Утечка мозга

 Лена Шкарубо беседует с русским учёным из Швейцарии  1.09.2011, 06:23

Елена Шкарубо
журналист, соучредитель Сиб.фм
были упомянуты
подходящие темы
Утечка мозга

Алексей Денисов — молодой учёный из Новосибирска, который уже десять лет живет и работает научным сотрудником в институте Поля Шерера в благополучной Швейцарии. Каждый год он с семьей приезжает на родину — навестить родственников, но возвращаться насовсем не планирует. Что держит его за границей, выяснял корреспондент Сиб.фм.


Алексей с семьей живет в городке Виндиш в сорока километрах к западу от Цюриха.

Сейчас тебе 29 лет, получается, что в Швейцарию ты уехал в 19, уже отучившись в Новосибирском госуниверситете. Как успел?

Сложились два обстоятельства. Во-первых, в Базельскую аспирантуру тогда можно было поступить с дипломом бакалавра, после четырех лет обучения. А во-вторых, я школу в 15 лет окончил. Пришел в первый класс, а через полгода меня перевели во второй.

Ты — вундеркинд?

Ну, скажем, умнее среднего. Сам я себя вундеркиндом не считаю, думаю, что для этого нужно отличиться чем-то большим, чем перескочить через класс. В 1997 году НГУ был единственным вариантом дальнейшего роста для успевающих учеников Академгородка, поэтому предстояло только определиться, на какой факультет поступать.

Что выбрал ты?


«Если все человечество утопить в Ладожском озере, то вода в нем поднимется на несколько сантиметров»

У меня, наверное, врожденная предрасположенность к естественным наукам. В детстве любимой книгой была «Занимательная физика» Перельмана. Хотя очень впечатлило знакомство с компьютерами — нравилось играть и писать программы. Если бы тогда в НГУ была специализация «программирование», я бы пошел туда. А так большую роль сыграл случай. И моя мама. Она пристроила меня на летнюю практику при Станции Юных Натуралистов, оттуда я попал в команду детей для исследования экологического состояния речки Нижняя Ельцовка. Мы собирали гербарии, оценивали видовое разнообразие — это был первый научный проект в моей жизни. Потом мы выступали на школьной конференции, взяли два призовых места (кажется, у меня было первое), по инерции участвовали в областной экологической олимпиаде, где я тоже победил. Мне было лет 13-14 тогда. Когда листали брошюру НГУ, увидели там специальность «Экология». Описание было очень интересным, к тому же, в программу обучения входили математическое моделирование и вычислительные методы, что давало возможность реализовать мою страсть к программированию. Но само название специальности оказалось обманчивым.

Почему?

В обиходе под экологией понимают, в основном, greenpeace, защиту животных и окружающей среды, и я знаю людей в нашей группе, которые разочаровались, когда узнали, что в НГУ им придется учиться по программе химического отделения, дополнительно усиленной по математике и биологии. А мне понравилась наша программа обучения, потому что она серьезно расширяла кругозор по сравнению со стандартной программой химиков. Однако непосредственной выгоды эти дополнительные предметы не давали — в итоге студенты-экологи шли на те же кафедры, что и студенты-химики, и вложенные в них дополнительные средства не оправдывались. Через несколько лет нашу специальность закрыли.

Почему ты решил уехать? Что этому способствовало?

Во-первых, пугало экономическое положение. Дефолт в 1998 году, денег мало, стипендии хватало только на проездной на автобус, а прожить на зарплату младшего научного сотрудника было, казалось, невозможно.

Серьезную роль сыграли лекции по экономике и книжка Паршева «Почему Россия — не Америка». Я не помню точно, было ли что-то идеологически вредное в самих лекциях, но они хорошо подготовили почву для книги Паршева, в которой экономика рассматривалась как раз на таком базовом уровне.

После прочтения этой книги сразу очень хотелось уехать за границу и никогда не возвращаться.

