Дело врачей

 Кто должен нести ответственность за результат лечения  28.03.2012, 11:15

Ива Аврорина
журналист
подходящие темы
Дело врачей
Фото Веры Сальницкой

В последние годы число судебных исков к медицинским учреждениям растёт на глазах и, по прогнозам, после вступления в силу закона «Об охране здоровья граждан РФ» их будет ещё больше. Увеличивается и сумма взысканных компенсаций — речь, как правило, идёт о миллионах рублей. Флагманом семизначных исков эксперты в один голос называют Новосибирск — именно он в своё время «задал планку», продемонстрировав, в какую сумму может быть оценена компенсация морального ущерба.

Как правило, в конфликте между врачом и пациентом общественное мнение почти всегда обвиняет медиков — и не нужно считать, что это связано с нынешним состоянием российского здравоохранения. Вовсе нет — так было всегда, достаточно вспомнить холерные бунты XIX века: в первую очередь, как правило, расправлялись с теми самыми докторами, которые спасали больных в холерных бараках. Сегодня врачей не убивают — на них подают в суд, по поводу и без.

На фоне многочисленных публикаций о судебных исках к медучреждениям почему-то очень редко говорят о том, что ответственность за результат лечения несёт не только врач, но и пациент. Почему так происходит? По словам Юлии Стибикиной, юриста, директора новосибирского отделения Центра медико-страхового права, в законе не прописан такой термин, как «ответственность пациента», и это ставит врачей в абсолютно бесправное положение. Корреспонденты Сиб.фм попросили специалистов крупных медицинских центров пояснить, что они вкладывают в понятие «ответственность пациента», рассказать, почему она необходима, чем грозит её отсутствие и что такое «потребительский экстремизм» в сфере здравоохранения.


В Чехии с апреля 2012 года вступает в силу закон, по которому медик может отказать в лечении больному, не выполняющему предписания

Пётр Смиренко, директор частной поликлиники «Смитра»

— Конечно, ответственность пациента важна для осуществления лечения. Врач в поликлинике может только поставить диагноз, произвести назначения, дать рекомендации. Это в стационаре пациента могут «привязать к кровати» и контролировать проведение процедур, в амбулаторной практике ситуация сложнее гораздо. Наша юридическая машина стоит на стороне пациента, даже если он неправ. Клинике сложно доказать, что все обязательства были выполнены, иногда пациенты просто говорят, что никаких договоров не подписывали, ничего не понимают, и правосудие встаёт на их сторону, несмотря на наличие договора и подписи под информированным согласием.

Елена Куклова, директор медицинского центра «ЭскстраКлиник»

— Самая страшная категория — это пациенты, нарушающие режим лечения и рекомендации врача. Из-за этого не достигается ожидаемый лечебный эффект, потом они обвиняют в этом лечебное учреждение и начинают распространять сведения, порочащие деловую репутацию медицинской организации и квалификацию врачебного персонала.

Так как медицинская организация обязана соблюдать врачебную тайну, то находится в неравной ситуации для защиты своих прав и восстановления репутации.

Лариса Селиванова, руководитель по качеству медицинского центра «Авиценна»

— У любого, даже небольшого вмешательства может быть тысяча и одно осложение, и далеко не всё зависит от квалификации врача. Нужно людям как-то осознавать, что это их здоровье, что они должны о нём заботиться. Что я сделал, чтобы быть здоровым? Что я ем? Что я пью? Какой у меня ритм работы, жизни? На эти вопросы каждый должен ответить себе сам. А врач просто включается на каком-то этапе, и всё чаще это происходит лишь тогда, когда пациента уже просто «прижало». Осознания должно быть больше, понимаете?


Во взаимоотношениях «медицинское учреждение — пациент» ответственность всегда односторонняя и представляет собой изначальную обязанность врача воздержаться от нарушения прав пациента

Константин Сергеев, директор по развитию медицинского центра «Врачебная практика»

— В своей работе мы очень часто сталкиваемся с такой проблемой, как безответственное отношение современного общества к своему здоровью. Наши пациенты не всегда понимают целесообразность назначенного обследования, стараются сдавать не все анализы, сэкономить деньги. Иногда это заканчивается плачевно, и, как следствие, появляются жалобы от пациентов. Конечно, наш пациент вправе отказаться от тех или иных назначений, но в таком случае рассчитывать на положительный результат от лечения будет трудно.

