колено, «если не он, то коммунисты», всё понятно — через год у него начались неприятности, а ещё через два он был вынужден уйти в отставку.

Пару слов о шагах навстречу оппозиции. Недавно губернатор встречался с гражданскими активистами, представителями общественных объединений: поговорили и разошлись. И что, власть думает, что это серьёзный шаг навстречу? Есть ощущение, что это была предвыборная акция, хотя и были определённые надежды. И с Путиным сейчас связаны огромные ожидания. Поэтому, если эти надежды не оправдаются, всё опять пойдёт в разнос.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!