Время интеграции

В Академгородке могут появиться аутентичные гостиницы «с погружением» и площадка для объединения трёх основных сообществ научного центра Сибири

05.06.2020 13:44

Фото Густаво Зырянова/Сиб.фм и с сайта https://www.integralmuseum.ru/

Создатель «Интегрального музея» Анастасия Близнюк уже 6 лет собирает уникальную коллекцию для квартирного пространства в духе 60-х годов прошлого века. Эта эра великих свершений и «оттепели» особенно близка ей, потому что её отец стоял у истоков клуба «Под интегралом», где очень любили собираться физики и лирики из мира науки, люди, которые создавали Академгородок. О новых идеях, интеграции сообществ, традициях и локальном патриотизме с Анастасией Близнюк поговорил корреспондент Сиб.фм.

«Это не то, что пришли в класс и рассказали, а что-то такое личное – как уроки локального патриотизма. Это правильное определение, что ты гордишься своим местом. Я переживаю, что этот механизм он не используется, даже у Университета...»

— Анастасия, очень жаль, что встречаемся возле вашего интегрального музея, а не в нём. Он пока закрыт. Причина в последнее время одна – коронавирус. Скучаете по посетителям?

- Мы с мужем живем в квартире-музее и привыкли, что по звонку, через несколько минут могут прийти посетители. Или сидишь, пьешь чай, а в дверь звонят: «Заберите шкафчик». Это интересно, потому что раньше мы только сами ездили искали вещи на блошиных рынках, даже помойках, а теперь нас знают. Включают в программу экскурсий для школьников, для туристов. Люди приходят и их все впечатляет, вдохновляет. А дети даже говорят: «Я тут остаюсь жить». Те, кто помнит времена 60-х, они могут прийти и насладиться ностальгией. Все вещи можно потрогать, а еще присесть в кресло, подумать, даже чаю выпить. Сейчас мы в закрытом режиме, но были выставки на открытом воздухе. Мы выносили часть экспонатов на улицу. Любой прохожий мог подойти и посмотреть.

— Пока вы в режиме самоизоляции, наверняка, что-то придумываете, генерируете идеи?

— На всё не хватает времени. Мы ещё не до конца разобрали богатейшие архивы, которые сохранил мой отец. Я нахожу новые экспонаты. Недавно мы купили соседнюю квартиру. Она обшарпанная, в ней ни разу не делали ремонт, возможно, ещё с момента постройки дома. Моя идея сохранить её в первозданном виде и использовать как аутентичный гостиничный номер.

Сюда приезжают люди, которые родились в Академгородке и уехали за границу, они скучают по тем временам своего детства. У них, может быть, здесь и родители остались, но квартирки маленькие и разместиться хочется отдельно. Американцы же привыкли к комфортной жизни. А с гостиницами в Академгородке туго. Они обычно снимают квартиры, но, как правило, новые.

Эту идею я давно вынашивала. Чтобы человек мог погрузиться как в детство. То есть это филиал интегрального музея, но с возможностью проживания. У нас был уже случай, когда звонили и спрашивали, чтобы арендовать наш музей на Ночь музеев.

— Сейчас там нужно сделать ремонт?

— Конечно. Но нам очень повезло, что квартира осталась почти нетронутой. Все узнаваемые элементы, которые были в квартирах Академгородка того времени: ручки дверные, окно между ванной комнатой и кухней, чтобы экономить электроэнергию, плитка белая, маленькими квадратиками – всё сохранилось. Очень хочется сделать её чистой и уютной, новенькой. Воссоздать квартиру учёного того времени. Проект #какдома, как в детстве. Это план на самое ближайшее будущее. А в мыслях ещё много всего. Ведь музей – это не только квартира, у нас за 6 лет появилась команда единомышленников, которые сделали организацию «Интеграл-20», культурно-исторический центр.

— И уже даже становится тесновато?

