Живущие в сети

 Как устроена мобильная сеть, и почему важно знать своих соседей  11.09.2014, 08:30

Полина Кузнецова
автор текстов, спецагент
&
были упомянуты
подходящие темы
Живущие в сети
Фотографии Романа Брыгина

Качество мобильной связи для абонента — пожалуй, главный показатель при выборе сотового оператора. Возможность в любое время позвонить, отправить SMS или выйти в интернет сегодня мы воспринимаем как нечто само собой разумеющееся. А ведь ради этого трудятся десятки и даже сотни специалистов, о работе которых обычный абонент даже не догадывается. Компания «МегаФон» решила раскрыть парочку своих секретов и предложила корреспонденту Сиб.фм понаблюдать за дежурной измерительной бригадой.

Когда сотрудники пресс-службы новосибирского «МегаФона» сообщили, что меня на остановке заберёт мобильный центр измерений и оптимизации сети, я ожидала увидеть гигантскую машину, обвешанную антеннами и прочими техническими приспособлениями. На самом деле меня ждал с виду обычный автомобиль Toyota.

— Мы ничего не забыли? — пытаюсь начать разговор я, но инженер по измерениям и оптимизации радиосети Сергей Желудков успевает меня опередить:

— Всё, что нужно для работы, уже здесь. Знакомьтесь — измерительный комплекс TEMS Investigation, — специалист открывает сумку и достаёт оттуда портативный компьютер, пять телефонов и внешний GPS-приёмник.

И ноутбук, и телефоны оказались специальными — ещё на заводе их оснащают дорогостоящим программным обеспечением, которое собирает всю служебную информацию о работе мобильной сети. По USB-кабелю данные передаются на компьютер, там хранятся и обрабатываются. Стоит это неприметное на первый взгляд оборудование более миллиона рублей!

— Комплекс действительно дорогой, потому что состоит из пяти телефонов — по одному на каждого оператора связи. Когда мы выезжаем на измерения, то «видим» работу не только своей сети, но и сетей конкурентов.

Как только машина двинулась в путь, Сергей закрепил телефоны на лобовое стекло, запустил программу на ноутбуке, и через некоторое время трубки начали автоматически звонить.

Большой объём работ по измерению качества сети можно провести в автоматическом режиме, не выезжая, как говорится, в поля. Задача TEMS — анализировать качество работы сети именно с точки зрения живого абонента. Вот сейчас один телефон звонит на автоответчик, который воспроизводит ему заранее записанный звуковой файл с голосом живого человека. TEMS его слушает и сравнивает с эталоном, хранящимся в памяти. «Бульканья», хрипы, шумы, железный оттенок во время разговора — это всё может зафиксировать программа на ноутбуке в режиме реального времени. Всем звонкам TEMS выставляет оценки за качество — от единицы до пятёрки.

— Если программа оценила звонок на «удовлетворительно», то это уже повод разбираться — лог-файлы из TEMS мы подробно изучаем у себя в офисе с привлечением коллег из других служб. Сейчас все звонки у нас проходят с оценкой «отлично».

— А что вообще влияет на качество связи? Почему появляются пресловутые эхо, «бульканье» и прочее?


Первый звонок в сети мобильной связи состоялся 3 апреля 1973 г. Экспериментальный телефон Motorola DynaTAC мог работать от заряда батарейки всего 20 минут

— Причины разные. Бывают случаи, когда чехлы для смартфонов в области динамика прилегают неплотно, в результате появляется эхо. Очевидно, что дело тут не в сети. А бывает, что причина на нашей стороне. «Бульканье» и выпадение слов в ходе разговора могут быть причиной недостаточного уровня сигнала в конкретном месте. Или, наоборот, переизбытка сигнала, когда радиоволны соседних базовых станций с одинаковыми частотными каналами накладываются друг на друга. Просчитать точную математическую модель покрытия невозможно, поэтому реальное поведение сети можно определить опытным путем. Наша задача — как раз выявлять такие нестандартные места.

— И что потом?

— Наступает та часть работы, которую мы называем оптимизацией. Улучшить связь в конкретном районе можно установкой новой базовой станции или путём корректировки антенн уже существующих передатчиков.

Например, в спальном районе города начинают строить новое здание. Чтобы у будущих жильцов хорошо работала связь, инженеры «МегаФона» поворачивают антенну в сторону, чтобы базовая станция обеспечила покрытием и новый участок.

