Антиподы

 О святой простоте и святых истинах  8.04.2015, 11:00

Арсений Арсеньев
репортёр из прошлого
подходящие темы
Антиподы

Большинство из нас пребывают в Новосибирске второй век, можно даже сказать — второе тысячелетие, но вряд ли помнят время, когда разномыслие в обществе достигло бы столь ожесточённого градуса (за исключением Гражданской войны и коллективизации, но это всё же другая тема).

В августе 1991 года на митинг после провала ГКЧП пришли от семи до десяти тысяч новосибирцев, люди понимали, что меняется режим правления в стране, однако никакого излишнего, дьявольского озлобления в ту пору не чувствовалось — это там, где-то далеко, может быть, в Москве бурлили смертные страсти, а у нас ощущались тревога, опасения, надежды — но не звучало площадных оскорблений и угрозы вешать кого бы то ни было на фонарях. Выступали Индинок, Кац, Никульков, депутаты разной политической ориентации — все говорили разумно. И в 1993 году гроза обошла наш город стороной. И выборы самых разных уровней не приводили к публичным позорным эксцессам на всю страну.

А ныне? Символ столицы Сибири, культурная и архитектурная жемчужина Новосибирска наш театр оперы и балета стал даже не камнем, а булыжником преткновения! На площади Ленина, под памятником, возможно, самому жуткому безбожнику двадцатого века, 29 марта собрались тысячи верующих на молитвенное стояние в защиту православных святынь, собрались с благословения митрополита. Но принесли лозунги, казалось бы, неожиданные для смиренных прихожан — вроде «Долой пятую колонну!» Воистину, не мир принёс я вам, но меч. Причём главным оратором на митинге православных оказался двухметроворостый боксёр, рекламный брат «снежного человека», член партии «Единая Россия» Николай Валуев, ранее известный в среде поклонников под прозвищами «Никола Питерский» и «Коля-кувалда». И этот игумен вокруг гумен?

Спустя неделю после шумного протеста верующих на той же площади, под той же статуей жестокосердного душителя всякого инакомыслия состоялся ответный митинг «За свободу творчества». Тональность этого мероприятия, слава богу, оказалась на градусы ниже и значительно позитивней.

Но ладно бы в городе наблюдалось только противостояние между светской и церковной общественностью, так нет же. Вот приехал в Новосибирск технический человек для организации телемоста с Михаилом Ходорковским. Всё по закону, всё разрешено. И вдруг средь бела дня в центре города приезжий техник коварно нападает на местного бывшего спецназовца с целью присвоения в личную собственность его скромного сотового телефона; москвич естественным образом оказывается лицом в луже, а затем с грязной, извините, рожей сидит в полицейском участке. Любого человека повози по грязи — он станет похож на хулигана. И вот пока приезжий хулиган даёт бессмысленные пояснения по поводу своего удивительного поведения, приличные площадки мегаполиса одна за другой вежливо отказывают организаторам в их нехитром мероприятии. В итоге телемост с бывшим миллиардером, отсидевшим десять лет за колючкой, организовали в маленьком бассейне, едва ли не в бане.

Что ж, помыться всегда полезно, но почему нельзя послушать интересного, опытного человека в нормальных условиях?

Ещё древние мудрецы твердили: мысль не наказуема! Там и желающих-то было человек семьдесят. (Кстати, мнимый грабитель после мероприятия благополучно отбыл восвояси.)

Можно привести череду смешных и возмутительных — разных — примеров общественного нездоровья города, привыкшего гордиться своими академиями, университетами, институтами и театрами. Словно символический занавес — тот самый, железный — окружил Новосибирск, и одна за другой якобы сатанинские музыкальные группы и прочие недружественные гастролёры отбрасываются прочь суровой преградой.



«Вот будет смешно! Вылезаю — а люди вниз головой! Как их там зовут?.. Антипатии, кажется...»

Ничто не ново под луной. Существовала когда-то легенда о чудовищах-антиподах. Слово это греческое: анти — против, подос — нога, то есть те, кто ходит ногами вверх, а головой вниз. Так называли обитателей противоположной половины земного шара, а затем, уже ближе к нашему времени, антиподами стали именовать людей с противоположными взглядами, вкусами или чертами характера.

