Декабрьские вечера

 Колонка Яны Глембоцкой о «Рождественском фестивале»  30.12.2011, 12:54

Яна Глембоцкая
обозреватель
подходящие темы
Декабрьские вечера
Фото АНдриана Козина

По сложившейся традиции Рождественский фестиваль в Новосибирске предложил новосибирской публике афишу из лучших спектаклей отечественного театра последних лет. Билеты разлетелись в одну неделю, дирекции пришлось даже назначить дополнительный, третий, спектакль «Главное забыл» петербургского «Такого театра», поскольку небольшой зал «Старого дома» не смог вместить всех стремящихся на спектакль. Этот же коллектив выезжал в посёлок Кольцово, а это пока ещё не частая практика для столичных гостей, приезжающих на фестиваль. Старалась писать об увиденном сразу, «на живую нитку», а не мемуары.

«Женитьба». Совершенно невероятное событие в 2-х действиях


Международный рождественский фестиваль искусств — самый крупный международный форум культуры за Уралом

Открывал фестиваль спектакль Сергея Арцибашева «Женитьба» по пьесе Гоголя, поставленный в театре им. Маяковского в далёком 2002 году. Спектакль был сделан как откровенно бенефисный водевиль. На каждый выход знаменитых актёров — аплодисменты, что и предусмотрено, между прочим, режиссурой.

Декорации Олега Шейнциса превратили огромную сцену «Глобуса» в домашнюю оранжерею, где все боятся сквозняков и перемен: и флегматичные фикусы, и отрешённый Подколесин. Самоигральную комедию классика украшают номера простодушной купеческой самодеятельности: в сцене смотрин Жевакин танцует «Яблочко», Анучкин исполняет условно-гимнастический этюд с лентой, Подколесин рассказывает стишок, Агафья Тихоновна выплывает фирменным стилем ансамбля «Берёзка», но в какой-то момент сбивается на испанские па с розой, зажатой в зубах.

Пожалуй, лента и роза — это уж слишком. И такая в воздухе разлита сладость, благость и спетость, как будто уж и свадьба сладилась, запела и заплясала.

Подколесин, впрочем, манкирует. Ретируется, правда, не через окно, как написано в пьесе, а сквозь зеркало — возможно, телепортируется в какой-то иной мир, в зазеркалье водевиля. Что получится, если вывернуть водевиль наизнанку, сказать трудно, но Подколесина, спасающегося бегством, понять можно. Удивительно, но в зале оказались молодые люди, которые были не в курсе, чем дело кончится. Во время финального монолога Игоря Костолевского юная леди за моей спиной поделилась ужасной догадкой со своим нарядным кавалером: «Неужели передумает?!». Ещё как передумает.

«Главное забыл»

Спектакль «Главное забыл» с подзаголовком «Любовь, состоящая из слов, и большие мечты маленьких людей» израильский режиссёр Михаэль Теплицкий поставил к 150-летию Шолом-Алейхема в питерском «Таком театре». Спектакль по переписке «маленького человека» из Касриловки Менахем-Мендла и его жены Шейне-Шейндл поставлен с большим вкусом, не сгущая этнографических красок. Музыку написал композитор Евгений Левитас, декорации придумала художник Полина Адамова.


Рождественский фестиваль проводится в Новосибирске раз в два года с декабря 1995 г.

Оформление спектакля лаконично: железная лестница справа, на «мужской половине», и две состыкованные под углом плоскости и стол со стулом слева, на «женской». По заднику то и дело плывут понятные всем тени древних символов: пара трубящих ангелов, рыба как эмблема домашнего еврейского очага и колесо — как атрибут скитаний. Название спектакля «Главное забыл» — это рефрен-постскриптум в письмах Менахема к жене, Шейне-Шейндл, которую играет Ирина Полянская. Страстно и эксцентрично актриса создаёт образ местечковой красавицы, умудрённой не только собственным житейским опытом, но и опытом своей еврейской мамы, которая в свою очередь унаследовала его от своей, так уж повелось.

Александр Баргман играет негромко, вполголоса, сдержанно и точно. Его мечты о внезапном богатстве, конечно, напоминают фантазии любого подростка из бедной семьи, мечтающего облагодетельствовать своих родителей и соседскую девочку. Одетый в тесноватый и коротковатый костюм и котелок, Баргман становится как будто меньше ростом и пластически убедительно воплощает трогательную чарличаплиновскую нелепость. ЧуднАя еврейская история оборачивается щемящей притчей о невозможности возвращения домой, в детство, в уют двора и старой родительской квартиры, к патриархальному прошлому. Даже если это «патриархальное прошлое» советского ребёнка. Забыть нельзя помнить.

«Будденброки». Семейные сцены.

Выпускник РАТИ, обладатель двух «Золотых масок», литовец Миндаугас Карбаускис поставил только два спектакля по пьесам: «Гедду Габлер» и «Дядю Ваню». Новосибирская публика уже имела возможность посмотреть замечательный спектакль Карбаускиса по прозе Платонова «Рассказ о счастливой Москве» с незабываемой Ириной Пеговой в главной роли.

