Жизнь как в кино

 Почему надо помнить о зрителе и как снимать в Сибири  15 февраля, 17:50

Полина Кузнецова
автор текстов, спецагент
&

центр культуры и отдыха
подходящие темы
Жизнь как в кино
Фотографии Ильнара Салахиева

Создатели кинокомпании «Картина мира» Борис Мамлин и Алёна Олейник рассказали Сиб.фм о своём противоречивом отношении к Новосибирску, безоговорочной любви к «Победе» и, конечно, о фильмах «Картины мира» — документальных, корпоративных, игровых. О тех, что уже сняты, и тех, что мы скоро увидим.

Вашей премьерной площадкой несколько лет подряд становится «Победа». Можете объяснить свой выбор?

Алёна: Слово «выбор» здесь не совсем корректно. Скорее это «Победа» оказывает честь новосибирским кинематографистам демонстрировать своё творчество наряду с мировыми премьерами.

Борис: Мы с Алёной не раз бывали в столичных кинотеатрах, и неизменно появлялось ощущение «что-то здесь не то».

Где же прекрасные залы, где классный репертуар, где всё то, к чему мы привыкли?
В Москве подобных кинотеатров я не знаю.

Поставить рядом можно разве что закрытые элитные заведения, в которых надо отстёгивать определённую сумму за членство.


Израильский коктейль культур — интервью с Ирис Цвайг в кинокафе кинотеатра «Победа» про иврит, хумус, шакшуку и кино

Алёна: Я пережила в «Победе» совершенно удивительные мгновения. Помню, мы с компанией друзей пришли после сеанса в кинокафе: за окном зима, падает снег, мы сидим в приятном полумраке, ужинаем и обсуждаем фильм, который только что посмотрели. Я сейчас читаю книжку «Hygge. Секрет датского счастья» — вот тогда было конкретное «хюгге», полное умиротворение.

Борис: Мне нравится приходить сюда летом, завтракать на веранде кофейни. Я сажусь в тени, пью кофе, и в это время мимо меня по улице Ленина проходят все мои знакомые. Замечательные ощущения! На самом деле, я всегда считал, что не люблю Новосибирск. В 89-м году, когда я приехал сюда, город произвёл на меня тягостное впечатление.

Но когда я сижу вот так и завтракаю в «Победе», то чувствую, что это мой родной город.

В ваших киноразмышлениях о Новосибирске всегда есть это яркое противоречие: город серый, смотреть не на что, зато здесь живут хорошие люди.

Борис: Да, это как раз тот случай, когда внутри город лучше, чем снаружи.

Алёна: Я приехала в Новосибирск из Омска двенадцать лет назад, и сразу поняла, в чём главная составляющая новосибирского настроения. Здесь очень широко и свободно, и никому нет до тебя дела — нет провинциальности, когда все про всех знают. В Новосибирске ощущаешь свежесть, безграничность возможностей, но у этой широты есть обратная сторона.

Имеется у меня одно наблюдение: я ни разу не видела в городе похорон. Как будто люди здесь не умирают вообще, и нет жизни в привычном смысле, размеренной и укоренённой.

Люди постоянно решают задачи, работают, а ощущения нормальной жизни нет, словно ты несёшься куда-то в транзитном поезде. У меня только в последние два года появилось чувство относительной стабильности, сформировалась компания друзей.


Разговор про атмосферу ресторанных интерьеров и развивающий досуг в стенах кинокафе «Премьера»

Есть мнение, что делать кинематографическую карьеру в провинции бессмысленно. Однако у вас это получилось.

Алёна: Это не совсем так. Здесь можно начать снимать, но когда подходишь к определённому этапу и хочешь развиваться дальше, встаёт вопрос о переезде. И многие отправляются в Москву.

Борис: Тема переезда появляется вполне логично. Например, пару лет назад мы собирались запустить производство сериала для ТВ3. Решили, что откроем миру новые артистические лица, искали главного героя — мужчину 35+. Я лично прошерстил все театры Новосибирска, а потом и всего Сибирского федерального округа, но так в итоге и не нашёл подходящего человека.

