1 балла
+13 °C

Моцарт и Сальери в кино

 Правда и вымысел в истории Моцарта и Сальери глазами Милоша Формана  31 января, 13:55

Артём Варгафтик
музыкальный критик и телеведущий
&

центр культуры и отдыха
подходящие темы
Моцарт и Сальери в кино
Иллюстрация Антона Разуваева


Расписание цикла лекций «Кино +»

Был ли Вольфганг Амадей Моцарт гениальным композитором, а Антонио Сальери — завистливым негодяем? Музыкальный критик и телеведущий Артём Варгафтик продолжил в новосибирском Центре культуры и отдыха «Победа» цикл лекций «Кино +», рассказав об истинной истории взаимоотношений Вольфганга Амадея Моцарта и Антонио Сальери и том, как они соотносятся с фильмом Милоша Формана «Амадей». Сиб.фм публикует главное из этого рассказа.

Я хочу предложить вам не лекцию, а интеллектуальную игру «Верю-не-верю». Это поможет не просто отделить правду от вымысла в истории Моцарта и Сальери, но и разобраться в авторской версии фильма «Амадей» Милоша Формана.

Кто-то великий сказал:

«Особого рода удовольствие заключается в том, чтобы слушать ложь, зная правду».


В честь Иоганна Хризостома Вольфганга Амадея Моцарта назван астероид (1034) Моцартия, открытый в 1924 году советским астрономом Владимиром Альбицким

Я предлагаю хит-парад фактов из жизни Моцарта.

Тема, которая заявлена с самого начала фильма «Амадей», — взаимоотношения Моцарта и Сальери. Подумайте, хорошо ли мы можем себе представить то, что происходило 32 или 33 года назад? Как бы вы, например, отнеслись к шокирующим откровениям кого-нибудь из участников событий середины восьмидесятых по поводу расследования узбекского дела сумасшедшей рашидовской коррупции? Как бы вы восприняли свидетельства подлинного участника событий, которые бы всё переворачивали, освещали эти подзабытые реалии с новой стороны и представили совершенно другую картину реальности?

Я веду к тому, что пролог, с которого начинается фильм «Амадей», примерно так же отстоит от описанной в нём реальности. Старый Сальери вскрывает себе вены, впервые произносится сакральный девиз: «Моцарт, прости своего убийцу». Версия о том, что Сальери убил Моцарта, впервые прозвучала спустя 32 года после его смерти. События успели забыться, отойти в прошлое.

Бетховен — один из лучших и верных учеников Сальери, и в «разговорных тетрадях» немецкого композитора есть даже ругательства по поводу прессы, раздувшей скандал, связанный с убийством Моцарта. Антонио Сальери вскрывал вены, уже находясь в Венской всеобщей больнице, куда его поместили родные дочери.

Им надоело ждать наследство: Сальери исполнилось 70 лет, он всё ещё был здоров, крепок и являлся действующим капельмейстером императорского двора.


3 февраля в Центре культуры и отдыха «Победа» пройдёт поэтический вечер и лекция Дмитрия Быкова

В фильме есть неточности и с должностями. Автор сценария «Амадея» драматург Питер Шеффер придумал настоящую сказку, в которой очень многое поменялось местами в сравнении с реальностью, а что-то будто причудливо отразилось в зеркале. Сальери с самого начала называют придворным композитором и на протяжении всего фильма выставляют абсолютнейшим придурком и профнепригодным идиотом, ничего не понимающим в музыке, абсолютно к этому делу не способным. Всегда очень трогательно, когда Сальери с безошибочной точностью воспроизводит все суждения экспертов XX века о гениальности Моцарта. Как бы это ни было парадоксально. Однако надо помнить, что на самом деле Сальери был не просто придворным композитором, а первым капельмейстером. Первый капельмейстер — это руководитель всех культурных проектов, с большим бюджетом, правом подписи и огромными генеральскими перспективами. Именно эту должность Антонио Сальери занимал 40 лет, в то время как успели смениться несколько императоров.

Явление, которое обессмертило фильм «Амадей» и теперь всегда ассоциируется с ним, — идиотский смех в исполнении Тома Халса. Этот смех, конечно, неподражаем.

И, кстати, является одной из причин, по которым стоит смотреть «Амадей» с оригинальным звуком. Ситуация знакомства героев с опознанием Моцарта именно по смеху имеет свою предысторию.

8 премий «Оскар», 4 премии BAFTA, 4 премии «Золотой Глобус» и ещё 24 награды получил фильм Милоша Формана «Амадей»

Моцарт откровенно нарывался на увольнение с той работы, на которую его долго и с большими унижениями устраивал папа. Речь идёт о должности клавишного музыканта в придворном оркестре Зальцбургского архиепископа. Известно, что Моцарту очень хотелось, чтобы его оттуда выгнали. Он просил об этом, но его не увольняли. Результатом стало событие, которое в фильме отсутствует, потому что это разрушило бы репутацию светлого гения.