Наконец, я пошел проторенной дорогой — двое моих знакомых уехали в аспирантуру в Базель, воспользовавшись знакомством между нашими и швейцарскими профессорами, и в письмах всячески расхваливали новую жизнь. Я поступил так же и 1 сентября 2001 года, получив диплом бакалавра, уехал в Швейцарию — уже с контрактом и разрешением на работу. По рекомендации профессора Н.М.Бажина меня взял в свою группу профессор Джон Пол Майер из Базельскогоуниверситета Швейцарии. Тема его исследований — идентификация молекул, обнаруженных в межзвездном пространстве.


Джон Пол Майер — известный в своей области ученый, член Лондонского Королевского Общества (высочайший титул, сравнимый с нашим академиком)

Идея в том, чтобы создать в лаборатории условия, в которых могут образоваться подобные молекулы, например, пропуская электрический разряд через газовую смесь, расширяющуюся в вакуум. С помощью высокочувствительных методов лазерной спектроскопии нужно зарегистрировать как можно больше образовавшихся молекул и радикалов, а затем сравнивать полученные спектры с астрономическими, в надежде обнаружить совпадение. Если спектры совпали, значит удалось опознать еще одну молекулу — важное событие для ученых, изучающих межзвездную химию. К сожалению, такие совпадения случаются очень редко, а спектры измерять сложно, так что чаще всего итогом диссертации в группе Майера было измерение спектров нескольких молекул, ни одна из которых не совпала со спектрами межзвездных.

И этим занимались русские аспиранты?


Китай целенаправленно отправляет учиться студентов за границу, чтобы те, набравшись опыта и знаний, везли их обратно в свою страну

В том числе. Прагматичные швейцарцы не хотят тратить четыре года жизни на тщетные поиски экзотических молекул, поэтому чаще всего в подобных областях науки трудятся менее привередливые студенты из Индии, Китая или России. Правда, между китайскими и русскими аспирантами есть большая разница. Китай целенаправленно отправляет учиться студентов за границу, чтобы те, набравшись опыта и знаний, везли их обратно в свою страну. Особо отличившихся ученых дома уже ждут профессорские позиции — китайская наука растет и старается впитать все западные знания. Русская наука сейчас, скорее, на закате, поэтому наши аспиранты, наоборот, увозят полученные знания за границу — уровень теоретической подготовки по физике, математике у нас очень высок, но реализуются эти знания уже на Западе.

А вообще профессор Майер был очень доволен студентами из НГУ и каждый год брал оттуда одного-двух аспирантов. Как минимум 14 наших выпускников защитили диссертацию в его лаборатории. Когда закрыли специальность «экология», профессор Бажин перестал читать лекции студентам и уже не мог выбирать хороших студентов для Майера, хотя тот его просил. Он даже вешал объявления в НГУ («ищем аспиранта для работы в Швейцарии»), но почему-то уже никто не откликнулся. Сейчас в группе профессора Майера работают, в основном, студенты из Индии.


Швейцария охотно выдает разрешения на проживание для учащихся, но когда речь заходит о трудоустройстве — строго охраняет интересы своих граждан

Думаю, большинство наших студентов хотело после защиты остаться в Швейцарии — тут удобно, высокие зарплаты, замечательная природа, — но получилось не у всех. Швейцария охотно выдает разрешения на проживание для учащихся, но когда речь заходит о трудоустройстве — строго охраняет интересы своих граждан. У меня ушло полгода на то, чтобы найти себе тут работу, и еще полгода, чтобы на нее устроиться. Все это время я оставался в Швейцарии благодаря тому, что моя жена тоже поступила сюда в аспирантуру.

Ты не пожалел, что уехал?

Нет, но самая большая глупость, которую я совершил, как учёный — из тысяч лабораторий по всему миру выбрал не ту, куда мне хотелось или стоило пойти, а ту, куда меня легко взяли и где хорошо платили.

Я был наивен и молод, и никто меня не отговаривал, даже в деканате. Наверное, в 90-е уезжало так много студентов, что с этим уже смирились.

Если бы я мог посоветовать что-то себе тогдашнему, то предложил бы закончить магистратуру в НГУ (еще два года), а уж затем, набравшись опыта, выбирать место для аспирантуры за границей. Я считаю, что таким образом добился бы бОльших успехов в науке, именно как ученый.

Чем ты сейчас занимаешься?