О том, что Земля круглая, люди знали давно. Пифагор ещё в шестом веке до нашей эры доказал это математически, а Платон и Аристотель рассуждали об этом уже на основании эмпирических наблюдений. Учёные поздней античности вовсе не сомневались в шарообразности Земли. Об этом знал Птолемей, автор «Альмагеста», знал и Эратосфен, вычисливший довольно точно длину меридиана.

Античные знания перешли к мыслителям Средневековья. Указания на круглую форму Земли есть в поэме Данте «Божественная комедия», есть в трудах святого Августина, Оригена, Альберта Великого, Фомы Аквинского, Роджера Бэкона. В седьмом веке Исидор Севильский вычислил длину экватора — и весьма точно.

Однако до плаваний Колумба и Магеллана в христианском мире распространялись сказки о том, что Земля плоская, что она покоится на спине кита, слона или черепахи, которые, в свою очередь, стоят ещё на ком-то, а тот неведомым образом висит в эфире или плавает в воде. Таких сказок много, и они забавны, и всем известны.

Зачем церковь поощряла эти выдумки, если её отцы имели научную информацию о шарообразности Земли? В итоге ведь всё открылось.

Да, открылось, но идея плоского мира сильно задержала развитие мореплавания: ибо куда плыть, если корабль обречён свалиться в кромешную бездну? Вместе с мореплаванием отставали от нормального прогресса наука, торговля, промышленность, культура.

Почему? Ответ прост: церковь всеми силами пыталась сохранить как можно дольше своё интеллектуальное, моральное и духовное доминирование на территории ойкумены. В течение полутора тысяч лет христианские теологи внушали как святую истину идею универсального характера искупительной жертвы Иисуса Христа: он пострадал за всё человечество. Но в эпоху великих географических открытий выяснилось, что на планете спокойно проживают многочисленные народы, вовсе не знакомые с моральными догмами Библии. Это весьма и весьма осложнило деятельность иерархов церкви, им пришлось принять вызов времени и начать активную проповедь в новых условиях и в разных точках планеты. В числе прочего им пришлось признать, что страшные и загадочные антиподы имеют нормальную походку, что дождь падает на них сверху, а не снизу, что они такие же люди, хотя и имеющие своё понимание мироустройства.

Казалось бы, тут и сказке конец. Однако антиподы продолжили активное существование на Земле — уже во втором значении этого слова, как люди с противоположными взглядами, убеждениями, характерами и вкусами. Они живут среди нас, более того, многие из нас — антиподы друг другу. Казалось бы, чем богаче палитра, тем веселее картина: пусть расцветают тысячи цветов! Но, видимо по старой спасительной привычке консервативные деятели разных сфер и направлений по-прежнему антиподов серьёзно опасаются, их не хотят понимать, с ними не желают общаться, а их родиной считают далёкие земли — за морями и горами, в тридевятом царстве.

Пусть они ходят ногами вниз, пусть они дышат, как мы, но всё равно их культура нам чужда, их нравы чужие, их наука хуже нашей, и вообще они мечтают нас поработить, а земли наши оккупировать.

Что же будет, если однажды человечество встретится с настоящими инопланетянами, не похожими даже внешне на людей и действительно ходящими вниз головой? Или круглыми, как шар; или похожими на собак, или на пауков, или на кактусы? Станем дружно кричать: защитим святыни — спасём Землю?


Ян Гус считал, что нельзя слепо подчиняться церкви, нужно думать самим, применяя слова из Священного Писания: «Если слепой поведёт слепого, оба упадут в яму»

Когда-то давно героя чешского народа Яна Гуса объявили еретиком и возвели на костёр. Уже из разгоравшегося пламени мученик приметил старушку, принесшую вязанку хвороста: её уверили, что она вершит благое дело. «О, святая простота!» — с горькой усмешкой воскликнул чешский патриот, боровшийся за счастье именно таких старушек.

На площади перед оперным театром на молитвенном стоянии было немало пожилых женщин с иконами в руках. Возможно, они не смотрели ни одного спектакля и даже не знают, как открывается дверь в этот храм Мельпомены; но в другом храме им сказали — вас оскорбили, над вами надругались, и простодушные старушки озабоченно понесли свои охапки дров к общему костру.

Между прочим после казни Яна Гуса в Чехии разгорелись многолетние гражданские войны.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!