Видимо, к 30 годам мужчина в театре решает, что надо либо заняться чем-то другим, чтобы прокормить семью, либо надо спиться.

И когда видишь какого-то классного актёра, например, из Хабаровска, начинаешь искать его по соцсетям, то выясняется, что парень уже в Москве. Мы, может, и не занимались бы в Новосибирске корпоративным кино, если бы здесь была возможность приложить силы в других сферах. Свою карьеру мы начали как телевизионщики, но новосибирское ТВ благополучно загнулось, и мы открыли для себя другую нишу — корпоративное кино. С его помощью зарабатываем деньги, а потом на эти деньги снимаем короткометражное художественное.

Вашим первым игровым кино стала короткометражка «По пути», в 2016 году вы показали второй фильм «Я иду искать». Будет ли премьера игрового фильма в этом году?

Алёна: В этом году мы покажем новый фильм Бориса. Фильм о войне. Девочки снимают про любовь, мальчики — про войну.

Борис: Для меня тема войны — сквозная по жизни. Я учился в Суворовском училище, потом в Новосибирском военно-политическом. В 95-м году мы с Марией Лондон ездили в Чечню, снимать телевизионный проект. А сейчас вся эта история с Украиной не оставляет меня в покое, я ведь сам с Украины, все мои родственники находятся там. Сначала родилась идея сделать фильм об украинской войне, но в итоге получилась история о войне как таковой, обо всех войнах. И среди прочего он ставит вопрос о том, что может быть общего у тебя и твоего врага.

Получится ли сохранить в фильме про войну ваш традиционный позитивный взгляд на мир, которому вас научил опыт работы в корпоративном кино?

Борис: Это умение появилось ещё до нашего коммерческого опыта благодаря работе в новостях. Сюжеты на канале НТН имели схожее содержание: все мерзавцы, всё плохо, у кого-то дом сгорел, кого-то ограбили, и так далее. Меня это стало угнетать настолько, что я ушёл с канала. Начал заниматься разными соцпроектами, и с удивлением обнаружил, что далеко не все подонки, убийцы и воры — более того, вокруг много замечательных людей.

Я понял, что хочу видеть хорошее и говорить об этом людям. В принципе, именно этим мы и занимаемся в рамках корпоративного кино.

Алёна: Коммерческое кино вообще многому нас научило — в частности, всегда помнить о зрителе. Бывает, мы приходим с друзьями в кино, а после фильма они с недоумением спрашивают: «Это что такое сейчас было?» И тогда мы с Борей пытаемся объяснить: мол, это люди ищут себя, новые формы. На что товарищи логично возражают: «А мы-то тут при чём?!»

То есть аудитория не всегда готова следить за авторским самовыражением. И поэтому, делая своё кино, мы всегда думаем о зрителе.

Потому фильмы у нас сложно вышитые, в них много событий, чтобы люди не заскучали. Наши короткометражки — это своего рода маленький «полный метр».

А что нужно фильму, чтобы быть интересным зрителю?

Борис: Наличие конфликта, хорошего фильма без него не бывает. Жизнь не белая и не чёрная, она разная, и в кино главное — показать столкновение этого разного. Момент, когда человек встаёт перед выбором: между добром и злом или злом и ещё большим злом.

Именно конфликт оказывается движущей силой.


О красоте и простоте в кино, гастрономическом туризме и незабываемых путешествиях

Это правило работает в любом кино? Для корпоративного оно тоже применимо?

Борис: Вполне применимо. В корпоративном фильме тоже присутствует некое столкновение. И проще всего, пожалуй, показать конфликт через сопротивление среды. Ведь всякий бизнес рождается в борьбе со средой, с собственной ленью, в конце концов. Это как с освоением БАМа. Помните советскую песню:

Слышишь, время гудит — БАМ,
На просторах крутых — БАМ,
И большая тайга покоряется нам...