- Если не получится найти большую площадку для нашего музея, можно нам с мужем переехать в эту маленькую квартирку, а основную часть музея – две объединенные квартиры – сделать общественно-публичным пространством. У нас здесь не хватает таких мест, где молодежь: студенты, выпускники вузов, молодые специалисты, инноваторы, могли бы встречаться. Исходя уже из традиций, из понимания ценностей этого междисциплинарного общения, на котором были построена среда Академгородка. Как мои родители – тогда молодые ученые – они были яркими лидерами того клуба «Под интегралом». Они инициировали многие интересные события в 1963-1968 годах. Есть эта необходимость «тусоваться», взаимодействовать, попутно что-то обсуждать, говорить о науке, а вместе бы всё выливалось в какую-то дискуссию. Эти традиции были сильными. В этом, мне кажется, и было одновременно развитие и научной, и социокультурной среды. Это мало исследовано, локальное сообщество недооценивает значимость Академгородка именно в контексте культурного центра – что мы не только научный, но и социокультурный феномен.

— А как вообще пришла в голову мысль создать музей-квартиру? А ещё и жить в ней...

- Я раньше об этом и не задумывалась. Про музей вообще речи не шло. Думала, что ограничится все гаражом. Будут стоять какие-то найденные на улицах вещи, как правило, чемоданы, книги – само собой – лампы, стулья. И это все будут мой уголок, куда я смогу приходить, чтобы насладиться старыми вещами. Но потом появилась такая квартира, назовём её промежуточной, — она уже обставлена этими старыми вещами. Год она была пилотным вариантом. Оказалось, что это востребовано, людям интересно. Место было неудобное, не историческое, поэтому я целенаправленно начала заниматься поиском нужной квартиры. Специально под музей. Раньше мы здесь не жили – это было только музейное пространство. Тогда я могла себе это позволить, зарабатывая деньги в большом международном IT-бизнесе. А потом так сложилось, что мы переехали сюда с мужем. Потому что нам нравилось в музее, нам так было удобнее — и жить, и принимать гостей, мы не боимся существовать в публичном пространстве.

— Вы много говорите об Академгородке, его особой аутентичной среде, но не каждый может её понять и принять, проникнуться этим духом. Вы его поймали в музее? Вообще можно ли такой дух законсервировать?

— Это очень серьёзный вопрос и очень актуальный. Он правда требует настоящего научного подхода. Можно осознать этот дух, описать его, чувствовать самому, но как его показать? Я выиграла грант фонда Потанина год назад, и мы прошли целый модуль обучения по музейному менеджменту. Музей – как сила места, музей – как пространство, которое ревитализирует общество. Это, мне кажется, очень правильно. Там с помощью специалистов мы пытались понять этот дух Академгородка, его тайну и возможность трансформации в настоящем и, возможно, что в будущем. Я верю в развитие Академгородка. Консервировать ничего не нужно. Должно всё естественно развиваться, но не взять то лучшее, что мои родители, например, сделали – нельзя. Они занимались тем, что им нравилось, для них всё было естественно, как дышать. В этом было столько полезных смыслов. Тот результат, который мы наблюдаем сейчас, нельзя игнорировать и не исследовать. Всё базировалось на энтузиазме, принципе коллективизма и причастности к великой цели – это была большая честь попасть сюда на всесоюзную стройку. На этих вещах базировалось развитие Академгородка. Сейчас в условиях мировой борьбы с пандемией коронавируса, когда все ищут лекарство, эти принципы живы. На них тоже можно построить объединение. На развитии Академгородка тоже можно объединиться. Знаете, в том беда, что мы, с одной стороны, замкнутое сообщество, с другой стороны, несобранное.

— Почему?

