Многие думают, что в Москве люди золотом срут

 Найк Борзов о «Грибах», цензуре и новосибирских музыкантах  5 июля, 13:44

Никита Манько
журналист
подходящие темы
Многие думают, что в Москве люди золотом срут
Главная фотография предоставлена командой Найка Борзова

Найк Борзов, автор одного из лучших альбомов в истории русской музыки, в своё время въехал «Верхом на звезде» из девяностых в новое тысячелетие. Кумир миллениалов, взрослевших под MTV, хедлайнер Пикника Сиб.фм рассказал, как фестивали и пикники заменили гламурные «Фабрики звёзд», Новосибирск стал «городом рока и пост-панка», а молодые музыканты сформировали новый андеграунд.

Есть чувство, что вся новая музыка на 90 % состоит из группы «Грибы» и журнала «Афиша», это похоже на монополию.

«Грибы» — это модная музыка сейчас, а «Афиша» пишет о модной музыке, так что всё нормально, в контексте. Люди это слушают, я постоянно, мимолётно, проезжая по городу, слышу группу «Грибы», ревущую из окон автомобилей — вот так и воспринимаю их формат.

Новосибирские ребята из группы Ploho съездили в тур по Украине и обнаружили, что там очень много качественной поп-музыки, которой не хватает в России, но совершенно отсутствует, так сказать, андеграунд. Как у нас с музыкальным андеграундом?

Мне кажется, андеграунд тоже развивается, но он находится в андеграунде (смеётся), где ему и положено быть. Я вижу немало интересных групп, играющих разную музыку. Недавно я ворвался на российскую прогрессив-метал сцену, и там очень много интересных, реально самобытных коллективов. Они гастролируют по стране вне зависимости от того, пишут о них в популярных музыкальных пабликах и журналах, крутят ли их клипы по телевизору или нет.

То есть про них никто не пишет, их нигде не крутят, но тем не менее они собирают залы и востребованы; люди их любят, слушают, покупают пластинки.

В последнее время активно развивается фестивальная культура, что это значит для новых групп и для жанра в целом? Стоит ли ориентироваться на фестивали или, может, лучше сначала записать студийно более-менее альбом, поработать с музыкой, а потом уже заниматься самопрезентацией вживую?


В 14 лет Найк Борзов организовал свою первую группу и назвал её «Инфекция»

Мне кажется, если люди уверены в себе, то можно двигаться по всем направлениям — и записи делать, и в фестивалях участвовать, и организовывать туры по стране, и просто давать концерты. В Москве сейчас прошёл фестиваль андеграундной музыки «Боль»: если взглянуть на участников, среди них много разных и интересных групп. Я так понимаю, организаторы тоже выходят на новый уровень: из какого-то такого маленького фестивальчика они делают уже что-то более глобальное. Есть другой пример — фестиваль «Синтпозиум», где выступают разные синтезаторные умельцы и разного рода электронные группы — они тоже составляют так называемый андеграунд. Мне кажется, всё это имеет смысл. Как говорится — всё в копилку.

Нужно двигаться по всем направлениям, и где-то оно по-любому выстрелит, опередит время.

Вот я лично знаком с новосибирской андеграундной сценой, с явлением сибирского пост-панка, от которого, кстати, открещивались потом сами участники. Одни из самых популярных — группа «Буерак», они поссорились со своим московским продюсером Казарьяном, и сейчас уже не столь частые гости в Москве. Насколько же реально понятие инди-музыки как таковой, без продюсеров, без поддержки тех же самых СМИ и пабликов. Или рецепт другой?

— Рецепт — продолжать делать качественный продукт.

Качественный — в смысле интересный и самобытный, который будет интересен не только самим музыкантам, но и поклонникам инди-музыки. Какие ещё могут быть рецепты... Снимать красивые качественные клипы. Это всё вызывает интерес, и, если в этом что-то есть, это начнёт собирать не только просмотры, но и концертные площадки. И будет тогда концертов достаточное количество.

