У нас была сказочная страна

 Игорь Чубайс о коррупции, наркотике для муравьёв и митингах  26 апреля, 12:25
подходящие темы
У нас была сказочная страна
Фотографии Веры Чупровой

В Новосибирске побывал россиевед и доктор философии Игорь Чубайс. Старший брат Анатолия Чубайса рассказал, когда наша страна была сказочной, почему советское наследие мешает нам жить и какие уроки мы должны извлечь из нашего прошлого. Встреча с Игорем Чубайсом прошла в рамках дискуссионного клуба, который организовал бывший депутат Госдумы Аркадий Янковский совместно с кабаре-кафе «Бродячая собака», Новосибирским Открытым Университетом и гуманитарно-просветительским проектом «Открытая Россия». Корреспондент Сиб.фм также встретился с Игорем Чубайсом и поговорил том, что же всё-таки может спасти Россию и есть ли у нас шансы на светлое будущее.


Первый в России отдельный факультет россиеведения был образован в Институте социальных наук. Игорь Чубайс стал его деканом

Не прятаться, а разбираться

Вы часто говорите о том, что России необходима смена власти, так как — цитирую ваше высказывание — «То квазигосударство, которое возникло в 1917 году, не только нелегитимно, но и абсолютно не эффективно. Россия сегодня катится в пропасть, вот это и нужно останавливать». Так в какую пропасть мы катимся и почему?

По-моему, это достаточно очевидно. Вот смотрите, ещё утром у нас есть губернатор Кировской области, а уже вечером он является заключённым за коммерческие преступления. У нас министр обороны утром ещё вполне себе министр, а вечером — уже злостный коррупционер. У нас, оказывается, и у премьер-министра не всё в порядке.

Можно приводить бесконечное количество примеров, и это показатель того, что в стране неправильная система управления.

Мы знаем, что качество жизни у нас не растёт, а продолжительность этой жизни мужчин ниже, чем в Папуа — Новой Гвинее. Между прочим, там мужчины живут дольше. О чём это говорит? Это говорит о том, что у нас исчезло здравоохранение. У нас разрушено образование. Что ещё нужно объяснять? Неужели нужно кому-то доказывать, что в стране глубочайший кризис? В XX век Россия вступала с самыми высокими экономическими и социальными показателями, Россия являлась лидером, а закончился век распадом государства.

Надо не прятаться, а разбираться, что происходит. Анализа-то нет. Нет возможности устанавливать истину.

Понимаете, вот немцы в Германии не очень любят об этом рассказывать, но примерно через десять лет после войны там началась общенациональная дискуссия о нацизме. Им никто этого не навязывал, они сами решили разобраться, почему страна, где были Гёте, Гегель и Кант, взяла и сожгла шесть миллионов евреев. Они сами разбирались, сами выясняли — и сегодня это одна из самых демократических стран в Европе, такой центр демократических ориентаций. А у нас... Проблемы огромные, а ответ-то не звучит, или он наполовину заглушен. Да и негде это обсуждать. Нет возможности для дискуссии.

А на ваш взгляд, наше общество к этой дискуссии готово? Не секрет, что значительная часть населения у нас и на митинги не выходит, и новости как таковые не читает. Они сидят возле телевизора и верят в ту реальность, о которой им там рассказывают.

Конечно, часть общества находится под влиянием пропаганды. Но общественное мнение — это не та сфера, где большинство решает. Не всегда большинство право. Когда Коперник пришёл к выводу, что не Солнце вращается вокруг Земли, а Земля вращается вокруг Солнца, он был один, кто так думал. И он 20 лет не публиковал результаты исследований, потому что понимал, что будут большие проблемы. Но всё-таки он оказался прав.

Истина не всегда является в виде большинства. Истина бывает и тогда, когда её глаголят очень немногие.

Но для определения этого и нужна дискуссия. Может быть, это я не прав. Но давайте обсудим, докажем друг другу. Но пока у нас, в том числе и в телевизоре, есть только якобы дискуссия, цель которой — закрепить старые мифы. И это ужасно. Речь ведь идёт не о какой-то стране, не о какой-то придуманной Скотландии, речь о России, о моей стране, у меня другой-то нету! Куда мне деваться? И поэтому я вынужден отстаивать свою точку зрения.

Мы не муравьи

Можно сказать, что сейчас хоть как-то активизировалась общественная жизнь и часть людей готовы к переменам. Ну вот если судить по нашему городу: у нас что ни выходные — то митинг или пикет. Как вам кажется, это движение к чему-то приведёт?

Понимаете, я не могу делать точный прогноз. Я не сомневаюсь, что ситуация, в которой мы находимся, неприемлема, она неправильна, она строится отчасти на насилии.

Вот даже сейчас спрашиваешь у молодёжи, почему они не выходят на протесты, а они отвечают: «А мы боимся».

50% молодёжи России интересуются политикой, по данным ФОМ на 17 апреля 2017

То есть они не выходят не потому, что согласны с тем, что происходит, а не хотят, чтобы им голову разбили дубинкой.

