Сталкер

 Зачем нужен проводник в сфере здравоохранения  12.12.2011, 06:08
подходящие темы
Сталкер
Фотографии Андриана Козина

Елена Бобяк — врач по образованию и колумнист Сиб. фм, пять лет назад открыла медицинское агентство — первое и пока единственное в Сибири. Его цель — провести пациента в неизвестном и пугающем мире медицины по самому короткому и эффективному маршруту. Елена рассказала корреспонденту Сиб.фм, как узнать — кто из врачей лучший в своей области и почему докторам иногда нужно давать деньги.

В Сибири и в Новосибирске в частности существует культура обращения в подобные агентства?

Она сформирована за рубежом, мы же перешли из страны, которая декларировала полностью бесплатную медицинскую помощь достаточно высокого качества, но для всех одинаковую. Права выбора в принципе не существовало, за исключением, может быть, самого высокого начальства. И от этой культуры медицинской помощи мы постепенно переходим к тому, что, оказывается, помощь бывает хорошая и плохая, дорогая или очень дешёвая и далеко не всем её оказывают одинаково. И если у тебя есть деньги, то тоже не факт, что тебе окажут хорошую помощь, или, наоборот, будут деньги вытягивать. Сначала понимаем, что помощь бывает разной, потом — что она бывает и разная по цене, и что государство нам гарантирует далеко не самое лучшее. Уже где-то в конце этой цепочки мы понимаем, что вообще-то надо самому выбирать и собирать информацию и не всегда верить рекламе.

Допустим, мне нужно найти стоматолога в Октябрьском районе Новосибирска, где я живу. Там, к примеру, есть 359 частных клиник, есть поликлиники. Я захожу на какой-нибудь форум, начинаю читать отзывы о врачах и вижу, что врача Иванова Ивана Ивановича хвалят все.


На 12% вырос рынок платных медицинских услуг в Новосибирске в 2010 году

Это очень простой пример, потому что в случае с зубом всё понятно. Есть зуб, в нём кариес, и его надо либо выдернуть, либо вылечить, либо поставить коронку. И вы совершенно точно знаете, что надо искать либо хирурга, либо терапевта-стоматолога в конкретно заданном районе. А когда болит примерно в области эпигастрия, вы кого будете искать? Или голова кружится, что в таком случае делать? Порой просто не знаешь, с чего начать. А если у вас при этом много денег, то вам совсем плохо — первый попавшийся специалист может лечить до умопомрачения. Для меня вот, например, показатель очень высокого профессионализма, когда врач говорит: извините, я вам не могу хорошо помочь, а вот в соседней больнице есть другой врач, он вам лучше поможет, идите туда. Таких профессионалов мы отбираем, как золотые крупинки. Потому что человеческие качества, как мне кажется, не менее важны, чем профессиональные.

Тогда как отбираются эти самые золотые крупинки?

Выстраиваются многоуровневые рейтинги, собирается информация: сначала общая, потом — где какие специальности есть, врачи, направления, лицензии — это, конечно, огромный массив информации, но он во многом бесполезен, кроме каких-то статистических вещей. После этого проводятся очень массированные опросы среди коллег, соратников по цеху, пациентов, ищутся отзывы в открытых источниках, анализируются сложные случаи, которые где-то сумели вылечить. Допустим, когда врач уже успешно сделал сто сложных операций, понятно, что он всегда будет на шаг впереди всех остальных. Это огромная работа, и, собственно говоря, она и занимает основное время: встречи с врачами, какая-то переписка, посещение конференций, симпозиумов. Как только ты перестал это делать, то уже не владеешь актуальной информацией.

Сейчас я могу сказать, что больше информации, чем у нас, нет ни у кого, даже у органов власти.

А возможно такое, когда врач для коллеги хороший, а для пациента он плохой или наоборот?

45000 человек занято в отрасли здравоохранения Новосибирска

Такое бывает. Когда я ещё училась в университете и работала в роддоме, у нас там был статный, видный, обаятельный гинеколог. Его обожали все женщины этого города, но среди врачей было абсолютно противоположное мнение, потому что он мог запросто назначить пять антибиотиков одновременно, так, на всякий случай. Но зато он умел произвести впечатление, сделать вид, что сделает всё возможное, чтобы вылечить.

Иногда спрашиваешь пациента: почему вы продолжаете там лечиться, когда за пять лет вам стало не лучше, а всё хуже и хуже? И не могут ответить, теряются так: ну, хороший же доктор.

Сидит же в головах у многих, что если врач хороший, чего он будет в больнице за три копейки убиваться.