Фотография с сайта renome-mag.ru

Насчёт продюсеров... Ну, конечно же, с продюсерами проще — тем более с хорошими продюсерами. И, понятное дело, часто, когда люди расстаются с хорошим продюсером, у них история идёт чаще вниз, по наклонной. И если музыканты сами не будут прилагать никаких усилий для того, чтобы изменить ситуацию — конечно же, будет хуже и хуже. То есть нужно работать над самопрезентацией и делать своё дело.

Вот скажи, всё равно ведь должна быть какая-то местная сцена в городе. Ребята в Москве и в Питере считают, что у нас в Новосибирске город рока, что у нас здесь город пост-панка... Хотя, находясь здесь, скажу, что это далеко не так. У нас и площадок-то нет для выступлений: только фестивали, летние пикники и огромный ЛДС.

В общем, да: локальные мифы и стереотипы есть везде.

Я уверен, очень многие люди в Новосибирске думают, что в Москве люди золотом срут.

Но это же совершенно не так, как кажется издалека молодым ребятам. Насчёт площадок для выступлений — понимаю, о чём ты говоришь. В Новосибирске был не один раз и знаю многих музыкантов, например, Алекса Кельмана и его проект Punk Tv. Ещё у вас был рок-клуб нормальный — кажется, «Рок-сити». Не знаю, есть он ли он сейчас.

Ну... Там теперь рок-ресторан

— Тем не менее сцены как таковой особо в Новосибирске не чувствуется, здесь не Лас-Вегас, скажем так...


«Сердце „Рок-сити“ бьётся в самом центре города. Здесь затихает мегаполис и звучит музыка» — говорится на сайте бара

В Москве, в Питере, в Екатеринбурге она есть. Кстати, в Екатеринбурге это оттого, что чтут традиции русского рока, уральского, так сказать. В Москве часто появляются группы с Урала, потому что там очень много людей из Екатеринбурга, которые занимаются и радио, и телевидением, и работают в прессе.

Выходит, что независимая рок-музыка — сейчас командный вид спорта. Расскажи, кто состоит в команде Найка Борзова и с кем ты поедешь на Пикник Сиб.фм-2017?

У меня периодически меняется состав музыкантов, и в каком составе поеду в Новосибирск, я ещё не очень понимаю. До этого ещё надо дожить (смеётся). А в принципе, у меня небольшая команда — люди, которые работают на меня, Найка Борзова. Это мой концертный директор Елена Савельева, которая занимается пост-продакшном, когда творческий процесс закончен. У меня есть PR-директор Оля Столштейн, она занимается размещением информации и общением с прессой и пабликами, телевидением и радио. У меня есть SMM-щик, который занимается моими сетями, зовут его Никита. И есть тур-менеджер, который ездит с группой, договаривается, организует продажи билетов в городах, работает с местными распространителями.

Эти люди стараются, чтобы я занимался только творчеством и не думал о чём-то другом.

Понятное дело, мне нужно давать интервью, ходить по разным эфирам. Это с творчеством мало связано, но, тем не менее от этого даже можно получать удовольствие (смеётся).

Фотография с сайта worldpics.pro

Ты свой имидж изобрёл сам и сам его поддерживаешь, а что можно сказать по поводу сочетания имиджа и музыки сейчас для молодых групп? Есть группы, которые делают ставку на имидж — тот же «Буерак» из Новосибирска, а есть группы, которые в рамках своего города пишут альбомы — кто-то студийно пишет...

Я понял вопрос. Считаю, что нужно прорабатывать всё в совокупности — и визуальный, и аудиоряд. Если посмотреть свежий сериал про группу «Grateful Dead», увидишь, что эта группа совершенно не беспокоилась о своём имидже — жрали целыми днями кислоту и спаивали этим попадавших в их круг общения. Чтобы убежать от реальности в музыку, от того, чтобы заниматься имиджем и постпродакшном... Их интересовала только музыка, и больше ничего.

