Разговор в темноте

 Немецкая художница Ханна Хурциг — о своём аппарате по рассказыванию мёртвых текстов  31 мая, 07:00
Разговор в темноте
Фотографии Ильнара Салахиева

Ханна Хурциг — куратор и основатель перфоманс-проекта Mobile Academy Berlin. Самая известная инсталляция художницы «Чёрный рынок полезных знаний и не-знания» прошла в Париже, Берлине, Вене, Варшаве, Тель-Авиве и других крупнейших городах Европы и Ближнего Востока. «Разговоры из тёмной комнаты» — первый проект Ханны, сделанный в России, его премьера состоялась в рамках «Ночи музеев» в Новосибирске. Основной темой перфоманса стал второй том романа Николая Гоголя «Мёртвые души», который Хурциг попыталась воссоздать. Художница рассказала корреспонденту Сиб.фм, по какому принципу отбирала известных людей Новосибирска для проекта, почему Чичиков актуален для Новосибирска и при чём здесь Павленский.

«Разговоры из тёмной комнаты» — это серия монологов экспертов в разных областях — филологов, врачей, экономистов, актёров и антропологов — в специально отведённых «комнатах» в пространстве элитного новосибирского универмага Lukse. Общая тема выступлений — забытые, утраченные и вымаранные тексты, главный из которых — второй том «Мёртвых душ». К каждому монологу любой посетитель перфоманса имел возможность подключиться с помощью наушников и специальной аппаратуры, а также записаться на консультацию к эксперту, внеся символическую плату в один рубль.


Более 1800 человек посетило «Разговоры из тёмной комнаты» в Новосибирске

Новосибирск — первый российский город, где вы реализовали свои проекты. Почему вам было интересно поработать здесь?

Меня пригласили сюда. У нас был совместный опыт работы со Штефани Петер, директором Гёте-Института в Новосибирске, в 2004 году в Варшаве. В то время это тоже был большой, сложный и масштабный проект. Поэтому госпожа Петер уже знала, что у меня есть интерес к Восточной Европе. Я также работала в Литве и Эстонии. И когда получила предложение приехать в Новосибирск, сразу согласилась.


«Чёрный рынок полезных знаний и не-знания» — перфоманс Хурциг об «усовершенствованном, исправленном и умершем теле»

Похожи ли «Разговоры из тёмной комнаты» на «Чёрные рынки»?

У любого художника, который занимается подобными проектами, уже есть свой репертуар, идеи. Художник также знает о своих предпочтениях: какие краски использовать, на каких полотнах рисовать. Меня в первую очередь интересует диалог, разговор между двумя людьми. Также меня всегда привлекала возможность создать общественное пространство внутри художественного. Ещё важно найти темы, которые будут интересны в том месте, где я работаю в данный момент. Эти составляющие я использую в различных проектах в разных комбинациях, но при этом «Разговоры в тёмной комнате» отличаются от классического «Чёрного рынка».

Когда госпожа Петер впервые вошла и узрела «Тёмную комнату» воочию, она немножко испугалась, так как это кардинально отличалось от «Чёрных рынков», которые она видела до этого. «Чёрный рынок» — это чётко организованное пространство, которое имеет явные отсылки, эта аллегория абсолютно ясна и понятна. А здесь у нас пять разных площадок, которые по-разному выглядят. У каждой из них есть свой определённый ритм, в них работает разный ансамбль экспертов, они между собой, по сути, мало чем связаны.

18 «Чёрных рынков» провела Mobile Academy Berlin

Какие идеи у вас были для основной темы разговоров, и почему в итоге вы остановились на «Мёртвых душах» Гоголя?

В качестве исходной идеи для новосибирского проекта я хотела найти такую российскую книгу, с которой случились какие-то проблемы: либо она не была опубликована, либо уничтожена, либо запрещена. Мне нужен был текст со сложной судьбой, поскольку мне было интересно «оживить» утраченный текст. Я знаю, что устная традиция в России очень сильна. И были различные варианты: мы рассматривали последнюю книгу Набокова «Лаура» — от неё остались только фрагменты; протоколы судебных заседаний Бродского. Самым лучшим в итоге оказался Гоголь и его «Мёртвые души», в том числе и потому, что Новосибирск — это коммерческий город, город торговли.

Можно сказать, что Чичиков — в какой-то степени прототип обычного новосибирского сословия.

Как вы выбирали экспертов?


Идею для сюжета романа «Мёртвые души» подал Александр Пушкин

Это, опять же, исходило от идеи попытаться написать второй том «Мёртвых душ». Мы задали себе вопрос: если бы он всё-таки был написан, то что бы в нём происходило? Был бы Чичиков опять в дороге? Едет ли он по-прежнему в бричке через всю страну? Поэтому в числе экспертов — путешественники, которые в своей повседневной профессиональной жизни много странствуют и могут рассказать, что такое путешествия в сегодняшней России.

