Мальчик с севера

 Как и зачем новосибирский школьник попал на Северный полюс  4.06.2015, 07:00
подходящие темы
Мальчик с севера
Фотографии участников экспедиции и Сергея Мордвинова

Одиннадцатиклассник Кирилл Матухно был единственным сибиряком среди участников восьмой молодёжной полярной экспедиции «На лыжах — к Северному полюсу!». В марте 42 кандидата в команду со всей страны собрались в Карелии на учебно-тренировочный сбор, по итогам которого 7 человек из Новосибирска, Перми, Екатеринбурга, Ставрополя, Кирова, Москвы и Московской области отправились на полюс. Корреспондент Сиб.фм встретился с Кириллом, чтобы понять, что такое повседневный командный героизм.

Подать заявку на участие в тренировочных сборах мне посоветовали в нашей Новосибирской федерации спортивного туризма. А вообще, интерес к Северу у меня появился после того, как прочитал книгу Эрнста Кренкеля «Четыре товарища». Она про советских исследователей, которые в 1937 году организовали свою дрейфующую станцию и 287 дней пробыли в экспедиции. Интересно было побывать на их месте.


Эрнст Кренкель оправился в первую арктическую экспедицию в 19 лет

После отбора в Карелии, где не только учитывали спортивную подготовку, но и давали задания на проверку интеллекта, мы наконец-то стартовали. Шли от станции СП-2015 («Центр Арктики») на лыжах. Задачей было преодолеть 110 км за семь дней. Когда мы только вышли из вертолёта, первое, что увидели, — это голубой лёд. Старый лёд обычно серый, а этот молодой — в нём много соли. Поэтому снег, который мы растапливали для еды, брали сверху очень аккуратно, 10-15 сантиметров, ведь ниже он солёный.

Самым большим испытанием, пожалуй, стали торосы — нагромождения льда. Арктика — это ведь не континент, а просто льды, под которыми четыре километра воды в глубину. И лёд из-за ветра постоянно дрейфует.

Льдины сталкиваются, и получаются образования. Самый длинный по протяжённости торос был метров тридцать. Его пришлось переходить не на лыжах, а пешком, на что мы потратили целый час. За это время два километра бы прошли.

Вот с погодой повезло, было довольно тепло — от −15 до −29, как у нас зимой. Правда, ночью иногда до −40 доходило.

Вообще, историями про суровый Север нас перед походом не пугали, просто готовили к возможным трудностям. Рассказывали, например, что делать при встрече с медведем: нужно найти торос повыше и залезть на него, так как медведь оценивает объекты только по росту, высоте. В принципе, это единственная опасность. Если у тебя есть гидрокостюм, то полынью, скажем, ты сможешь преодолеть. Необязательно даже уметь плавать — просто руками греби и всё, вода тебя будет выталкивать, тем более что она там солёная.

Что касается медведей или ещё какой-то живности, то мы никого не встретили. Людей тоже не видели, хотя один раз и натолкнулись на палатку.

Сами тоже жили в палатках. Понятно, что без них, а также тёплой одежды, топлива и, главное, мозгов там вообще делать нечего. Кроме этого, при себе у нас было оружие на всякий случай (норвежский карабин и два пистолета), спутниковый телефон с запасными аккумуляторами, спальники, сменная одежда. Последнее обязательно.

Всякое бывает, вдруг под лёд провалишься.

Одевались мы так: сначала тонкое термобельё, сверху стрейч (тоже термобельё, но потолще), потом носки тонкие и толстые, флисовые штаны, ветрозащитные штаны, тёплая кофта, ветрозащитная куртка, тёплые ботинки. На руках — варежки и верхонки. На привалах накидывали на себя ещё и пуховки.

Но всё же такое снаряжение не гарантирует, что ты не замёрзнешь, поэтому надо двигаться. Даже в −15 на привалах, когда дует ветер, весьма некомфортно сидеть, хотя ты и в пуховке (кстати, на голове шапка или балаклава). Так что больше двигаться и быстрей ставить лагерь — вот лучшее решение этой проблемы.


Балаклава была одной из деталей одежды «вежливых людей» в Крыму

Питались мы сублимированными продуктами: креветки, гречка, рис, творог, мясо, свёкла, сушёный хлеб. А также каждому в день раздавали по одной плитке шоколада, пачке печенья и халвы, по одному пакету с орехами и сухофруктами (вместо обеда) и четыре пакетика чая. Ещё мы брали с собой тесто для блинов — прямо на полюсе и жарили. У нас были переносные плитки и баки для них, в которые заливали бензин. И дежурных, конечно, назначали. Их задача — растопить снег и вскипятить эту воду. Потом каждый себе заваривал, что хотел.

Когда на пятый день вечером мы разбили лагерь и уже собирались спать, вдруг почувствовали сильный толчок. Вышли, а в пяти метрах от нас трещина и открытая вода. Буквально через пять минут всё это превратилось в полутораметровый торос. Ничего не оставалось, как перенести лагерь на другую льдину.

Два часа мы не спали, получается.

Когда мы почти дошли до полюса, конечно, радость и эйфория была. Но дул очень сильный ветер, и нас с флагами то и дело уносило назад — они будто в парашюты превратились. Только мы всё равно установили их на «финише».


Полярный день и полярная ночь длятся на Северном полюсе по полгода

И когда ты вот так идёшь навстречу ветру, преодолеваешь километр за километром, в голове возникают мысли всякие. Бывает, чувствуешь — всё, устал. Но какой-то внутренний голос повторяет: «я всё преодолею», «раз уж я сюда попал, то надо больше трудиться и меньше ныть», «дома отдохнём физически, зато психологически тут легче — ведь надо просто идти, идти...».

Всё же, несмотря на усталость, нельзя было не заметить прекрасное. Мне понравился тот голубой лед, понравилось небо... Я просто восхищён пейзажами, которые увидел на Севере.

По мне, так ледяная пустыня гораздо лучше песчаных или каменных, где целый день жара и ты ничего не можешь изменить.

А здесь теплее оделся — тебе тепло, жарко — снял лишнюю одежду. Удобно.

Больше всего, конечно, поразила команда (среди нас были и девушки): собрать незнакомых друг с другом людей, которые за пять дней смогли не только сработаться, но и подружиться, почувствовать ответственность за ближнего — это серьёзная работа, я думаю.

Наши руководители Борис Смолин и Матвей Шпаро (известные полярные путешественники, — прим. Сиб.фм) как раз и говорили, что в восьмой раз им везёт с составом экспедиции. Сами они, конечно, оба романтики. Входят в Книгу рекордов Гиннеса как первые покорители Северного полюса ночью — они шли от континента 84 дня полярной ночи, 1100 километров. Рассказывали про переправу через Гренландию с инвалидом-колясочником.

Я бы с удовольствием вернулся на Север. Может, ещё и потому, что к такому ритму жизни я привык. В прошлом году был в походе второй категории сложности в Хакасии. Он мне показался намного тяжелее физически. В этом году пойду на Алтай. В будущем я думаю заняться программированием, но путешественник во мне не умрёт. Земля большая, её надо узнавать.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!