Продам историю

 Как живёт блошиный рынок в Новосибирске  15.04.2015, 12:28
подходящие темы
Продам историю
Фотографии Романа Брыгина

Блошиный рынок — место, где продают старые, бывшие в употреблении или просто ненужные вещи, представляющие какую-нибудь ценность. Название «блошиный», если верить легенде, рынок получил по товару — когда-то давно выставленные на продажу вещи нередко были изъедены молью и служили приютом для блох. Самой известной точкой торговли подержанными вещами в Новосибирске считается блошиный рынок на Берёзовой роще. Корреспондент Сиб.фм прогулялся по развалам и узнал, кто там обитает и какие причудливые вещи можно унести оттуда с собой.

Восемь утра, солнце уже по-весеннему топит белоснежный покров одного из самых больших парков в черте Новосибирска. В ряд начинают появляться столики, палатки и покрывала, демонстрирующие, на первый взгляд, откровенное барахло, которое можно отыскать на даче или в гараже любой постсоветской семьи.

— Чистая Швейцария, зуб даю! ­
— Не брешешь?
— Раритет!

Основная часть представленных на новосибирской «блошке» товаров — монеты и марки.

Нумизматы приходят сюда в поисках недостающих элементов своих коллекций и точно знают цену каждой из монет.

— Три тысячи? Я вот тебе сейчас скажу, какая из твоих монет тут столько стоит! — доносятся возмущённые крики недовольного клиента. Многие из завсегдатаев рынка приходят не только торговать, но и обменивать свой товар у конкурентов, так и получается, что одно и то же лицо успевает побыть и покупателем, и продавцом.


Виртуальная карта мира с отмеченными на ней крупнейшими рынками подержанных товаров

Вдоль дороги растянулись как тематические отделы, с оружием или военной униформой, старой фототехникой, пластинками, патефонами и печатными машинками, так и смешанное в одну кучу барахло, среди которого трудно отыскать что-то стоящее. Здесь можно увидеть и абсолютно новые вещи, даже чаи, которые продаются в обычном супермаркете, только на «блошке» — дешевле.

— Приношу, что дома без дела валяется, — рассказывает одна из обитательниц базара. Пенсионерка с огненно рыжими волосами настойчиво, хотя и очень любезно пытается продать нам заколки-бабочки, которые носили все девочки в 90-х, пластмассовые кольца и совершенно безвкусную фоторамку.

Напротив небольшое скопление людей. Отношения продавец—покупатель выходят на новый уровень: за прилавком стоит «опытный маркетолог».

— Флакончики ещё царских времён. Вы, наверное, слышали про легендарную парфюмерную фирму «Брокар»? — поочерёдно доставая из кожаного чемоданчика причудливые стеклянные сосуды, начал свой рассказ Владимир — интеллигентный на вид мужчина средних лет.

Практически для каждой ёмкости у продавца находится своя история.

— В те времена простой русский человек и знать не знал о парфюмерии, всё, что привозилось, — было французское, и купить духи могли себе позволить очень немногие. Тогда в 19-м веке француз по имени Анри Брокар вместе со своей супругой начал выпускать в Москве разную парфюмерную продукцию для простых людей — мыло, туалетную воду, косметику. Так чета стала основоположниками парфюмерной культуры в России.

40 блошиных рынков работают в Берлине

На медном подносе смешиваются временные пласты — от старинных флаконов до «пузырей» из-под водки.

— Ничего не напоминает? Водка журавли же! Правда, это уже не царские, а где-то 40-е годы, предвоенный период. А это уксусница. У нас народ во все времена выпить любил... Чтобы ночью воду с уксусом не перепутать, её делали треугольной формы. Красота...
— А от этих флаконов ещё можно уловить запах?
— Нет, я всё чищу. Людям нужны чистые вещи, это же не монеты. Кроме того, люди боятся чужой энергетики. Один мужчина как-то прочёл мне целую лекцию на эту тему. По-своему он, конечно, прав. По его совету, чтобы снять чужую энергетику, нужно вещь на ночь оставить в молоке. Мне самому стало интересно, я начал углубляться в эту тему. И теперь с уверенностью могу сказать, что всё оставляет свой след.

— Не страшно с таким суеверием собирать старинные вещи?
— Нееет, — протянул мужчина, — я же не собираюсь дома нож Чикатило хранить. Давным-давно я нашёл перстень, красивый такой, латунный, а по периметру три коня выгравированы. Мне все говорили, что носить чужое кольцо — очень дурной знак. Ну а я ношу на шее — как талисман. Василий Макарович Шукшин сказал: «Когда умрёт последний конь — мир рухнет, потому что самые лучшие люди — это кони».