Вот, это было главным, они так и жили — и ездили на гастроли, и не зарабатывали ни копейки на этом.


Преданных поклонников «Grateful Dead» называют «Deadheads»

Тем не менее жили в Ashbury, хипповском районе Сан-Франциско, а потом уехали и сняли дом на всю группу за копейки, в нём же записывались и сочиняли музыку. Потом уехали на ранчо, где стали, условно говоря, кислотными ковбоями и записали пару пластинок, причём наиболее коммерчески успешных.

Я говорю о том, что каждый сам для себя выбирает, что для него важно, а что для него не имеет никакого значения. И сейчас я вижу очень много групп, которые прекрасно выглядят, как их иностранные кумиры, например, какой-нибудь готический глэм, а музыка у них — полный отстой. Либо всё наоборот: музыка прекрасная, а выглядят ребята — лучше б я этого не видел.

Всё работает в сочетании — как и качественная музыка, так и оригинальный имидж.

Ты был популярен в начале нулевых, тогда же журналы «Ом» и «Птюч» помогали формированию клубной культуры. Что происходит сейчас: люди ходят в небольшие бары или на большие рейвы в промзонах. Мода на техно, которое поддерживала «Афиша», пришла на смену зарождающемуся инди-року 2010-х.

Разве «Афиша» сейчас поддерживает техно? По «Пикнику Афиши» я что-то этого не заметил. Там по-прежнему инди-группы, рок тоже присутствует, пусть даже иностранный, но тем не менее. Группу «Грибы» тоже трудно назвать техно в чистом виде — у них есть элементы рейв-культуры в аранжировках, но всё же это поп-музыка. Уходят одни клубы — приходят другие, совершенно точно, вот сейчас на «Винзаводе» появилась новая площадка, где летом проходят отличные оупен-эйры — у меня 20 июля там концерт, как раз тоже под открытым небом.

Фотография с сайта kudamoscow.ru

В Питере уже несколько лет проводятся концерты на крышах, и это очень тоже занятная история: люди из клубов перемещаются на воздух, и всё это находится над городом. Там играют инди, и рок, и танцевальную музыку — всё подряд. Нет, в принципе, мне кажется, что особо ничего не изменилось.

Изменились больше какие-то форматы мейнстрима, но в жанровой музыке, мне кажется, всё развивается, и нигде какого-то тухляка я не наблюдаю.

А кто ты для нового поколения Y, поколения соцсетей? Я помню, что взрослел под МТV, и тогда был Найк Борзов, был Дельфин из группы «Мальчишник» и «Дубовый гай», «Bad Balance» и другие... Найк Борзов для новых молодых — хедлайнер на фестивалях. Тогда с кем бы ты поиграл на одной сцене?

В принципе это не имеет значения, главное, чтобы фестиваль был качественный, крутой и с интересным лайн-апом.

Совершенно неважно, с кем играть на одной сцене — каждый выходит и делает свою историю.

А по поводу дружбы между музыкантами — то это уже другая история, здесь музыка не имеет значения и всё зависит от личных качеств того или иного человека. Очень часто тебе нравится творчество конкретного режиссёра, художника или музыканта, а в жизни он совершенно противоположный твоим взглядам человек. Но тем не менее его творчество ты не перестаёшь любить, потому что оно тебя вставляет.

Скажи, а вот есть ли у нас что почитать из качественной музыкальной журналистики сейчас? Насколько эта журналистика влияет на сцену? Многие молодые группы жалуются, что те же самые паблики «Mother Land», «Родной звук» из альтруистичных уже стали коммерческими.

— Читать лучше автобиографии. И толстые «скучные» книги (смеётся). Тяжёлые, большие, невзрачные книжки, на мой взгляд, лучше читать.

10 студийных альбомов записал Найк Борзов

Сейчас даже в суперпопулярном каком-то издании, немузыкальном паблике «ВКонтакте» есть музыкальные журналисты, которые выискивают какие-то новые имена и пишут о них. Продавливать эти материалы, конечно, стало логично. А по поводу пабликов, которые раньше были на альтруизме, а теперь зарабатывают на этом деньги — ну, и это логично. Когда есть такая возможность — почему бы не заработать на этом денег?