- У нас здесь три, можно выразиться, градообразующих предприятия. Это СО РАН, Университет и Технопарк. Но нет интеграции людей науки, инноваторов, области образования и просто жителей, которые сейчас далеко не все имеют отношения к этим институциям. На площадке Интегрального музея – можно было бы собрать инициативных людей, интересные идеи, чтобы сделать наш городок устойчивым, развивающимся, решить текущие проблемы. Дискуссионная площадка просто необходима. Нужен Совет Академгородка, такой «city-team». К этому процессу нужно привлекать молодежь, чтобы они включились в строительство своего будущего, чтобы не было «утечки мозгов». Чтобы молодым ученым здесь было комфортно и работать, и жить.

— Если можно так сказать, люди создавали это место раньше, а теперь оно само создаёт особый мир для людей, так?

- Место формирует людей, безусловно. Одни приезжают сюда как ученики физматшколы, впитывают специфику и аутентичность Академгородка. Но не всегда они понимают и осознают эту нашу «идентичность». Дети приезжают учиться без родителей, они рано становятся самостоятельными, некому им объяснить, рассказать, научить. Тем более психологически им тяжело, они не имеют поддержки близких, друзей. Среда у ребят закрытая. И есть идея взять шефство. Есть много пожилых людей, у кого дети разъехались или просто выросли. Они могли бы стать такими наставниками для ребят. Кстати, сами выпускники физматшколы тоже готовы стать наставниками, передавать опыт обучения.

— Эта преемственность поколений может создаваться не естественно, но искусственно?

- Ее можно выстраивать. Ее можно прививать. Люди, которые здесь выросли – это люди из научной среды. Это первые студенты Университета . Это не то что, пришли в класс и рассказали, а что-то такое личное — как уроки локального патриотизма. Это правильное определение, что ты гордишься своим местом. Я переживаю, что этот механизм не используется.

— Хорошая идея. А к истории места уже можно прикоснуться в вашем музее. Давайте ещё поговорим про школьников. Знаю, что они приходят, смотрят и хотят помогать. Вы привлекаете волонтёров?

- У нас есть и школьники, и студенты. У нас даже практику проходят. Разбирают наши архивы. Одно дело переписать, другое дело разобраться в них. Из тех, кто приходит остается немного, кого лично затрагивает тема. Если человеку не близко то, чем он занимается – даже за оценку – результата не будет. По началу интересно всем, но, когда глубже вникают, остаются единицы. Некоторые даже начинают заниматься собирательством и становятся нашими единомышленниками.

— Люди есть. Теперь нужны пространства?

- О, мы бы с лёгкостью их освоили. Устроили в каждом свое особое интерьерное решение. Например, кабинет учёного, или институтское пространство. Сейчас есть большой спрос у туристов Академгородка на научный туризм. Но проблема в том, что в институт просто так не придешь. Там люди работают. Проще воссоздать кусочек института, чтобы прикоснуться к этому. А мы это умеем. Это магия, реально! Мне самой это слово неловко произносить, но я понимаю, что мы этой энергетикой все окружающее пространство накачиваем.

Приезжая сюда в 1960-е годы, люди везли с собой все свое имущество и историю своей семьи. Эти вещи теперь у нас. Это память, это история, это люди. И это дорогого стоит.

— Коронавирус поставил «на стоп» многие ваши идеи или какие-то реализуются?

- Многие, к сожалению, приостановились. Но мы все-равно дополняем наш музей. Совсем недавно автомобильный парк пополнился тремя экспонатами. Это «Победа М-20», на ней ездил Сергей Бирюков, наш КВНщик – он нам ее подарил. «Москвич-400», переходная модель от «Опель-Кадета» до привычного 401. И военный мотоцикл «МВ-750» с приводом на коляску. Все машины на ходу.

К параду Победы мы готовы. Если к тому времени отменят режим самоизоляции, то мы обязательно сделаем экспозицию с вещами военных лет. Их очень много в нашем музее, они нам тоже дороги. И одно из будущих помещение я бы оформила в постоянном виде.

У нас очень много вещей в экспозиции, но в запасниках еще больше, огромное количество. Они достаются иногда для выставок, а хочется их постоянно показывать людям, потому что почти за каждым предметом стоит история семьи, история страны.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...