Каждый такой сосуд стоит в среднем 200 рублей. Если очень надо, то можно попробовать сбить цену.

Ценовая политика здесь весьма гибкая — легко сторговаться до смешных сумм.

Кроме различных изделий из стекла, замечаем старинные металлические детали, на вид — разобранный самовар. Рядом — фляжки, столовые приборы, посуда.

— Мы тут как: кто-то просто приходит и торгует, а кто-то что-то собирает попутно.

Мне искренне жалко вещи. Я работаю на базе цветмета. Там и серебряные изделия иногда выкидывают — от непонимания.

Есть ещё искатели — нашли, к примеру, заброшенный завод, а его содержимое теперь здесь, на рынке... Так, на чём мы здесь все остановились? — отвлекается от нас продавец. — Тебе чай с сахаром? В прошлый раз сахара обещал положить!

Торговцы приходят в парк ранним утром и остаются, как правило, до обеда. Несмотря на то что погода уже радует весенним теплом, оставаться на улице несколько часов подряд без горячительного — пока невозможно. Кто-то охотно делится с коллегами принесёнными из дома пирожками, кто-то принимает «что покрепче».

Взгляд останавливается на причудливом сооружении в виде небольшого домика. Камень, камень, камень — и советский шнур, выглядывающий из-под сооружения. Как оказалось — уральская лампа. Хозяин прилавка охотно начинает демонстрировать свой товар.

— Да ты отойди и посмотри со стороны! Нигде не увидишь такого!

Старичок резво подпрыгивает с раскладной табуретки, хватает разрисованную гимнастёрку и раскладывает её на противоположном сугробе. На обратной стороне растянулась надпись «Сибирь». Поясняет: такие носили в советских студотрядах.


Санкт-петербургский рынок «Уделка» вошёл в десятку самых популярных блошиных рынков, по версии Forbes

Вообще, если говорить о советском, то именно этим духом пропитывается Берёзовая роща каждое воскресное утро. Портреты Сталина, бюсты Ленина, бытовая техника из бабушкиного чердака, советские журналы и книги — всё это широко представлено едва ли не в каждой импровизированной торговой точке.

Среди всего этого однообразия как бы обособилась отдельная зона, окружённая с трёх сторон высоким сугробом. Суетливый мужчина с лисьим взглядом бегает у трёх стоек сразу — слева у него военные трофеи: каски, форма, оружие (по его словам, нерабочее, но можно ли верить?), справа — фототехника, а по центру представлены ножи, кинжалы и даже сабли. О своём товаре говорит неохотно, избегая подробностей и способов его добычи — опасается, что с ним разговаривают представители правоохранительных органов. О кинжалах расказал только, что они старинные, а их родина — Франция и Италия, и стоят они от 5 до 50 тысяч рублей.

Ближе к выходу из этого маленького торгового мира удаётся найти так называемых «чёрных копателей» — людей, самостоятельно ищущих исторические артефакты.

— Товар находим сами, своими руками по всей стране. Нужно иметь карты, знать историю, изучать архивы и сидеть в интернете зимой. Летом-то некогда, — рассказывает один из копателей, по понятным причинам не называющий своего имени. Копатели хитро переглядываются друг с другом, пока один из них показывает свои находки и рассказывает их историю. Среди кучи потемневших от времени безделушек можно разглядеть кресты, иконы и много, очень много непонятных для несведущего человека крючков и болтиков.

— Это капоушка, предок ватной палочки. Их носили на верёвочке, зачастую рядом с крестом. Я вообще атеист, но у меня есть целая коллекция таких вот симпатичных крестиков. Это как искусство, что ли. В научной среде это называется металлопластика — иконки, створки, кресты. Вам такого ни в школе, ни в музее не расскажут. Видишь форму? Это специально кресты выгибали в эту сторону, чтобы пузо не царапать им, — копатель протягивает мне черный крест, слегка согнутый вовнутрь. — Дарю.

Как правило, блошиные рынки вырастают в городах с многолетней историей. В Европе такие базары — некая традиция, культура. Сказать, что Новосибирск поддерживает эти традиции полностью, конечно, сложно — возраст не тот. Однако своё обаяние у этого места, безусловно, есть, поэтому и живёт рынок по своим законам и вне времени.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!