Первое место по выручке от оказания медицинских услуг среди предприятий Новосибирска занимает ЗАО Медицинский Центр «Авиценна». В 2009 году его выручка составила 366 млн рублей

Не бывает хороших больниц, бывают хорошие врачи. В очень хорошей больнице можно найти очень плохого врача, к которому я никогда не отправлю. В серьёзных частных больницах больше хороших врачей, которые давно уже работают, давно зарекомендовали себя. Они просто отбирают кадры, фильтруют, и плохой врач у них не задержится никогда, потому что к нему люди ходить не будут.

Хороших врачей, к сожалению, в принципе становится меньше, если мы смотрим на поколение. Среди молодого поколения их уже меньше всего.

Право выбора может себе позволить только человек с большими деньгами?

Если, например, прийти и сказать: у меня вот такая болезнь, кто её лучше лечит и где, какими методами? Эта информация будет стоить от 500 до 1 000 рублей. А если, например, в городе Югорске лежит бабушка в маленькой больнице в коме после геморрагического инсульта, и медики в этой больнице говорят родственникам, что непонятно, что делать, и нужна консультация нейроанестезиолога, причём очная. Тогда нужно найти нейроанестезиолога, который бы согласился поехать в город Югорск, проконсультировал там пациентку, внёс коррекцию в лечение и принял решение. Вот это будет стоить, конечно, дорого.

Одна из функций, которые вы выполняете, называется оптимизацией затрат на лечение.


Сheck up — англоязычный термин, который пришёл в медицину из техники, где означает периодическую проверку исправности машины, её систем и узлов, оценку их износа и оставшегося ресурса

Это как раз то, чем мне нравится заниматься больше всего. Есть такое понятие «чек-ап» — за рубежом достаточно популярное. Человек приезжает, платит сколько-то денег и полностью проходит обследование. Мне вот такой подход не близок, потому что, во-первых, это очень дорого, во-вторых, у человека, как правило, есть какое-то одно слабое место. У кого-то болит позвоночник, и он им занимается годами, у кого-то язвенная болезнь желудка, и приходится решать проблемы с режимом питания, с каким-то лечением. В Германии чек-ап стоит 2500–3 000 евро, мы можем обследовать раз в10-15 дешевле. Причём составить удобное расписание, чтобы это сделать за один-два дня. После получения результатов мы организуем консультации и даём рекомендации по методу лечения и образу жизни, что немаловажно, потому что этот момент упускают.

Мне женщина звонила вчера из Юрги с жалобами на позвоночник. Он начал у неё болеть ещё в юности. Когда-то давно в НИИТО ей поставили диагноз — несостоятельность пояснично-крестцового отдела, прооперировали. Через десять лет у неё было то же самое, снова прооперировали, на этот раз в Новокузнецке. Мне она звонит с вопросом: где ещё операцию сделать? Просто никто не сказал ей, что теперь по жизни надо делать гимнастику.

Вообще при лечении многое зависит и от пациента?

60% россиян недовольны уровнем медицины в России

Я вчера читала доклад на заседании ассоциации частных практикующих врачей о новом законе по охране здоровья. Там огромные статьи, главы, посвящённые обязанностям врачей, медицинских работников. И только маленькая глава из трёх пунктов — об обязанностях пациентов. Когда у человека бронхиальная астма, и он при этом курит — это его ответственность, а не врачи плохие. Огромное желание чуда — получить зелёную таблетку, которая тебя вылечит — сидит в каждом человеке, но так не бывает. Не могут врачи избавить от всех болезней, особенно от болезней образа жизни. Я могу в самом начале сказать, что не могу вам ничем помочь. Когда понимаю, что проблема не в том, что человек не может информацию найти или не знает куда пойти, а в том, что он ищет чего-то принципиально другого, чего не существует в природе.

Недавно был пост на форуме. Человек пишет: был иридоциклит, заплатил МНТК деньги, и меня не вылечили, пусть они деньги вернут, потому что они такие гады. На самом деле, это годами лечится, это очень тяжёлое заболевание.

То есть врачей-волшебников не бывает.


По данным Лиги защиты пациентов, в России около 50 тысяч человек умирают из-за неправильно оказанной медицинской помощи

Не далее как сегодня ко мне приходила женщина, которая лечит довольно серьёзную проблему своей дочери, это проблема психоневрологического характера, и лечится долго, и методики бывают разные, но она нашла в интернете информацию о некой методике, которая за два сеанса лечит любую патологию подобного рода. Я попыталась ей объяснить, что это ваше желание поверить в чудо, но на самом деле это хуже, чем казино, потому что шансов выиграть в этой ситуации гораздо меньше. Не бывает таких методик, это реклама, это интернет. Человеку хочется верить, что так оно и есть, что сейчас приедут какие-то волшебники из Якутии и вылечат её дочку от многолетней болезни. Конечно, это не так.

