Убей меня нежно

 Почему рыцари воюют за историю, а современные бойцы — за родину  15.06.2015, 12:36

Ольга Шершнева
журналист
подходящие темы
Убей меня нежно
Фотографии Александра Калона

Под палящим солнцем на поле боя бьются солдаты, гремят выстрелы пушек и слышен звон мечей. Так под Колыванью, в посёлке Большой Оёш прошёл четвёртый военно-исторический фестиваль «Сибирский огонь». Корреспондент Сиб.фм пообщался с реконструкторами и, прикоснувшись к разным историческим эпохам, узнал, зачем люди понарошку убивают друг друга.

«У незнакомого посёлка, на безымянной высоте...» Звучат слова известной песни, перебиваемые звуками выстрелов, жужжанием моторов и выкриками солдат. Первое массовое действие фестиваля задаёт общий тон; главная тема в этом году — 70 лет со дня победы в Великой Отечественной войне. Ребята на поле боя отыгрывают реальное историческое сражение у деревни Рубежанка Калужской области, когда 18 советских солдат отстояли высоту, обеспечивающую удобный выход к реке Десна, несмотря на то что против них выступили 500 немецких солдат. «К утру из состава группы остались в живых лишь двое: рядовой Герасим Лапин из Донецка, который был найден наступающими бойцами своей дивизии живым среди трупов, и новосибирец сержант Константин Власов, который был захвачен в плен немецкими войсками», — ведущий рассказывает основные моменты битвы по ходу действия.

Военно-исторический фестиваль «Сибирский огонь» собирает всех неравнодушных к историческим битвам в посёлке Колыванского района Новосибирской области уже в четвёртый раз. Костюмы участников поражают: настоящие кольчуги, шлемы, средневековые платья из льна и шерсти, военная форма и даже кафтан из казацкого захоронения восьмого века — реконструкторы серьёзно относятся к каждой детали.

Площадка для мероприятия ярко освещена солнцем, а в воздухе смешалось множество звуков: ржание лошадей, пение, звон клинков и пальба пушек. Лагеря разных эпох разбросаны по всей территории фестивальной поляны, и поначалу здесь сложно ориентироваться даже с картой, которую всем выдают на входе. На фестивале много детей, которые от военных буквально сходят с ума.

— А Дима где?
— А Дима на БТРе, сейчас вернётся!

«Это с детства ещё осталось. Все мальчики раньше во дворе бегали в войну играли, оружием интересовались и даже сами его делали из подручных средств. Вот и сейчас это как отголосок тех воспоминаний», — объясняет отец Димы Виктор.


«Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат» — одна из немногих песен про войну, написанная в жанре колыбельной

Подходим к «средневековому рыцарю» и спрашиваем, зачем ему всё это. «На всё это уходит много сил, времени, денег. Это хобби такое, я считаю, очень интересное. Мне 51 год, а это помогает поддерживать форму! Я сам из Красноярска, но у нас администрации это неинтересно, а здесь в Новосибирской области — пожалуйста, всё организовали. Здесь со всей Сибири, с Урала, Дальнего Востока и Казахстана собрались, с Иркутска вот даже на машинах приезжали, с Омска, Томска», — рассказывает Андрей Грязнев, участник межклубного объединения «Северная башня».

То есть фестиваль стал местом, объединившим более 400 исторических реконструкторов, готовых в тридцатиградусную жару надеть кольчугу, вооружиться щитом, мечом и сойтись в схватке с такими же увлечёнными, чтобы оживить страницы истории.


Эскапизм — стремление личности уйти от действительности в мир иллюзий

«Занимаемся мы этим, чтобы себя почувствовать. Одно дело — в кино смотреть или по компьютеру разводить свою армию, другое — самому почувствовать кровь и пот. На самом деле эта эпоха кровавая и страшная, но интересная. Боевые реконструкции, которые мы проводим, — это адреналин. Не важно, сколько у кого денег, кто из каких профессий, — важно, когда стоишь в строю, понимать, кто у тебя справа, кто слева, — говорит Андрей, но тут же добавляет, — но мы в этой эпохе находимся не всегда, иначе же будет эскапизм, а это тоже плохо. Мы популяризируем историю».

— Папочка, я тоже хочу сражаться! — голосит мальчик семи лет, размахивая игрушечной саблей, бегущий за своим отцом.

— Мирное население кормим тушёнкой, — кричит женщина у одной из палаток, стоя рядом с кипящей на огне кастрюлей.