Когда нам показывают венскую резиденцию Зальцбургского князя архиепископа Коллоредо, хозяин говорит Моцарту: «Почему меня унижает один из моих слуг?» Тут Моцарт открывает двери, за которыми большая и восторженная толпа, аплодирующая ему. Моцарт отвечает: «Потому что здесь я не слуга, а артист. И вот мой успех, вот мои слушатели, что только что по достоинству оценили мою музыку». В действительности отношения работодателя и работника закончились мощнейшим пинком под зад, который Моцарт получил от управляющего архиепископа графа Арко 7 июня 1871 года. Моцарта спустили с лестницы, из-за чего он ушибся, но тем не менее оказался формально свободен и следующие десять лет жил как человек, не связанный контрактными обязательствами.

Идиотского смеха всё это нисколько не отменяет. Он нарывался — он нарвался.

Мог ли кайзер Иосиф II принять это событие близко к сердцу и обсуждать на совещании со своими соратниками, вырабатывая культурную политику империи именно ради Моцарта, как это показано в фильме? Оставим это на совести создателей сказки.


Премьера зингшпиля в трёх актах «Похищение из сераля» состоялась 16 июля 1782 года в Вене

В действительности у Иосифа II были собственные идеи, касающиеся культуры. Одна из них заключалась в донесении оперы до простого народа. Были привлечены композиторские силы, организована кампания по производству зингшпилей — опер, исполняемых на немецком языке. Эта политика империи с треском провалилась. Первым, кто сделал зингшпиль, как раз был Антонио Сальери.

У Моцарта был ответ — зингшпиль «Похищение из Сераля». Эта опера подлила масла в огонь борьбы между немцами и итальянцами, которая разгоралась в Австрийской империи. Мы не должны забывать, что Моцарт был отъявленным ксенофобом. Даже Милош Форман и Питер Шеффер не смогли скрыть все те нехорошие слова, которые Моцарт позволял себе в адрес иностранцев (в особенности итальянцев). Для Моцарта кампания по производству опер на немецком языке продолжения не получила. Весь остальной шоу-бизнес ответил на императорскую инициативу примерно так, как кинопрокатный бизнес в России отвечает на неловкие усилия российского министерства культуры по продвижению нашего кино — то есть спектакли всё равно идут на итальянском языке.

Ещё один факт — невероятная инфантильность Моцарта, который оказался не готов к свободе. В Вене Моцарту было особо некуда пойти, он был знаком лишь с семьёй Вебер. У фрау Вебер он снимает угол и потом его натурально женят на дочке квартирной хозяйки. Естественно, женит не кайзер, а сама хозяйка. При этом ранее Моцарт ухаживал не за этой дочкой, а за другой девушкой, которая его отвергла и вышла замуж за кого-то ещё.

Разумеется, моцартовские биографы очень хотят думать, что она об этом пожалела, но я бы так не сказал.


24 марта в Центре культуры и отдыха «Победа» Тамара Эйдельман прочтёт лекцию о сериале «Игра престолов»

Вспомним оперу Сальери, которую в фильме транслируют анонимно. На самом деле она называется «Аксур, царь Ормуза» и в 1788 году являлась международным мегахитом. Венский театр и в особенности кайзер Иосиф II желали иметь у себя то, что пользуется наибольшим успехом в Париже. Там под названием «Тарар» эта история прошла в оригинале, так же, как и «Свадьба Фигаро».

В фильме нам показывают парадоксальную реакцию Моцарта. Премьера оперы состоялась 8 января 1788 года. Залы были проданы до конца сезона. Эта опера вошла в репертуар венского театра и не выходила из него лет 15. А моцартовский шедевр «Дон Жуан» даже не сможет туда попасть, при переносе из Праги в Вену всё это и сломается. Всего пять спектаклей выдержит венская версия.

Все ужасы и нагромождения низких мужских голосов и многие другие потаённые особенности «Дон Жуана» и следующих произведений Моцарта делают их провальными с точки зрения массового восприятия. У Сальери же за 40 лет таких провалов не было. Его интуиция или навык сознательного расчёта были ключом к успеху: он делал всё именно так, как понравится широким массам. И это одна из составляющих таланта или гения.

Особенность же Моцарта — странным образом угадывать восприятие будущих эпох, но просчитываться с восприятием современников и соотечественников.