Но разве в вашей практике чудес не бывало?

Было несколько чудесных историй. Например, звонит женщина и рассказывает ситуацию: лечу остеохондроз, а мне всё хуже и хуже, и ничего не помогает. Я слышу голос, измученный от боли. Прошу рассказать подробнее. Оказывается, в один из дней она подходит к машине и вдруг ощущает страшную головную боль. Она обращается к неврологу, он назначает ей УЗИ сосудов шеи и лечит остеохондроз шеи массажем. Я понимаю, что речь идёт о разорвавшемся сосуде головного мозга. Немедленно очень осторожно садимся в машину и едем в НИИТО. Там, естественно, обнаруживается разорвавшаяся аневризма, гематома. Тётенька родилась просто в трёх рубашках, прошла неделя. Вообще она могла умереть сразу или в любой из дней, когда ей делали массаж.

1018 медицинских учреждений насчитывалось в Новосибирске к концу 2010 года

Или, например, ко мне пришёл брат пациентки и сказал, что у него сестра умирает. Она уже двадцать лет болеет, сидит дома, никуда не выходит, у неё инвалидность, и она умрёт вот-вот. Мы взяли все документы, начали изучать, и понимаем, что женщине сорок с чем-то лет, скорее всего, после родов был какой-то психоз небольшой, потом начались панические атаки. Естественно, она обращалась к врачам, которые ставили разные диагнозы, лечили, но лучше не становилось. В итоге через двадцать лет она дома не оставалась одна ни на минуту и одна не выходила из дома. Мы собираем консилиум прямо у неё дома. Приглашаем эндокринолога, уролога, кардиолога. Оказалась, что у человека были классические панические атаки — довольно легко лечимое заболевание. Её хороший психотерапевт вылечил ровно за один год, и она пришла ко мне с большим букетом цветов и вязаными носочками, пришла одна и оказалась красивой невероятно.

Вы стоите на защите пациентов, я правильно понимаю?

Я не могу сказать, что защищаю врачей или защищаю пациентов. Я могу высказать своё независимое мнение. В основном, конфликт «врач и пациент» — это эмоциональный конфликт. Недоговорённость какая-то, где-то грубость, хамство, на самом деле просто нарушены коммуникации.

На прошлой неделе звонит внучка и говорит, что всё плохо: у бабушки уже третью неделю держится температура 39, мы её всё время сбиваем, участковый терапевт приходит, говорит: а что вы хотели, у вас ревматоидный артрит — и уходит. Антибиотиков бабушка не получает, у неё кашель, одышка и высокая температура. Давайте догадаемся, что у бабушки? Я ей говорю: дорогая внучка, диагноз «ревматоидный артрит» никак не исключает возможность пневмонии, ОРЗ, язвы желудка и много чего ещё. Вы мне описываете картину пневмонии. Бабушке сделали рентген? Нет, не сделали. А «Скорая» приезжала? Приезжала, но сказала, что у вас же ревматоидный артрит! Я говорю: вызывайте «Скорую» и дословно говорите: температура 39,3, состояние ухудшается, если вы её сейчас не берёте, пишите письменный отказ. Забрали через пять минут бабушку. Конечно, там была пневмония.

Мы учим, как со «Скорой» разговаривать, как с врачом поговорить, чтобы добиться цели, а не просто прийти поругаться, написать жалобу и уйти в растроенных чувствах. Получить бесплатную помощь реально всегда, только нужно потратить некоторое количество нервов, времени. Иногда я учу больных нагло давать деньги врачам. Когда пациент ночью в участковой больнице чёрт знает где, и у него сложная травма, нужно идти и предлагать деньги, потому что тогда вами займутся все.

Бывает, что вы оказываете помощь бесплатно?

Это происходит каждый день и не один раз. Консультирую на форуме периодически, у меня есть подшефные инвалиды. Звонит, например, девушка, которая лежит в одной из федеральных клиник в Новосибирске. У неё довольно тяжёлое заболевание, с неё взяли деньги за восемь дней, лучше не стало, и сегодня ей говорят: до свидания, мы не знаем, что с вами, лечить мы вас больше не хотим, идите куда-нибудь. У неё тяжёлая реакция, она на гормонах, ей нельзя никуда идти. Я ей достаточно долго, естественно, бесплатно объясняла, как ей нужно поговорить с врачом. Основная цель была, чтобы она лежала выходные в стационаре.

Тогда это бизнес или что-то другое?

Бизнесом это точно назвать нельзя. Цель бизнеса — зарабатывать деньги. У меня же цель — помогать людям. Я давно в себе копалась, чего хочу на самом деле, и поняла, что это — единственная возможность помогать людям так, как я хочу.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!