Людмила Начинова, директор медицинского центра «Медпрактика»

— Безусловно, на приёме доктор всё объясняет, всё рассказывает, но, когда пациент выходит из кабинета врача, никто же не будет за ним ходить хвостом и следить, принимает ли он нужные таблетки, в какое время, выполняет ли другие рекомендации. Бывает, что пациенты, не соблюдая рекомендаций, винят во всём врача, но мы стараемся решать такие вопросы.

Вячеслав Ярушкин, главный врач клиники «Ваше здоровье»

— В качестве примера можно привести опыт наших соседей. Здравоохранение Казахстана имеет законодательные механизмы солидарной ответственности граждан за свое здоровье. Имеются здравые моменты, которые определяют ответственность пациента. Например, о соблюдении предписаний лечащего врача. При его отсутствии предписывается одно, а принимается другое, лечение проходит на свой лад. В итоге, больной приходит не к тому результату, а на врача поступает жалоба. Кто прав, кто виноват, здесь, к сожалению, трудно проанализировать, хотя возможно. Теми же анализами, можно проверить какие врач назначал лекарства и назначал ли их, принимал их больной или нет.
Андрей Мичурин, главный врач ООО «АСТРА-МЕД»

— Нам очень важно иметь достоверную информацию непосредственно из уст самого пациента. К сожалению, мы постоянно сталкиваемся с тем, что пациенты, особенно при устройстве на работу, скрывают информацию медицинского характера о своём здоровье. Имеется целый ряд заболеваний, которые невозможно выявить на приёме врача. В результате мы можем допустить человека до работы при наличии скрытых противопоказаний. Скрывая информацию медицинского характера от врачей, пациент наносит вред прежде всего себе и своим близким.

Ольга, Долгова, директор «Блеск-стом»

— В России не принято заниматься профилактикой, поэтому мы обращаемся к врачу, чаще всего, когда что-то уже заболит. Я расцениваю это как безответственное отношение к своему здоровью. Во-первых, потом, лечение обходится дороже, сложнее случаи, прогнозы получаются менее благоприятными, чем при наличии практики профилактических посещений.
Галина Гимотдинова, главный врач медицинского центра «Репродуктивное здоровье +»
— Ответственность заключается в том, что вы выполняете все рекомендации, данные врачом, но не только по проведению лечения, также это касается питания, ритма жизни. Зачастую, пациенты сами решают вопрос о том, в каком объёме они будут лечиться. «Это лекарство горькое, я его покупать не буду или оно дорогое. Не буду принимать антибиотики 7 дней, буду 5, там много побочных действий». Соответственно, по остальным рекомендациям тоже самое. Живут так, как думают, что правильно, но при этом, хотят эффективного лечения, а при таких условиях это невозможно. Потом у пациента возникают проблемы со здоровьем или результата лечения не видно, а виноват в этом будет, конечно же, доктор.

Экстремизм и способы борьбы с ним


Понятие потребительского экстремизма в России возникло в 1992 году вместе с законом «О защите прав потребителей»

Первые серьёзные дела по защите прав пациентов были выиграны Лигой защитников пациентов в 2006 году. Если до этого сумма компенсации не превышала двух сотен рублей, то удовлетворённые иски на суммы от 750 тысяч до 1,8 миллиона вызвали к жизни новую породу пациентов — «потребителей-экстремистов». Их цель — получить и услугу, и компенсацию за неё. Правда, по статистике, исков к частным медицинским учреждениям в России в разы меньше, чем к государственным. Сами представители частных клиник утверждают, что сталкиваются с подобным поведением пациентов нечасто и, как правило, большинство конфликтов удаётся решить в досудебном порядке.

Александр Аламов, главный врач МЦ «Медикал Он-Груп Новосибирск»

— Информированное добровольное согласие на лечение очень сильно помогает. Конечно, бывает, что пациенты попустительски относятся к рекомендациям, но наши пациенты в этом врачей не винят. Пациент просто сам себя наказывает деньгами, если не долечился. Бывает, конечно, что жалуются, но мы стараемся разъяснять, что сам больной виноват.

