Расставляя знаки препинания

Если жизнь начинает пробуксовывать, нужно рвануть в неизвестность

27.11.2019 09:52

Фотографии Валентина Копалова

В начале декабря молодёжный драматический театр «Первый театр» представит премьеру трагикомедии «Остаться нельзя уехать». Спектакль поставлен по пьесе драматурга из Херсона Игоря Носовского. В Новосибирске о ней узнали благодаря конкурсу новой драматургии «Ремарка». Теперь зрители смогут оценить воплощение текста на сцене. О предстоящей премьере, русском мате и сложностях работы над постановкой, для которой ещё даже не придуман финал, Сиб.фм рассказал заслуженный артист России, режиссёр спектакля Николай Соловьев.

Максим, главный герой, дипломированный специалист. Он не может найти работу в своём городе. Остаться нельзя, уехать. Но молодому человеку хочется поставить запятую на одно слово раньше. Герои спектакля – знакомые и родственники зрителей. Они понятны до смешного, поэтому спектакль похож на комедию. А в самом Максиме – есть что-то понемногу от каждого из нас. Из-за этого сквозь смех вдруг начинаешь видеть трагедию. Личную.

В большинстве анонсов к пьесе звучит фраза, что произведение про «современное поколение», а главный персонаж — «герой нашего времени». С этим сложно не согласиться. Но если мы вернёмся на 30-50 лет назад, то в тех реалиях была бы пьеса актуальна?

Я бы не сказал, что она о современном герое. Таких типажей в любые времена было полно. Это, например, мой любимый герой из классики – Обломов. Естественно, не прямая параллель. Но когда у него много дел и ему надо что-то решать, он ничего не предпринимает. Мне нравится Обломов, потому что он не делает никому ничего плохого. Он хочет покоя. Как и Максим, наш главный герой. А ему надо куда-то ехать, что-то зарабатывать. И он периодически возвращается к мысли: «А может ну его! Лучше на Родине остаться. С батей ходить на рыбалку, забор красить». «А как жить-то будешь?» – постоянно кто-то спрашивает его. И он пытается, пытается, что-то делает, но у него ничего не получается. Как он сам говорит: «Так на судьбе написано».

То есть главный герой всё-таки, как и Обломов, ищет покоя? Или чего-то другого?

Сложно однозначно ответить, потому что никто не знает, кто что ищет. Чего, например, я ищу? Я тоже не знаю. Но всё-таки каждый, наверное, ищет покоя, чтобы заниматься тем, чем нравится. Самая же главная проблема бытия человеческого в чём? Человек вынужден всегда уходить от вещей, которые его возвышают. Творчество, например. Человек создан по подобию божьему. Бог – Творец, и человек должен быть Творцом. Творцом на своей территории. Необязательно быть всемирно известным. Творчество возвышает человека, душа просыпается, колыхаться начинает.

Жанр спектакля — трагикомедия. Всё-таки для вас в пьесе больше трагичного или комичного?

Есть такое определение: комедия – это трагедия, только случившаяся не с тобой. Поэтому, скорее, это комическая драма. Наверное. Или драматическая комедия.

Язык героев очень живой, экспрессивный. Если убрать нецензурную лексику, вычистить всё, поменяется ли содержание или восприятие пьесы?

Содержание не поменяется, а вот восприятие – да. Мне кажется, в этом случае уйдёт знак современности, к сожалению. Я не очень хорошо отношусь к нецензурной лексике. Мне она нравится, когда это «вкусно» и в тему. А сейчас она становится обычным языком. В пьесе мы делаем чистку: мат ради мата – убираем; а мат, рождённый эмоцией – оставляем.

Спектакль будет особенно близок и понятен жителям Новосибирска. Наш город для многих — перевалочный пункт перед движением в столицу. Если привезёте пьесу, например, в Санкт-Петербург, все ли там поймут основной конфликт?

У нас в театре «На Литейном» большинство актёров – приезжие. Когда-то они тоже делали выбор. Я думаю, всем понятна проблема. И к тому же, из Санкт-Петербурга и Москвы тоже есть куда уехать.

Финал пьесы вызывает много споров: кто-то говорит, что он неправдоподобно счастливый, кому-то он кажется гармоничным. При подготовке постановки внесли в него какие-нибудь изменения?

Пока ещё мы ищем вариант финала. Он, естественно, не будет таким, как в пьесе. Текст, может, и останется. Но, возможно, он будет сказан в другой ситуации.

Где бы вы лично для себя поставили запятую в предложении «Остаться нельзя уехать»?

Я бы поставил тире перед уехать: «Остаться нельзя – уехать!». В другой период жизни я бы по-другому расставил знаки. Но сейчас у меня именно так жизнь сложилась, я уехал. И считаю это правильным. Когда исчерпал свои ресурсы, где-то жизнь начинает пробуксовывать, надо что-то менять. Куда-то двигаться. Ехать. И не бояться в любом возрасте.

Ехать за границу?

Почему? Нет. Ехать туда, где ты будешь заниматься делом.

Когда главный герой выпьет, он начинает говорить про судьбу. Когда читаешь, сразу всплывают образы тумана и ёжика в нём. Они повторяются неоднократно. На сцене вы будете стараться визуально усилить эти образы?

Обязательно. Это как наполнитель стаканчика с мороженым. Иначе будут просто разговоры.

Вся пьеса — это телефонный разговор. С одной стороны, так визуально просто, и в то же время сложно. Как вы разрешили эту проблему?

Мы ещё не разрешили. Всё ещё в поиске. Сейчас что-то нащупывается. Вместе с актёрами ищем.

Как выстраиваются отношения с труппой?

Ребята замечательные все, активные. Я не так много ставил спектаклей за свою жизнь, где-то штук восемь в драматическом театре под руководством Сергея Афанасьева. И я всегда их ставил не один. Мне важно не навязывать артисту своё мнение, потому что я сам актёр, я понимаю это.

Как вы вышли на пьесу Игоря Носовского? Откуда идея о сотрудничестве с «Первым театром»?

С Павлом Южаковым, художественным руководителем «Первого театра», мы знакомы давно. Я когда-то преподавал у них на курсе, когда он ещё учился на актёра. Пашу я очень уважаю, он хороший режиссёр, толковый. Я так не умею мыслить, к сожалению. Я видел много его спектаклей, последний – «Марьино поле». Он поставил его со своим курсом в учебном театре. Я считаю, что это шедевр. Может быть, даже мирового масштаба. Весной мы с ним встретились в Доме актёра. Посидели, поговорили, пришла идея что-то поставить. Я предложил «Чайку» Чехова, но Павел сказал, что нужно что-то современное. Мы всё лето переписывались, перебрали с десяток пьес. И в итоге остановились на «Остаться нельзя уехать». Классическая история. Тут виден и Зилов Александра Вампилова. Тема понятная всем, вечная. Бог даст, всё срастётся. Хотя времени мало, сложные условия. Надо куда-то переходить с площадки концертного зала «Евразия». Актёры требуют, они уже устали одно и то же гонять. И на новом месте у нас будет всего три дня перед премьерой.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Загрузка...