Но в любом случае ситуация должна как-то разрешиться. Как воду не поднимай, она всё равно будет притягиваться и падать вниз. Ситуация должна найти какое-то решение. Но кризис у нас очень затяжной, очень тяжёлый, кризис, который продолжается уже очень долго. Это уже поколения целые в этом живут.

Я вам могу такую аналогию из биологии привести. У муравьёв есть такой антипод, такая тля, которая вырабатывает молочко, которое для них как наркотик. И вот когда специально запускают тлю в муравейник, происходит деление: часть муравьёв высасывает это молочко, деградирует и умирает. А часть борется и восстанавливает муравейник. Второй раз уцелевшим засылают тлю. И тогда снова происходит такое деление, когда бороться продолжает только часть от выживших. А когда третий раз засылают тлю — происходит вымирание муравейника.

Вот мы не муравьи, мы люди, у нас не может такое произойти, у нас всё равно останутся люди, которые не на голове ходят, а на ногах, которые мыслят адекватно.


Дискуссия новосибирской оппозиции в подвале

Но почему тогда многие сдаются и принимают ситуацию такой, какая она есть? Ведь протест, по сути, зарождается где-то в больших городах, в Москве в основном, где на улицах оказываются тысячи людей, а дальше-то от столицы что? Ну выходят в небольших городах пара сотен протестующих, что от этого меняется?

На мой взгляд, тут всё очень просто. Когда люди выходят в Москве на те же митинги, они защищены гарантией анонимности. У меня самого была ситуация, когда после инаугурации президента была акция протеста, меня там схватили, и я сутки отсидел. Я думал: ну вот, я приду на работу, и меня выгонят. Я прихожу и спрашиваю у коллег: «Ну что, ходил кто-нибудь на митинги?» А мне отвечают: «На митинги ходят только бездельники». То есть никто и не знал, что я там был. А вот если бы я в небольшом городе был и вышел, то это уже другое.

Поэтому важно не то, что где-то меньше выходят, а важно, что и там выходят, несмотря ни на что.

Ну а почему люди стали всё-таки выходить на улицы? Ведь недавний протест против коррупции реально собрал тысячи людей не только в больших, но и маленьких городах?

Потому что достало. Потому что тот же экономический кризис уже нельзя скрывать. Выросли цены — из-за Крыма, из-за Сирии, из-за Украины. Знаете, сколько Крым стоит? Примерно 3 млрд долларов в год дотаций. Это половина бюджета здравоохранения. Вот поэтому у нас многое и не работает. А отсюда идёт возмущение, потому что ни одна структура, которая должна обеспечивать нормальную жизнь, не функционирует.

41 государственная программа утверждена Правительством России и одна — президентом. Блок «Эффективное государство» содержит всего четыре программы

Другой страны у нас нет

А это возмущение, которое накопилось, во что, на ваш взгляд, должно вылиться? Ситуация вообще изменится — или вся эта накопленная инерция в итоге нас и затянет дальше?

Конечно, всё изменится. И скорее рано, чем поздно. Но только нужно понимать, что нужно менять не одного человека, нужно менять целую систему. Ну вот если бы во власти в России, допустим, оказался Обама, Трамп или та же Меркель, которая сама ходит по магазинам и покупает семье продукты. Я очень допускаю, что года-два-три они бы работали так, как принято, а потом бы всё стало иначе. Они увидели бы, что их все облизывают, на них молятся, их прославляют, никакой критики нет — ну и зачем прыгать выше головы?

Но у нас в стране есть несколько примеров того, как наш народ сопротивлялся власти. И власть прогибалась под народ, отступала. Последнее отступление — это приход Горбачёва, а потом и Ельцина. Тогда и протеста-то не было, все диссиденты либо были в психушках, либо были высланы из страны, либо сидели в тюрьме. И Горбачёв начал перестройку, потому что всё сгнило, уже ни один нормальный человек не мог верить, что мы строим коммунизм. Какой коммунизм, что вы несёте? Продукты — и те по карточкам.

И вот сегодня мы находимся как раз в той точке, когда система также деградировала. Она сгнила.

Есть сильное внешнее давление — те же санкции. Но не хватает внутреннего давления, внутреннего сопротивления. При этом оно явно растёт, поэтому всё же есть реальные шансы на изменения. Но они должны быть не половинчатыми, как было до сих пор. Нужна люстрация, нужен русский Нюрнберг, нужно продолжить наш российский путь.

А кто может это сделать? Кто может это внутреннее сопротивление направить в нужное русло, на этот самый российский путь?

— Прежде всего нам нужно понять, что это наша страна, у нас нет другой страны.

Мы её можем опрокинуть и разрушить, как раньше. А можем всё поменять. Кто будет носителем? Народ. Другого быть не может. Вся надежда на честных и порядочных людей. Тем более что у нас есть соседи, которые нам помогут. Это сегодня у нас все враги. А когда мы прекратим обвинять мир в происках и в агрессии, когда поймём, что мир вообще-то нормальный и нельзя жить по принципу «Весь мир идёт не в ногу, а мы в ногу», то всё изменится.

Поэтому, на мой взгляд, ситуация не безнадёжная. Я вообще российский патриот. У нас великая история, история великих достижений. У нас была сказочная страна. И всё ещё будет.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!