Как законы и цензура влияют на музыкальную индустрию? Наш город известен как раз таки скандалами с «Тангейзером», срывом концертов группы «Behemoth» и Мэрилина Мэнсона

От запретов выступать в том или ином городе эти группы не перестают играть и не теряют в популярности, даже наоборот.

Запретный плод сладок, и люди ещё больше хотят услышать это.

Ну нет концерта... Есть интернет, и в итоге никто не обламывается. Наоборот, если взять историю с группой «Ленинград» — ну, запретили их, посидели они в тишине несколько лет, потом опять собрались и поехали давать концерты в три — в четыре раза дороже, чем они стоили до запрета.

Фотография с сайта yotaspace.ru

Я считаю, что запрещать вообще ничего нельзя. Контролировать музыку бессмысленно, я знаю очень много музыкантов, которые, несмотря на запрещение и даже какую-то там административную ответственность, продолжают давать концерты и петь матом абсолютно спокойно, не заморачиваясь.

Просто в статью расходов вносят этот штраф — за использование ненормативной лексики в общественном месте, и всё.

Контроль за ужесточением авторского права — я считаю, что это правильно. Интеллектуальная собственность — это такая же собственность, как недвижимость или ещё какой-то продукт, неважно, покупаем ли мы запись в магазине или билет на концерт. В этот продукт вкладывается очень много денег — в записи те же. Тогда почему это должно быть бесплатно? Ну да.

То есть музыканты и другие творческие люди тупо являются тогда альтруистами, что ли? Они вкладывают свои деньги для того, чтобы кого-то порадовать? Понятное дело, что основная мысль любого творчества такова. Но мы живём в материальном мире и для того, чтобы записать следующую пластинку, нужно на неё как-то заработать.

И поэтому я согласен с ужесточением законов об авторском праве и с контролем в эфире либо на концертах кавер-групп.

А как сейчас можно заработать музыкой, за что получить деньги?


К 55-летию Виктора Цоя Найк Борзов записал кавер на песню «Это не любовь» группы «Кино»

Конечно, моя основная статья доходов — это выступления и концерты. В принципе, носители хорошо распространяются. Я даже винил печатаю, винил неплохо уходит... Мерч тоже, да. Ну в принципе, всё как-то работает.

Найк Борзов — это, наверное... Ну, один из символов эпохи «нулевых», которая очень, кстати, неярко отражена. Если при слове «девяностые» сразу приходят на ум определённые ассоциации, то «нулевые» — это клубная культура, расцвет глянца в прессе, начало гламуризации, затем «сытые нефтяные годы». Как можно описать это время?

Если взять конкретно меня, то в нулевых я вообще ушёл в тень, дописав альбом «Заноза» в 2002-м. Я уехал на два года в тур и после этого перестал вообще заниматься выпуском пластинок, песен.

И меня сложно назвать символом, мне кажется, символы нулевых — это всё-таки «Мумий Тролль», Земфира.

Я скорее символ переходного периода и перехода от одного тысячелетия к другому.

Все нулевые я был в дикой прострации (смеётся). Для меня это время немножечко потерянное. Потому что начался глянец, гламур и прочие «фабрики» — фабрики по производству звёзд. Я не следил за всем тем, что тогда происходило, занимался своими какими-то очень локальными темами, и мне трудно судить об этом времени.

Есть бар «Мумий Тролль». А где твоё место в Москве? Есть ли желание сделать что-то такое?

Нет, бара своего у меня нет. Вообще, я так понимаю, что «Мумий Тролль»-бар — это сетевой проект, они в Владике есть и ещё где-то... А по поводу сделать что-то своё — может быть, почему бы и нет? Посмотрим.

ВКонтакте
G+
OK
 
публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!