По ходу разговора с Сергеем я изучала экран служебного ноутбука. Там на карте Новосибирска пестрили бирюзовые треугольники — базовые станции. У каждой станции своя территория покрытия, в пределах которой она отвечает за абонента. Когда мы перемещаемся по городу, наш телефон меняет одну станцию на другую, вернее, станции передают его «из рук в руки». Сеть станций — сложный и умный механизм. Когда базовая станция понимает, что абонент всё больше удаляется, сигнал становится слабее, она делегирует обслуживание телефона своей «соседке». Например, телефон тех, кто едет в Академгородок с Речного вокзала, побывает в зоне действия трёх десятков базовых станций.

Одна из задач компании-оператора как раз и состоит в том, чтобы процесс перехода абонентских устройств от одной базовой станции к другой (это называется «хендовер») происходил правильно — иначе звонок прервётся, и абонент будет недоволен. Допускать такое нельзя.

— Сергей, с чем могут быть связаны такие разрывы?

— Чтобы одна базовая станция могла передать обслуживание абонента другой станции, они должны быть «знакомы» — это специально прописывается на вспомогательном оборудовании. Однако количество так называемых «соседок» в матрице связей ограничено, точно так же как и вы не знаете всех своих соседей в подъезде.

1500 базовых станций «МегаФона» расположены в Новосибирской области

При строительстве сети всё это учитывается, но бывают моменты, которые нельзя предусмотреть. Например, в каком-то районе начали строить здание и вырубили участок леса. В результате абоненты стали ловить сигнал от базовой станции, которая сюда раньше не «добивала». Ближайшие станции про неё не знают и общаться с ней не умеют, потому «отдают» абонента просто в никуда — происходит разрыв связи. Без выезда на место узнать о таком дефекте сети почти невозможно.

Вообще, в условиях строительства города нам работы всегда хватает.

— Абоненты многих операторов связи не всегда довольны качеством и жалуются, что негативная ситуация может сохраняться месяцами, если не годами. Неужели звонки в контактный центр остаются без ответа?

— Это не так, все жалобы абонентов на качество связи обязательно систематизируются и рассматриваются. Более того, мы сами призываем звонить в контакт-центр, если что-то не так со связью. Нам известна каждая проблемная зона Новосибирска, но решить задачу в одночасье невозможно. Например, у всех мобильных операторов в городе на особом счету МЖК. В этом спальном районе большое количество многоквартирных домов, но жители и ТСЖ в один голос запрещают нам ставить на зданиях базовые станции. Мы взяли МЖК в кольцо и засвечиваем микрорайон с внешнего периметра: в результате у тех абонентов, что живут на внешней стороне, со связью всё отлично, а абоненты в глубине района жалуются. У нас даже был один корпоративный клиент, который решил лично собирать подписи жильцов своего дома на разрешение поставить станцию — ничего не вышло.


В Европе требования к излучению намного мягче, чем в России, — 100 мкВт/см2

— Раз уж речь зашла про мобилофобию, то насколько обоснованы опасения абонентов?

— В России существуют утверждённые законом санитарные нормы, по которым предельно допустимая плотность потока радиоизлучения в местах постоянного проживания людей составляет 10 мкВт/см2. Поэтому в зависимости от мощности передатчика базовая станция располагается на безопасном расстоянии от жилых, административных или производственных зданий. В пределах этой территории — охранной зоны — не должны постоянно проживать или находиться люди, потому что поток радиомагнитного излучения от работающей антенны достаточно высок. Затем излучение рассеивается и доходит до окон близлежащих домов на уровне 0,1 мкВт/см2. Только вдумайтесь — это в 100 раз меньше предельно допустимого значения! Для сравнения: микроволновая печь излучает колоссальные 20-30 мкВт/см2, домашний Wi-Fi-роутер будет облучать вас с силой примерно 1 мкВт/см2, если стоит рядом с вашим рабочим столом. Однако СВЧ-печи и маршрутизаторы мы покупаем не задумываясь, а базовую станцию поставить на крыше дома не разрешаем. Величина плотности электромагнитного излучения — это настолько серьёзное требование, что его несколько раз проверяют государственные надзорные органы в процессе сдачи базовой станции.

Под рассказы о жизни сети мобильной связи из первых рук я заметила, что мы колесили уже по улицам Бердска.

— А сколько вообще проезжает инженер по измерениям в день?

— Бывает, доходит до четырёхсот километров, ведь измерять нужно не только в городе, но и по области. Раз в полгода мы с нашими коллегами проводим измерения по всем федеральным автотрассам, можем не ночевать дома три-четыре дня. Раз в год проверяем покрытие своей сети и сетей конкурентов вдоль Транссиба. Как-то случай был: выезжали устранить обрывы вызовов зимой — попали в снежный занос на региональной трассе. Сидим и думаем: а хватит ли бензина обогреться до приезда подмоги? И тут откуда ни возьмись на дороге появляется трактор, за ним мы и добирались до места. Видимо, судьба любит связистов!

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!