Когда-то были случаи потребительского экстремизма, очень давно, но это ничем не закончилось, пришла проверка, выявила несоответствие того, что было написано в жалобе, и того, что у нас в документации.

У нас же дикая страна, плохо развита страховая медицина, нет реальных интересных выплат, никто никому ничего не платит, поэтому никто не заинтересован судиться.


Потребительский экстремизм — это попытка недобросовестного клиента, манипулируя законодательством в корыстных целях, не защитить свои права, а получить определенную выгоду и доход

Антон Шатарнин, директор медицинского центра «Катарсис»

— С потребительским экстремизмом, если его понимать как завышенные требования, которые в силу объективных обстоятельств не могут быть удовлетворены со стороны медицинского центра, сталкиваться приходилось. Но, как правило, путём диалога, иногда длительного, и терпения нам удаётся прийти к согласию и с подобной категорией пациентов. Но я думаю, что рост активности потребителей в вопросах отстаивания своей позиции, пусть даже ложно понимаемой, проявляется далеко не только в сферах, связанных с медицинскими услугами.

Людмила Начинова, директор медицинского центра «Медпрактика»

— Мы сталкивались со случаями потребительского экстремизма, но в нашем центре это единичные случаи. Если вопрос появляется, мы просто начинаем его решать. Как правило, выясняется, что сам пациент виноват в том, что на сегодняшний день с ним что-то не так.

Анна Белеванцева, директор АНО «Центр новых медицинских технологий в Академгородке»

— Иски — это отдельная тема, в этом смысле потребительский экстремизм присутствует и даже возрастает. Я не знаю, в какую сторону пойдёт наша судебная практика дальше, но сейчас врач оказывается вообще незащищенным. С одной стороны существует потребитель, который всегда прав. Эта опция как данность воспринимается судами. Если появляются осложнения в ходе медицинской услуги, даже если вина врача не будет доказана, виноват будет врач и медицинское учреждение.

Яна Иванова, директор МЦ «Наедине-Н»

— Потребительский экстремизм — явление, набирающее обороты в последнее время. Особенно это касается претензий, предъявляемых медицинским учреждениям. Преимущественно к клиникам, имеющим частную форму собственности. Одна из причин этого явления, по-моему, так называемая охота на ведьм, т. е. огульное обвинение представителей частной медицины в желании получить прибыль любой ценой, которое формирует негативное общественное мнение, поддерживаемое средствами массовой информации. Чтобы противостоять этому явлению, нужно объединяться, привлекать грамотных юристов, обращаться к мировому опыту.

Борис Пасман, исполнительный директор «Клиники Пасман»

— В нашей практике мы ни разу не сталкивались с потребительским экстремизмом в форме судебных исков и тяжб. Претензий за всё время работы клиники вообще были единицы, и до судебных разбирательств не доходило. При этом часто эти претензии возникали потому, что пациент не был осведомлён обо всех тонкостях, связанных с оказанием медицинских услуг. Но, согласитесь, нельзя ожидать от человека без медицинского образования, что он будет разбираться во всём так же, как врач с солидным стажем работы. Поэтому такие претензии неизбежны, они снимаются после того, как «недовольный» пациент получает исчерпывающий ответ. В нашей практике, во всяком случае, происходит именно так.


В 2011 году Пауль Мэнсон, вес которого ещё недавно равнялся 445 кг, подал иск на Министерство здравоохранения из-за того, что он, по его мнению, был оставлен без медицинской помощи, когда начал стремительно набирать вес

В целом большинство опрошенных врачей сходятся в том, что пациенты, обращающиеся в частные клиники, более ответственно относятся к своему здоровью и предписаниям медиков.

Елена Якименко, замдиректора медицинского центра «Губерния»

— Что касается наших больных, то ярых «двоечников» нет, думаю, что проблема безответственности больше касается сферы бесплатного медицинского обслуживания, сама система не позволяет относиться к своему здоровью внимательно. К счастью, с потребительским экстремизмом мы не сталкивались, стараемся не доводить конфликты до критического состояния.

Жанна Ходырева, главный врач медицинского центра «Униклиник»

— Пациенты частных клиник подписывают договор, в котором содержится пункт о необходимости строго соблюдать предписания лечащего врача. Таким образом, результат лечения ложится на плечи как врача, так и пациента.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!