Заверенный секс

 О меняющейся сексуальности, харрасменте и договорах о согласии  26.12.2017, 13:03

Евгения Щербина
научный журналист портала «Чердак»
подходящие темы
Заверенный секс
Иллюстрация Вероники Shootthecat Величко

В Голливуде продолжается волна обвинений известных персон в сексуальных домогательствах многолетней давности; в Швеции политики предложили закон, по которому для занятия сексом необходимо получить от другой стороны чёткое и недвусмысленное согласие; российские мужчины, читая такие новости, негодуют, предрекают скорый запрет даже смотреть на женщин и грядущее вымирание Европы, а российские женщины причитают, что феминистки лишают их права быть хрупкими и нежными, заставляют командовать мужиками и вообще разрушают институт брака. В общем, настроения алармистские, что понятно: люди инертны, изменений не любят, и когда они всё же настают, склонны хвататься за голову и вопить: «Спасайся, кто может, последние времена настают!»

Как дипломированный историк, смею вас заверить: мы действительно живём в эпоху глобальных общественных трансформаций, но нет — последние времена не настают и не настанут, хотя их в истории ждали не раз.

Технический прогресс, научные открытия, экономические сдвиги и другие факторы ведут к изменению человеческих отношений, в том числе между полами. Меняются нормы поведения, правила вежливости, представления о хорошем и плохом, допустимом и недопустимом, приличном и неприличном. Это неизбежно, и это случалось в истории не раз.

Другое дело, что изменения обычно болезненны, ведь старые правила уже не работают,
а новые ещё не появились.


В октябре 2017 года Вайнштейна уволили из The Weinstein Company после обвинения в сексуальных домогательствах

Скандал с Харви Вайнштейном — яркий пример этих изменений. Десять лет назад для продюсера было общественно приемлемо предлагать актрисам секс, сегодня — уже нет. Многих это возмущает, но давайте вспомним: в средние века считалось абсолютно нормальным сеньору пользоваться правом первой ночи, не спрашивая разрешения у крестьянской девушки. Сегодня такой тип отношений кажется нам диким и абсолютно неприемлемым. Другое дело, что между нами и сеньорами — несколько веков. Беда же публичных людей, обвиняемых сегодня в харрасменте, в том, что изменения общественной нормы происходят теперь намного быстрее — в течение срока их жизни. То, что двадцать лет назад было нормальным, сегодня стало дикостью.

Многие боятся, что излишняя боязнь женщин сексуального насилия вообще убьёт человеческую сексуальность, и люди перестанут заниматься сексом. Определённые тенденции к этому действительно есть. Политолог Екатерина Шульман в недавнем интервью изданию «Правмир» отмечает, что США, сегодня задающие тренды гендерного поведения всему миру, кажется, движутся к новому пуританству. Исследования социологов показывают, что современная молодёжь тоже интересуется сексом как-то меньше, чем поколение её родителей.

Тем не менее главное, что нам следует помнить: человеческая сексуальность, как и вся природа человеческая, бесконечно гибкая и адаптируемая. Она может подстроиться под любые общества и социальные условия. И если вам кажется, что вся история — путь от закрепощения тела к его полной свободе, а теперь вдруг злые силы начали обратный процесс, то вы неправы.

Не существует никакой традиционной сексуальности и традиционных гендерных норм — они всегда менялись.

В каменном веке мужчине достаточно было подарить женщине кусок мамонта, а то и просто дать дубиной по голове, чтобы заняться с ней сексом, и это было нормально. Сегодня ни один мужчина в здравом уме не будет бить женщину дубиной или ожидать, что она займётся с ним сексом за еду (если она не нищая проститутка). Но никто ведь не жалуется, что общество подавляет его сексуальность. Вслед за античным фрилавом и римским развратом пришло христианское воздержание, чтобы смениться новым раскрепощением в эпоху Возрождения, чтобы затем уступить викторианскому пуританству, затем сексуальная революция 60-х — и вот мы снова движемся к целомудрию, а секс снова кажется чем-то вредным и опасным.

Впрочем, что там какие-то древние греки или пуритане. Лучшее доказательство гибкости человеческой сексуальности — распространение презерватива. Буквально несколько лет назад многие мужчины демонстративно его презирали, так как «в презервативе совсем не то, ощущения слабее, и вообще это как нюхать цветы в противогазе». Сегодня же презервативом не пользуются только те, кто недавно слез с дерева. А опыты миллионов людей и наблюдения сексологов показывают, что презерватив никакому сексу не мешает и все цветы отлично нюхаются. Этот, казалось бы, чуждый человеческому телу атрибут отлично встроился в эротическую культуру и даже стал её символом.