В результате всех сложных умозаключений, на протяжении более двух с половиной часов мы так и не поймём, что же такое сделал маэстро Сальери для того, чтобы угробить Моцарта и, вскрывая вены, называть себя убийцей. Он его не травил, а даже особым образом помог Моцарту в завершении его шедевра. Сказку и вымысел нужно воспринимать совершенно отдельно от реальности.

626 — порядковый номер, присвоенный «Реквиему» в каталоге Кёхеля — полном хронологическом списке произведений Вольфганга Амадея Моцарта

По легенде «Реквием» появился благодаря Сальери, который его и заказывает. В действительности всё это выдумка, никаких тайн в истории с чёрным человеком не было. Моцарт наверняка знал имя заказчика, место, срок исполнения заказа и то, когда и где он должен представить эту заупокойную мессу. К тому же ему было известно, в чью память будет исполнен реквием, в какой акустике и какого размера будет помещение, сколько там садится музыкантов в оркестре и сколько может поместиться артистов хора.

Но здесь есть и другая правда — конкуренция двух проектов в одной голове. С одной стороны, Моцарту нужно было выполнять заказ на мессу, с другой — у него была «Волшебная флейта». И здесь для него существовала проблема ухода из большого академического искусства в маргинальную область антрепризного театра.

Это шаг назад в карьере, деньгах, репутации, в профессиональном уровне всего того, что происходило.

В последние два года жизни у Моцарта наметился серьёзный разрыв между доходами и расходами.

Непонятно, был ли он действительно беден и так ли мало он зарабатывал, как говорят некоторые сердобольные биографы. Дело не в абсолютных цифрах, а в разрыве: доходы в любом случае сильно не соответствовали расходам. Может быть, он слишком много тратил.

Как бы то ни было, ему приходилось выполнять заказы, которые на профессиональном и репутационно-житейском уровне были ниже того, чем он занимался раньше.

То есть человеку пришлось отступить от заранее подготовленной позиции. Мы можем его с этим поздравить или ему посочувствовать.


«Женщины, подобные этой», «Услуга за услугу», «Кто выиграл пари?», «Месть девушек», «Партизаны», «Побег из монастыря», «Китайский чернорабочий», «Бесплодные усилия любви» — варианты названия различных постановок «Così fan tutte, ossia La scuola degli amanti»

Моцарту во многом не повезло. Вспомним третью оперу из знаменитой дапонтовской трилогии, «Кози фан тутти». Название этой оперы означает «так поступают все женщины» или «все они таковы». Её, собственно, угробил замечательно задуманный проект — государственный траур по случаю кончины Иосифа II. Именно из-за этого пришлось идти в какой-то левый ДК на окраине, где Эмануэль Шиканедер строил свои антрепризные дела с «Волшебной флейтой». В результате потом этот ДК станет называться «Театр Ан дер Вин», то есть «на речке в Вене», и персонаж «Волшебной флейты» Моцарта Папагено, который фигурирует в фильме тоже, изображён и увековечен на фронтоне театра.

Театр этот будет построен на деньги, вырученные Эмануэлем Шиканедером с многочисленных представлений «Волшебной флейты». Это окажется феноменально прибыльным проектом, несмотря на весь репутационный и финансовый убыток для автора, который просто не доживёт до следующих прибылей. Естественно, к этому прилагаются конфликты с вдовой по случаю неразделённости мнений в авторских правах.

С подмастерьями Моцарту не повезло особо. Его ассистентом на «Кози фан тутти» был Йозеф Эйблер, а Франц Ксавер Зюсмайер — ассистентом на «Волшебной флейте». К ним обоим будет обращаться Констанция, когда понадобится завершить «Реквием» — то есть написать что-то, что будет выдано за работу Моцарта.

Фактически речь идёт о подлоге с целью получить вторую половину денег. Эйблер откажется, а Зюсмайер будет вынужден согласиться — скорее всего потому, что он был любовником Констанции.

Как ни посмотри, история подлинная, известная нам из источников заслуживающих доверия, и история вымышленная, где крупные кирпичи лжи удачно скреплены раствором из правды — это истории об одном и том же. О том, насколько хрупкой была для Моцарта надежда прожить своим трудом и талантом в таком городе, как Вена, да и в любой имперской столице с враждебным сообществом. И о том, как вообще хрупка и непрочна человеческая жизнь вместе со всем трудом и талантом. И как всё это зависит не только от стараний и усилий, но и от случайностей, которые в любом случае сильнее. Мы можем лишь довериться некой высшей силе, которая предопределяет, что может случиться, а что нет. В данном случае это именно история о хрупкости и несовершенстве, о том, что они, несмотря на кажущуюся мимолётность и скоротечность, оставляют глубокий след в музыке и в жизни.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное