Разные уши

 Владимир Калужский о современной музыке за пределами эфирного времени  24.02.2015, 14:15

Лида Ратникова
творческая единица
&
были упомянуты
подходящие темы
Разные уши
Фотографии Веры Сальницкой

«А, ну это же из «Гарри Поттера», — так большинство из нас отреагирует, услышав музыку современного композитора Джона Вильямса, чьего имени никогда не встречал и вряд ли запомнит, как и имена Стива Райха или Оливье Мессиана. Фамилии же постоянных участников задорных субботних концертов на центральных каналах волей-неволей знает каждый. Между теми первые, и вторые представляют современную музыку, и у каждого есть свои слушатели. У вторых, правда, значительно больше и слушателей, и эфирного времени, и концертов в год. Но другая музыка настоящего времени существует, исполняется, завоёвывает сердца и умы. О понятии моды в музыке и о том, почему попса всегда будет популярней Мессиана, художественный руководитель Новосибирской филармонии Владимир Калужский рассказал в интервью Сиб.фм.

«Вы попадаете в новую звуковую страну, лабиринт, из которого или в панике ищете выход, или хотите остаться, потому что чувствуете что-то невероятное», — описывает варианты отношений с большой современной музыкой Владимир Калужский. Определиться в этих отношениях самостоятельно можно будет с 1 по 17 марта на фестивале современной музыки «мARTовский код» в Новосибирске, в рамках которого прозвучат различные программы актуальной музыки от этно и саксофона до григорианских хоралов и погружающих в транс композиций.

Почему появилась необходимость выделять концерты современной музыки в отдельный фестиваль? Почему ей не находится места в постоянном репертуаре филармонии?

Публика относится к современной музыке скептически, поскольку существует стандарт восприятия, именуемый «консервативностью слуха». Любой человек, который приходит на симфоническую или камерную программу, с удовольствием слушает то, что он знает. А новая музыка требует напряжения ума, и поэтому имеет небольшое количество слушателей. Это напоминает историю с авангардной или современной живописью, когда работы художников вызывали неоднозначную реакцию. И музыкальные программы нередко заканчивались скандалами. Когда Шёнберг делал вечера современной музыки, он повторял одну и ту же программу дважды, потому что понимал, что с первого раза это услышать нельзя.

В музыке существует понятие моды? Что сегодня модно?

Лет 60 назад в музыке прошёл период увлечения авангардом, эта музыка была принципиально не похожа на всё, что было прежде. Потом появилось понятие «минимализм», музыка, где не так много звучаний, повторяется одно и то же, это напоминает некое вхождение в транс, никаких подъёмов и спадов. И эта мода прошла, и через некоторое время пришло этно. И, наконец, ещё одно модное увлечение — это так называемая аутентика, музыка, исполняемая на инструментах той эпохи, в которую была создана. Говорят, эта мода возникла из-за бурного развития современных технологий.

Люди хотят слушать красивую музыку Баха, Генделя, Вивальди, так давайте будем играть её так, как они задумывали.

Сегодня эта мода перемешивается, акценты смещаются, трудно предугадать, что будет дальше.

Все направления, о которых вы упомянули, так или иначе проявлялись и в популярной музыке для более широкого круга. Кто у кого подслушивает в итоге?


3 часа 50 минут длится «Кармен» в Новосибирском оперном театре

Конечно, большая музыка диктует моду. Если предвзято посмотреть на родоначальников ритм-н-блюза, рока, станет очевидно, что они с удовольствием повторяли то, что делали классики. Это как если молодой человек, чтобы произвести впечатление на девочку, начинает говорить что он читал «Войну и мир», вторую часть. И дело не в том читал или нет — это момент престижа. Есть такой замечательный французский фильм «Шербургские зонтики», главные герои, молодая пара, прощаются перед тем, как ему уйти в армию. И для того чтобы проститься по-настоящему, они идут в оперу и слушают «Кармен» в знак принадлежности высокой культуре. Но для меня самым потрясающим было то, что после оперы эта пара идёт на дискотеку. То есть они всем теперь скажут, что смотрели «Кармен», совершенно чётко отметились в правильном кругу. А потом пошли развлекаться.

Почему тогда, если одно произрастает из другого, одна современная музыка считается большой, а другая — нет?

Любая музыка обладает магией звука. И люди талантливые с этой магией умеют обращаться, с её помощью воздействовать, зачаровывать. Разница такая же, как если человек просто берёт фотоаппарат и щёлкает родственников, или если снимок делает тот, кто понимает, что фотография — это искусство света. А мы вольно или невольно производим отбор.

Как же так выходит, что сегодня у большой современной музыки поклонников в разы меньше, чем у русской попсы?

Конечно, все люди разные, у них разные уши, разный слух, отсюда и большое количество вкусов. И колоссальное значение имеет раннее вхождение в систему звуков, некая культурная прививка, которой у большинства советских и постсоветских детей не было.


Киприда — прозвище Афродиты, которая, по преданию, выйдя из морской пены, впервые вступила на землю на Кипре

Путешествуя по Европе, я много раз наблюдал, как люди там ходят по музеям и смотрят живопись, которая у нас не котируется. Я вижу, что туда приходят дети, садятся на пол около картины и с интересом слушают об авторе, о том, какое направление в искусстве он представлял. Это и есть та самая прививка. Сродни чтению литературы: в 18-19 веке господствовало классическое образование, в его основе лежали греко-латинские языки, мифология, поэтому человек хорошо разбирался во всех отношениях жителей Олимпа. И если он встречал в тексте имя Киприды, у него не возникало проблемы с пониманием, как у нас сегодня. То же самое с музыкой: в кадетском корпусе или гимназии все обучались игре на фортепиано, поэтому так или иначе они в систему звуков входили.

Что делать тем, кто такую культурную прививку в детстве не получил?

Прививаться. Слушать и слушать. Конечно, от возраста многое зависит — молодые уши и глаза более податливы на новые впечатления, и чем старше человек, тем консервативней его восприятие. Всё очень индивидуально, самое главное не бояться «работы души». Надо делать над собой усилие: если мне скучно, я должен заставить себя прочитать эту книгу до конца. И, возможно, когда я заставлю себя её прочитать, передо мной откроются другие смыслы.

Что из программы «Мартовского кода» вы порекомендуете тем, кто только открывает для себя современную музыку?

Можно начать с концерта «Саксофон — образ века» , посвященного 200-летнему юбилею Адольфа Сакса. В России о саксофоне знают в первую очередь как о джазовом инструменте, хотя музыку для него писали и Дебюсси, и Прокофьев, и многие другие. Андрей Турыгин и компания представят различные линии развития инструмента, в том числе академическую и, конечно, джазовую. И ещё я бы порекомендовал «Техногенную поэму», которая будет исполнена квартетом «Фаэтон». Этот проект отвечает требованиям современного человека, жаждущего удивлений: произведения отцов-основателей минимализма в музыке дополнены выставкой аэрографических картин художника Вадима Салманханова.

Один оркестр будет исполнять живую музыку, а ещё два звучать в записи, слушателей ждёт такой эффект многомерности, звука в 3D.

И сама музыка, конечно, очень интересная, каждый из представленных композиторов по-своему «отзеркалил» технократическую эпоху.


Билеты на «Мартовский код» в продаже

Современная музыка отражает сегодняшнюю действительность? Она связана с политическими процессами, настроениями?

Есть разные взгляды на музыкальное творчество, некоторые считают, что музыка выражает нечто, другие — что ничего не выражает. Для музыкантов главное — процесс самовыражения. Когда я вам что-то рассказываю, я самовыражаюсь, это мой, так сказать, месседж. На каждое понимание существует непонимание, и если мы с вами вступаем в контакт, я буду стараться искать такие пути и ходы, чтобы вы не заснули, слушая меня. И композиторы это делают по-разному.

А как же гражданская позиция творца, реакция на происходящее?

Был такой художник Эжен Делакруа, который написал двойной портрет канцлера Австрии Метерниха и герцога Веллингтона, победителей Наполеона и душителей свободы в Европе. И когда критики спросили его, что он чувствовал, рисуя этих тиранов, Делакруа ответил очень художнически: «Меня больше всего интересовало сочетание красного и синего». Потому что у одного был красный мундир, у другого — синий. Если художник или композитор начнёт говорить, что он пытался выразить то или это, не верьте ему. Он хотел выразить себя.

Если вы занимаетесь творчеством, значит, из вас, извините, что-то прёт.

Когда дети что-то рисуют, когда подходят к открытому роялю и начинают барабанить, они выражают себя, не великую идею, а своё чувство звуков, ритмов. Это мы начинаем думать: что же такое важное он хотел сказать? А он просто самовыражался.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!