Поодаль стоят лагеря — палатки, возле которых реконструкторы переодеваются и готовят оружие. Напротив лагеря, посвящённого Второй мировой войне, стоит самоходно-артиллерийская установка ШТУГ-4, которая как магнит притягивает детей. Установка уже готова к финальной реконструкции, поэтому за ней следит Михаил. «Я этим с детских лет занимаюсь, войну собираю, копаю. У меня много вещей копаных, бумажной продукции военной, старой, я её собираю. Если есть время и деньги, покупаешь билет и едешь, куда хочешь — в Питер, в Москву — и копаешь.

Заходишь в лес, берёшь лопату и попёр. Но зато потом можно ходить в немецких сапогах, предварительно вытряхнув из них ноги хозяина. Ну а что? Мне как-то всё равно, я врач.

Шесть лет в морге отработал, пятнадцать — в хирургической реанимации, мне как-то квадратно, я чего только не видел. Это всё в свободное от работы время, хобби моё», — поделился Михаил, присматривающий за боевой машиной.


Немецкое имя Адольф означает «благородный волк»

Рядом с врачом-реконструктором готовятся к выступлению «бойцы» Великой Отечественной войны. Один из участников действия рассказывает слушателям о предметах обмундирования: «Что-то из современного подходит, например, плащ-палатка, а что-то на заказ шьём. Есть специальные сайты для реконструкторов, некоторые вещи там заказываем. Есть и то, что сохранилось со времён войны, а то и раньше. Вот, например, сам ремень на мне кожаный, новый, а пряжка образца 35 года. Оружие стараемся оригинальное подбирать, моя винтовка — 43 года».

Вообще, Великая Отечественная — самая популярная тема этого фестиваля. Кажется, что все на фестивале готовы прямо сейчас выйти на поле боя и стрелять друг в друга — хотя и понарошку. «Всяко лучше, чем перед телевизором сидеть, это же всё занятия, изучение истории и погружение в быт. У нас все люди взрослые, адекватные. Вот дядечка приезжает из Екатеринбурга, ему 60 лет. Когда его спрашивают, почему этим занимается, он отвечает, что в детстве, когда в войнушку играли, их было три брата и они всегда играли за немцев. У него и осталась эта тяга — всегда за немцев. Хотя вот с ним общаешься — очень русский человек, вот он себя так выражает. И нет никаких предрассудков, что он за немцев, наоборот, настолько патриотичный человек», — рассказывает Евгений, исполняющий роль старшины пехотного полка времён Второй мировой.

На самой дальней площадке фестиваля расположился современный стрелковый клуб. Здесь не до историзма — люди в камуфляжной форме с автоматами демонстрируют свои умения и предлагают пострелять по мишеням посетителей. «Стрельба — это для кого-то хобби, а для кого-то работа и подготовка. Реконструкция не даёт навыков, необходимых в современной жизни, а у нас ребята учатся обращаться с оружием, приближённым к современному. Я раньше тоже и в реконструкциях участвовал, и в сборах толкинистов. Я и сейчас им помогаю, у меня своя фирма по сварочным специальным работам. Но в определённый момент я понял, что заниматься всем и сразу нельзя», — поделился руководитель направления «Страйкбол для молодёжи» Александр Беляев-Базаров.

«Сколько всего придумали люди, чтобы убивать друг друга», — говорит высокий мужчина в рубахе. «Вот есть фраза „оружие — убивает“.

Убивает не оружие, а человек. Я учу ребят не убивать, а побеждать. А побеждать можно без войны.

Основная задача — заставить агрессора сложить оружие без потерь. Русские всегда прежде всего устанавливали торговые отношения, что-то брали из чужой культуры, но и что-то привносили. Не знаю, хорошо это или нет, что происходит смешение культур, но мы никогда никого не стирали с лица земли. Победил тот, кто избежал войны и ничего не потерял. Вспомните Грузию — 5 дней и война закончилась. Вот сейчас говорят, что на Украине воюют русские. Если туда войдёт российская армия, то война закончится если не за 5, то за 15 дней точно. У нашей армии колоссальный опыт ведения боевых действий, да и большая часть населения нас поддержит. Но в лучшем случае, конечно, чтобы вообще ничего подобного ни в мире, ни в России не случалось», — подытожил Александр.

Финальная сцена фестиваля — братание «русских» и «немцев». Война закончилась, и наступил долгожданный мир. Зрители начинают расходиться. Но для реконструкторов фестиваль ещё не закончился. Андрей, один из «убитых» бойцов, с улыбкой сказал: «А для нас это ещё не конец! Теперь надо проверить всё оружие, если где-то что-то порвалось — залатать... и дальше, готовиться к следующей битве».

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!