5 баллов
+23 °C
Новая версия Сиб.фм

Циничных здесь нет

 О ритуальном бизнесе «изнутри» рассказал организатор похорон  23 июля, 13:06

Юлия Моисеева
журналист
подходящие темы
Циничных здесь нет
фотографии с сайта pxhere.com

Сотрудник и совладелец фирмы по оказанию ритуальных услуг Тимур (имя изменено — прим. ред.) 15 лет профессионально отправляет людей в последний путь. О самой популярной фразе родственников, ценах на похороны собачки и песнях «Бутырки» на прощальной церемонии Тимур рассказал Сиб.фм.

Что входит в ваши обязанности?

Всё — начиная с этапа «помыть-одеть» до постановки памятника. Иногда сами могилу копаем. Документы оформляем по рукописной доверенности. Людям тяжело, они скорбят, бывает, что из-за горя и растерянности элементарные вещи сделать не могут. Поэтому клиенты очень рады, когда им помогают разобраться со всеми вопросами сразу. У нас ведь ещё конкуренция большая — если делать что-то одно, можно и дома просидеть. Есть, правда, и такие организации, в которых говорят родственникам: документы оформляйте сами. Но это, скажем так, не лучший подход.

Как вы попали в этот бизнес?

Совершенно случайно. Никогда я об этом не думал, никогда к этому не стремился. Наоборот, бывало, заходишь в подъезд, крышка от гроба стоит — ощущения неприятные возникают. Как-то я проходил мимо одной из «похоронных» организаций, на крылечке стоял мужчина, над ним вывеска «Ритуальные услуги». В шутку говорю: «Работник не нужен?» — «Приходи завтра». Я и пришёл. Устроился, кстати, первого апреля.

Какие качества нужны в похоронном деле? Кто остаётся в нём надолго?

Тут нет никакого «подумаю». Если человек захочет здесь работать, он остаётся, не захочет — уходит сразу.

Нет такого варианта — немного поработать в похоронной службе, а потом найти другое место.

Уходят процентов 30, то есть примерно треть. Главное — осознавать, что ты делаешь. Это специфический бизнес, он сопряжён с жизнью и смертью, и это надо понимать. Должен быть серьёзный подход к делу. Даже на свадьбе будет неприятно, если что-то пойдёт не так, а на похоронах — тем более.

Наверное, чтобы общаться с родственниками умерших, нужно быть немного психологом...

В общем — да. Приходится подстраиваться под человека, успокаивать его. Даже интонация должна меняться во время разговора со скорбящими. Я не тороплю людей, даю им возможность посидеть, попить чая. Главное — чтобы человек был спокоен, тогда он сможет принять адекватное решение.

Есть мнение, что некоторые похоронщики спекулируют на растерянном состоянии клиентов, чтобы поднять цену. Такое встречается?

Это, опять же, вопрос конкуренции. Мы работаем на перспективу. Если похвалят, обязательно сработает сарафанное радио — «ребята приехали, хорошо всё сделали и недорого». У нас было достаточно много клиентов, с которыми не раз приходилось работать. А если вести себя нечестно, будет и репутация соответствующая.

Тяжело каждый день сталкиваться с людьми, у которых случилось горе?

Первую неделю было тяжело, а потом привыкаешь.

К чему не привыкнешь никогда — это к умершим детям и молодым.

И атмосфера на таких похоронах более гнетущая, и сам понимаешь, что умер тот, кому ещё жить и жить. А что касается пожилых людей — вечером забываешь, кого мыл-одевал — бабушку или дедушку.

Можно ли сказать, что при такой работе с годами появляется определённая доля цинизма?

Цинизм — нет, ни в коем случае. Броня появляется, но не цинизм. Здесь нет людей с цинизмом. Если есть, то я их не знаю. Если даже были, они уже не работают.

Траурный марш или его прообраз существовал уже в Древнем Риме во времена Империи — как музыкальное сопровождение похоронных процессий

Вы сталкивались с необычными просьбами?

Как-то попросили включить музыку во время выноса гроба — группу «Бутырка». Сказали, что этот коллектив умерший очень любил, дали диск. Кстати, оркестр с похоронным маршем сейчас заказывают гораздо реже. Иногда спрашивают, хороним ли мы собачек. Хороним. Цена разная, зависит от веса питомца, места расположения могилы. В среднем — от трёх до пяти тысяч. Попросили как-то недалеко от Тогучина похоронить собачку, рядом с дачей хозяев — мы туда и поехали. Я даже попугайчиков хоронил. Не так давно бабушка с внучкой с такой просьбой обратились, я с них ничего не взял. Во дворе похоронили.

Вам встречались клиенты, которым очень трудно расстаться с деньгами?

В этом плане есть удивительные люди — очень расчётливые. Некоторые, узнав цены, даже самостоятельно хоронят. Могут и без гроба закопать. Причём это достаточно обеспеченные люди. И все они друг на друга почему-то похожи.

А сколько стоят сегодня похороны?

Минимальная цена — 22 тысячи. В среднем — 35-45 тысяч, это уже очень неплохое прощание.

А у тех людей, которые готовы «хорошо» заплатить, есть свои причуды?

Причуды в таких ситуациях бывают редко.

Даже очень состоятельные люди без пафоса хоронят. Кстати, они обычно довольно скромные, уравновешенные и рациональные.

Но могу сказать, что пышные похороны — «пышные» проблемы. Был у меня один «дорогой» заказ, хоронили известного человека. Так вот во время организации похорон я не спал почти двое суток. Арендовали не простой траурный зал, а большой волейбольный спортзал, куда пришли попрощаться человек 400-500.

У вас много заказов?

В месяц поступает 40-60 вызовов. Зимой смертность ниже, поэтому и обращений меньше.

Большинство смертей приходится на лето — у кого давление поднимется, у кого сердце подведёт.

Летом активного отдыха много, а там без алкоголя не обходится. Кто-то погибает во время купания, кто-то — во время покорения вершин. Летом больше машин, поэтому и автокатастроф больше. А работаем мы каждый день, круглосуточно. Можем две-три недели подряд трудиться без выходных.

Такая тяжёлая работа хорошо оплачивается?

Я считаю, что да. Всё зависит от объёма и типа работы. Но опять же — конкуренция. Пять лет назад, с меньшей конкуренцией, конечно, доход был больше.

Слухи о том, что полиция сообщает похоронным агентам об умерших, — правда?

Мы такими вещами не занимаемся принципиально. На это есть много причин, в том числе уголовное наказание. Не могу сказать с полной уверенностью, распространено ли это сейчас среди других. Когда-то я обращал внимание на предпринимателей, которые этим занимались, сейчас их не замечаю. Многих из них уже в этом бизнесе нет.

Вам приходилась допускать ошибки в работе?

На ошибках и учатся. Один раз мы гроб уронили. Парня молодого хоронили, было порядка 100-150 человек провожающих, много молодёжи. Был ужасный гололёд. Напарник, с которыми мы несли гроб, упал, а я по инерции за ним. Он нёс «ноги», я — «голову». Провожающие запаниковали, а отец умершего стал нам спокойно помогать, успокаивать нас: «Всё нормально, ребята, рабочий момент». Серьёзный дяденька, видно, что с жизненным опытом, адекватный очень.

Бывали инциденты, когда могилы разворовывали — либо недобросовестные работники похоронных служб, либо вандалы. Это распространённое явление?

Нет, такого нет. Раньше с кладбища забирали венки, сейчас нет даже этого.

Вам приходилось проводить похороны не по христианским обычаям?

Да, такое бывает довольно часто. В основном обращаются мусульмане. Многие из них стараются сами устроить похороны, это можно сделать при мечети. Но есть и те, кто хочет, чтобы мы им помогли. Сейчас мы уже знаем, где достать саван и другие атрибуты мусульманского захоронения, что нужно делать.

За годы работы поменялся ваш взгляд на жизнь и смерть?

Я бы сказал, появилось много наблюдений. Например, я давно заметил: дедушка или бабушка на похоронах супруга всегда говорят одну и ту же фразу — я её уже даже специально дожидаюсь: «Как мы с тобой хорошо жили».

Это супруги, которые пережили золотую свадьбу, то есть они были вместе 40-50 лет. Эту фразу говорят абсолютно все, даже интонация у всех одна. Такие слова просто так не произносят, и это заставляет задуматься.

ВКонтакте
G+
OK
 
публикации по теме
самое популярное