Алёна: Вообще, всё, что про БАМ — это настоящее корпоративное кино.

Борис: Истории могут быть разные. Например, о том, как человек, прежде чем создать свой бизнес, всё потерял. Недавно мы делали фильм для «Всероссийской страховой компании», которая сейчас называется «ВСК». Она началась с того, что её основатель в числе 60 тысяч офицеров был уволен в запас в 92-м году, когда армию капитально сокращали. Жил-служил, а потом ему сказали: «Спасибо, в ваших услугах родина больше не нуждается». Но человек не сломался, поднял какие-то связи и создал компанию, которая на данный момент входит в топ-5 лучших в своей отрасли. И клиенты, отзываясь о них, говорят, что для этих людей нет проблем, потому что они военные — для них есть задачи, а задачи всегда решаются. Вот такие бывают истории. Кстати, по поводу конфликта в кино: фильм «Город, где я» тоже ведь создан на конфликте — конфликте точек зрения о Новосибирске. Город ссыльных, город интеллигенции, город военных и так далее — мы собрали разные мнения и столкнули их.

Когда есть подобное столкновение, появляется многогранная картина, а не лубочность в стиле «я люблю тебя, мой милый город».

Но как раз заказчик может захотеть лубочность за свои деньги. Вдруг это кажется ему красивым.

Борис: Когда мы начинаем корпоративный фильм, то прежде всего встречаемся с собственником бизнеса, поскольку он является основным носителем идеологии компании. Он рассказывает о своих предпочтениях, а потом мы предоставляем клиенту уже своё видение — зачастую более поэтичное и красочное, чем высказанные пожелания. Как правило, соглашаются с нашим вариантом.

Кстати, сейчас есть хорошая тенденция: заказчики всё чаще хотят видеть фильмы о вещах, понятных всем.

И если раньше рассказывали о своих станках и складах, то теперь фокус сдвинулся на область общечеловеческих ценностей.

Стало очевидно, что именно такой подход цепляет, и мы страшно этому рады: рады делать фильмы не про станки, а про душу, совесть, мотивацию и прочие важные моменты.

Алёна: И вообще самые лучшие мировые ролики — те, над которыми все рыдают и которым умиляются — это ролики в духе «мальчик с пингвинёнком нашли подарки под ёлкой». Но до заказа таких фильмов клиент должен дорасти. И на западе, где корпоративным кино занимаются уже лет сто, заказчики пришли к этому осознанию.

Они уже отсняли про заводы и пароходы и поняли, что главное в рамках так называемого корпоративного кино — показать, что ты нормальный человек, а не что у тебя самый большой завод.

Борис: И на европейских фестивалях награждают фильмы вовсе не про станки, а про те вещи, которые близки многим.

Алёна: В 2015 году на фестивале в Каннах (Международный фестиваль The Cannes Corporate Media & TV Awards — прим. Сиб.фм) мы получили Золотого дельфина за трейлер к книге о холокосте, а в 2016-м Серебряного — за фильм «Сплав», о том как «сплавляются», сплачиваются люди, делая одно дело, несмотря на то, что они принадлежат к разным культурам.

Вернёмся к вашим игровым фильмам: два уже готовы, третий на подходе. Есть ли задумки по поводу четвёртого?

Алена: Не так давно я прочитала пост девушки-блогера, у которой случилось горе с ребёнком: её девятимесячная дочка, переболев менингитом, потеряла слух. И меня поразил этот пост, он был о врачах, о воле свыше, обо всём. Я написала ей, что хочу снять об этом фильм. Даже не думала, что девушка ответит, у неё больше миллиона подписчиков, но она откликнулась: «Алён, я за кино». Вот так высшие силы сводят меня с материалом. В общем, если всё получится, в нашем игровом портфолио будет четыре фильма. И уже имея такой багаж, мы планируем искать продюсеров в Москве или доставать деньги через госфонды на «полный метр». И я хочу, чтобы это был фильм о любви — душевный, романтичный. Мне кажется, таких фильмов сейчас очень не хватает.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!