На этот раз Карбаускис поставил 700-страничный роман «Будденброки», за который Томас Манн получил Нобелевскую премию в 1929 г. Как известно, настоящая женщина из чего угодно может сделать скандал, салат и шляпку. Такой же изобретательности зритель ждёт и от театра, особенно если вместо нормальной пьесы ему предъявляют тяжеловесный, густонаселённый роман.

172 мероприятия в Новосибирске и Новосибирской области включала в себя программа IX Международного Рождественского фестиваля искусств

Приходится признать, что в «Будденброках» Карбаускиса не происходит ничего, кроме трансляции текста. Правда трансляция эта — высокопрофессиональная, как будто слушаешь тот ещё, советский, «театр у микрофона». Артисты так хорошо артикулируют звуки и моделируют голос, что на сцену можно и не смотреть. Правда, всё-таки лучше поглядывать, а то можно пропустить некоторые живые эпизоды, в которых кроме слов есть какое-то действие. Например, проводы усопших за сцену под прикрытием фамильных портретов, обращённых к залу своей изнанкой, или скатывание и утаскивание со сцены ковра при разводе Тони Будденброк с банкротом-мужем. Публика смотрит на сцену в благоговейной тишине, зал почти не подаёт признаков жизни. Для меня так и осталось загадкой, для чего поставлен этот отлично сделанный спектакль с прекрасными актёрами.

Проза так и осталась прозой, не превратившись в театральное вещество, — не вышло из неё ни шляпки, ни салата, ни скандала.

Что нам Томас Манн, что мы Томасу Манну? И то сказать, в нашей стране отродясь не было бизнеса, передаваемого из поколения в поколение. То революция, то война, то реформы, то рейдерский захват. Но Будденброков, конечно, жалко.

«Звезда на небе голубом не знает обо мне». Трагикомедия под треки DJ АТОМА


Программа фестиваля включает разнообразные виды искусства: драму, балет, музыку, живопись, прикладное искусство

Театр-студия Александра Гончарука (Омск) — совсем молодой коллектив, он был создан в сентябре 2006 года по инициативе Александра Гончарука, в труппе в основном — выпускники 2011 г. актёрского отделения ОмГУ. Театр-студия привёз в Новосибирск спектакль по пьесе уральского драматурга Ярославы Пулинович, ученицы Николая Коляды. Удивителен сам факт приглашения на Рождественский фестиваль студийного молодёжного театра из нестоличного города. Молодая энергия, актёрский кураж, динамичность действия и высокий сентиментальный градус рассказанной истории соединились в сильном театральном высказывании.

В начальных сценах спектакля было слишком много клубных танцев, а навязчивая болтовня диджея не давала включиться в происходящее. Наверное, так и было задумано: пародия на массовую молодёжную культуру, стилистика Коляда-театра, дословные визуальные цитаты из сермяжной отечественной рекламы. Пробираясь через камеди-клабовский словесный мусор, действие всё же вырулило на главную дорогу остросюжетного сценария о девочке-детдомовке.

Аня, одарённая выпускница детского дома, поступает в институт, затем в аспирантуру, её приглашают на конференцию в Америку как восходящую звезду лермонтоведения. И тут появляется «брат», однокашник по сиротскому дому, он обманом оставляет в её комнате сумку с героином, приходится бежать, скрываться, потому что в этой стране никому и ничего не докажешь. Героиня выглядит такой юной, что её снова забирают в детский дом, откуда она бежит со своей новой подругой Кристиной к бабушке Кристины во Владивосток. Бабушка с козой, огородом и пирожками — это, конечно, воплощение мечты о доме. И до этой мечты детдомовским детям так же далеко, как до Владивостока пешком.


В декабре 2011 года впервые за историю фестиваля в Новосибирской области гастролировали приглашённые театральные коллективы

Впрочем, девочки едут автостопом, с приключениями, обязательными для жанра road-movie. Целая галерея водителей в исполнении Александра Гончарука заставляет вспомнить о мгновенных перевоплощениях великого Аркадия Райкина. Смех узнавания не отменяет нарастающего сюжетного напряжения и предчувствия трагического финала: Кристину насмерть сбивает проходящая машина. Аня добирается до Владивостока и выдаёт себя за Кристину — бабушка почти потеряла зрение. В финале спектакля плачут все: и зрители, и актёры, и даже режиссёр Анна Бабанова за кулисами. Хочется верить, что звезда омского театра-студии под руководством Александра Гончарука взошла и долго не погаснет.

Новосибирской публике остаётся ждать 2013 года и надеяться, что следующий Рождественский фестиваль подарит всем нам настоящее театральное счастье. Тем временем мы будем смотреть премьеры в театрах Новосибирска, которые нередко радуют постановками высокого художественного уровня, спасая нас от тоски русской провинциальной жизни. Как завещал великий Чехов.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!