Помимо этого, Чичиков очень рано догадался, что такое кредит и займ. Поскольку в России сейчас очень большая проблема с кредитами и ипотекой, мы выбрали экспертов в вопросах финансов: учёных и банкиров.

Нам показалось, что мёртвые души именно как мёртвые души тоже являются героями романа Гоголя: они одновременно и присутствуют в нём, и их там нет, но они занимают очень большое место.

Поэтому мы искали экспертов, которые могут рассказать о пограничном состоянии между жизнью и смертью.

Поставив эти цели, мы и искали людей. С каждым экспертом мы встречались по два-три раза.

Было сложно объяснить им их задачу?

Не сложнее, чем где бы то ни было. Конкретное задание для каждого эксперта было простым: ему нужно в течение 45 минут общаться со зрителем. Театральный элемент во всём этом — сама площадка и её оснащение. А люди, которых мы пригласили, говорили так, как они это делают в своей профессиональной жизни. Из всего спектра знаний, которым они обладают, им нужно за 45 минут рассказать небольшой его кусочек. Конечно, очень сложно просить специалиста говорить интереснее и сложнее, чем он обычно это делает.

Какую роль играет символическая плата в один рубль, которую человек вносит, чтобы поговорить с экспертом?

Я всегда приветствую, когда небольшое количество денег вращается внутри моей инсталляции. Это важная часть нашей жизни, наша повседневность. При этом у нас есть очень мало хороших историй о деньгах. Именно этот абстрактный и абсурдный момент купли-продажи важен: когда человек платит за что-то, подсознательно у него есть ощущение, что он имеет право что-то требовать.

Универмаг — это случайно выбранная площадка, или так было задумано изначально?

Это первый раз, когда я делаю что бы то ни было в универмаге, и мне это очень нравится. Само здание подходит к нашей теме идеально. В нашем распоряжении оказалось гигантское пространство в 800 квадратных метров. Как будто посетитель идёт по длинному коридору, и станции расположены одна за другой.

Насколько важную роль в действии играют посетители?

Это хороший вопрос, поскольку для моих инсталляций зрители крайне важны. Я всегда строю инсталляцию с точки зрения зрителя: что он увидит, когда зайдёт. Что он встретит за углом? Я всегда знаю, сколько людей мне нужно, чтобы пространство было заполнено в нужной степени.


Более 20 экспертов приняли участие в «Разговорах из тёмной комнаты»

По факту зрители — тот элемент, который активирует инсталляцию, заставляет её работать. С одной стороны может показаться, что у нас речь исключительно о говорении, потому что вся инсталляция — это разговоры. Но по факту главное, что эти разговоры будут услышаны. Лишь тогда, когда собирается большое количество людей, которые, надев наушники, прислушиваются к разговору, — всё начинает работать в полную силу. Мы не нацелены на какую-то определённую публику: она должна быть очень разношёрстной, разносторонней, необязательно из сферы искусства.

Разговоры происходят одновременно. Посетитель не может услышать всё происходящее. Это тоже часть замысла?

Мне важно дать зрителям возможность выбирать. Когда человек осознанно решает послушать один разговор, он также осознанно понимает, что другой он при этом пропускает. Этот момент заставляет зрителя принимать решение, а не сидеть и смотреть всё подготовленное по порядку. Ты должен сам быть активным, думать и решать, что тебе нужно в данный момент.


Каждое психиатрическое освидетельствование признавало Павленского вменяемым

Одна из тем для обсуждения на инсталляции — личность и деятельность художника Петра Павленского. Как он соотносится с остальным действием?

Это было чистой воды совпадением, когда я узнала, что он планирует издать книгу бесед. Тогда он мне начал становиться интересен как художник, и я поняла, что искусство составляет очень маленькую часть того, что происходит вокруг Павленского. Существуют обсуждения, сплетни, слухи, домыслы вокруг его искусства. О нём говорят все: представители власти, судебные инстанции, его друзья-художники, пресса.

Одним своим поведением он вызывает большую дискуссию, и эта дискуссия очень летучая: она появляется и исчезает. Именно этой текучести и летучести мы даём площадку: мы даём ей место, где она может жить.

Поэтому мы делаем ударение на том, что мы именно сплетничаем, а не просто говорим о Павленском.

В рамках моего проекта мне нужна была личность, которая вызывает вокруг себя много споров и разговоров. И этот художник (а он однозначно художник) создаёт вокруг себя огромное поле обсуждений, одобрений, разговоров. Именно поэтому мы выбрали для этой площадки декорации типичной российской кухни, поскольку знаем, что на кухне охотно рождаются сплетни и там же остаются.

Были ли эти разговоры записаны? Можно ли будет их прослушать ещё раз?

Обычно наши акции записываются, и все диалоги мы выкладываем в специальный архив на наш сайт. Здесь будет так же. Возможно, мы даже создадим по итогам документальный фильм-инсталляцию, который будет показан в других российских городах.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!