Я исследую процессы горения методами лазерной спектроскопии — рад, что удалось найти более практичное применение своим навыкам. Планирую, в перспективе, перейти из академической науки в отдел исследований и разработок какой-нибудь фирмы. Как-то не сложились у меня отношения с чистой наукой.

Финансовое обеспечение научного сотрудника в Швейцарии достаточное?

5000 франков — средняя зарплата в Швейцарии. Один франк стоит примерно 34 рубля

Аспирант в Швейцарии получает очень много — около 3000 франков в месяц. Это примерно в два раза больше, чем платят в Германии, и также примерно в два раза больше, чем нужно, чтобы нормально прожить в Базеле. Скажем, 800 франков уйдет на оплату съемной однокомнатной квартиры, но можно и сэкономить, снимая многокомнатную квартиру вскладчину или поселившись в общежитии. Медицинская страховка здесь обязательна. Она стоит около 200 франков в месяц, но для студентов есть специальная за 80 — это не льгота, просто студенты молодые и меньше болеют. На еду, допустим, уйдет еще 500 франков — с учетом обедов в столовой. Остается еще уйма денег! Можно снимать двухкомнатную квартиру, жить с женой и ребенком и все равно не бедствовать. Если семьи нет — можно путешествовать, кататься на горных лыжах, в общем, жить красивой жизнью.

Научный сотрудник получает заметно больше — от 6000 франков и больше, в зависимости от должности и стажа. С такой зарплатой можно снять большую красивую квартиру за 2000-2500 франков или задуматься о покупке дома в ипотеку (если рабочий контракт — бессрочный). Налоги в Швейцарии невысокие — подоходный около 10% (в зависимости от зарплаты), еще примерно столько же уходит на социальные отчисления — пенсионный фонд, фонды помощи безработным, старикам и инвалидам. Впрочем, если уезжаешь из Швейцарии насовсем, то пенсионные накопления можно забрать с собой.

Зарплаты научного сотрудника в Швейцарии вполне хватает на то, чтобы обеспечить семью с детьми всем необходимым, включая летний отпуск.

Медицина, как я уже сказал, покрывается обязательной страховкой, хотя расходы в пределах выбранной франшизы (300-2500 франков в год) все равно нужно оплачивать самостоятельно. Впечатление от самой медицины смешанное. С одной стороны, больницы работают отлично, обслуживающего персонала хватает. С другой стороны, я к двум докторам ходил с больным горлом, они делали стандартный экспресс-тест на стрептококк, не находили его и говорили «ничего страшного, все само пройдет». А ЛОР в Новосибирске сказал, что миндалины нужно обязательно удалять. Я с этим диагнозом снова пришел к швейцарскому терапевту и добился от него направления к швейцарскому ЛОРу — тот подтвердил, что, конечно, надо удалять, и удалил (так я и познакомился со швейцарской больницей).


Жванецкий говорил: «Операции они делают удачно, они выхаживать не могут», так вот с выхаживанием в Швейцарии все отлично

На машину, говорят, уходит от 200 до 500 франков в месяц, включая страховку, техобслуживание, налоги и бензин. Я езжу на автобусе, поэтому мне нужен только проездной — он стоит 67 франков (2200 рублей) в месяц.

Если работают оба супруга, то нужно думать о детском саде, который стоит довольно дорого — около 1500 франков в месяц за пребывание в нем ребенка целый день. Найти свободное место в детском саду, как и в России, непросто.

Вы планируете возвращаться обратно?

Честно, с этим перспективы неопределенные. Пока что мы планируем оставаться здесь, возвращаться в Россию совсем не хочется. Мотивы не только финансовые — здесь просто приятнее жить. Наука в России шевелится пока слабо, промышленность тоже. Но просто так остаться в Швейцарии сложно — у них одни из самых жестких иммиграционных правил в Европе. Я тут живу и работаю почти десять лет, и все равно каждый год заново получаю разрешение на пребывание в Швейцарии — на следующий год. Если я уволюсь, мне тут же придется возвращаться в Россию. Но я рассчитываю получить постоянный вид на жительство, с которым уже смогу свободно менять место работы и рассчитывать на пособие, случись мне временно оказаться безработным. Не зря же я каждый месяц отчисляю деньги в этот фонд.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!