Вероятно, то же самое произойдёт и с разрешением на секс: раз надо спрашивать разрешения,
люди научатся спрашивать.


В СССР презерватив называли «Резиновое изделие № 2»

И давайте представим самую радикальную картину: всех людей действительно обяжут подписывать специальные договоры о добровольном вступлении в половую связь. Ну и что — их научатся подписывать так же, как научились пользоваться презервативом.

Надеюсь, технический прогресс избавит нас от необходимости носить в сумке бумажные бланки: договоры недалёкого будущего станут электронными, и двое, встретившись в баре и решив заняться сексом, просто обменяются отпечатками пальцев на своих смартфонах (или сканами сетчатки глаза, или нейрослепками мозговой активности). Возможно, это станет обычной и привычной частью сексуальной игры.

В идеале сексуальный договор защитит и женщин от насилия, и, что немаловажно, мужчин от обвинения в насилии. Как мы видим, такое обвинение с каждым годом становится для мужчины всё опаснее, так как наносит удар по его карьере, репутации и честному имени. Иными словами, мужчина, вступая в половую связь с незнакомой женщиной, сильно рискует. Почти так же, как женщина, занимающаяся сексом без презерватива.

Долгое время большинство рисков секса в виде незапланированного потомства и сопутствующих издержек несла на себе женщина. Сексуальные договоры практически сравняют эти риски, и тут бы феминисткам радостно потирать руки: наконец-то, мол, мужчины узнают, каково это. Но есть один нюанс: имея такие риски, мужчины неминуемо начнут относиться к сексу более ответственно, а значит, желания заниматься сексом у них станет в целом меньше.

Перед сексом с каждой новой женщиной мужчина недалёкого будущего десять раз подумает, надо ли ему это, сильно ли он рискует, достаточно ли ему нравится эта женщина и не лучше ли пойти домой и поиграть в новую MMORPG.

То есть мужчины недалёкого будущего начнут вести себя как женщины недалёкого прошлого.

150 раз в год в среднем занимаются сексом французы

И это может стать сюрпризом для женщин, которые сегодня, наоборот, идут к раскрепощению и повышают свои сексуальные аппетиты.

Представьте, подходит в баре будущего такая раскрепощённая красотка к молодому человеку и предлагает немедля того самого. «А у тебя есть при себе договор?» — спрашивает молодой человек. У красотки, конечно, нет, потому что зачем ей обламывать кайф. «Ах нет?! — возмущается молодой человек. — То есть ты хочешь поставить под угрозу мою карьеру, репутацию, дружбу со многими честными людьми? Ну уж нет», — и молодой человек мужественно удалится, оставив лишь запах парфюма.

Конечно, на пути к новой приемлемой социальной норме кто-то пострадает. Скажем, обязательство спрашивать человека, хочет ли он заняться сексом, базируется на том, что каждый человек в каждый момент времени хорошо понимает свои чувства и желания. А это большое заблуждение. Что в таком случае считать за согласие, а что за сомнение? Лучше всего все сомнения трактовать как «нет».

Нам только предстоит со всем этим разобраться, как и со множеством других непростых вопросов, касающихся отношений мужчин и женщин. Большое количество разводов в России, а также случаев семейного насилия, множество взаимных обид и претензий у мужчин и женщин, неуклюжие попытки государства вводить в школах курсы семьеведения говорит о том, что современные люди действительно в растерянности: они не понимают, как флиртовать, как поддерживать романтические отношения, как заводить семьи и не запарывать браки. Они угодили в тот самый период глобальных изменений, когда по-старому уже нельзя, а как по-новому — непонятно.

Но, как я уже сказала, человечество невероятно адаптивно, и, как нужно по-новому, оно обязательно разберётся. Главное — не бояться этого нового и не смотреть с тоской на старое-доброе.

Запомните: старых-добрых времён, когда мужчины были мужественные, а женщины — женственные, никогда не существовало.

А по пути к новым нормам, будь вы мужчина или женщина, не забывайте о четырёх универсальных правилах: уважайте себя, уважайте другого, сближайтесь с теми, кто с вами добр, уходите от тех, кто недобр. И наверняка будет хорошо.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!