Лента новостей

Предложить новость

Просто рассказываю истории

От коммерческой фотографии к историям через Гренландию и бумагу
Рубрика: искусство, работа

11.12.2017 09:00

Фотографии Алексея Танюшина

Николай Бондарев фотографирует уже девять лет, почти столько же путешествует по миру, а в последние два года организует туристские экспедиции в Исландию и другие северные страны и работает над масштабным проектом — книгой «Northern Winds». Незадолго до сдачи книги в печать он провёл выставку в Pitchii Coffee and Waffles и рассказал корреспонденту Сиб.фм о жизни в дороге, тёплой атмосфере холодных стран и преимуществах «аналогового» мира перед цифровым.

Николай, описания твоих маршрутов поражают. Ты сам-то помнишь, в скольких странах побывал?

Моя жизнь на протяжении последних восьми лет — это путешествие, я не знаю, сколько стран посетил, цифры меня не интересуют. Я стремлюсь в первую очередь к интересному образу жизни.

Я весьма далёк от каких-то возвышенных целей, которыми пытаются облагородить свою деятельность многие творческие персонажи: во главе всего ставлю себя.


Инстаграм-аккаунт Николая Бондарева

Мне нравится так жить, мне это интересно — и это главное.

Как ты к этому пришёл?

Всё началось с фотографии. Образование я бросил рано — после девятого класса. У меня всегда был какой-то внутренний мир, который отличался от происходящего вокруг, и мне захотелось это показать — наиболее доступным способом для этого на тот момент была фотография. Первый свой фотоаппарат я купил, работая охранником на барахолке (потрясающий опыт!), и начал снимать всё подряд: фотосессии девочек, затем коммерческие проекты, календари. Это было очень масштабно: для одной из наших съёмок, например, перекрывали аэропорт Толмачёво. Несколько лет я снимал свадьбы — в Новосибирске, Москве, Калифорнии. Притом всё это было на достаточно высоком уровне — мне даже сейчас не стыдно ни за одну из этих фотосессий. Два года назад, вернувшись из Калифорнии, я понял, что больше не хочу заниматься коммерческой фотографией.

25% острова Исландия покрыто растительностью

И тогда ты начал организовывать путешествия?

Да, именно так возник этот проект. У меня накопился большой опыт, я понимал, что просто вести блог и рассказывать о своих маршрутах мне не очень хочется. И в организации путешествий я увидел, да и сейчас вижу, перспективный бизнес: таким образом я могу и отказаться от фотографии как источника дохода, и делать людей счастливыми. Сейчас я вожу экспедиции в северные страны, в Арктику. У нас открыты несколько направлений: Монголия, Исландия, Камчатка, Гренландия в процессе. Скоро будет разворот на юг — в Грузию, где я тоже когда-то работал. В планах — маршруты по Норвегии и Шотландии, я уже веду переговоры с министерством культуры Шотландии о каком-либо совместном проекте.


Самый дорогой тур в мире стоит 14 миллионов долларов. Туристу предоставляют личный Boeing 767 на одного человека. Можно взять до 50 родственников и друзей. Но они полетят на другом самолёте

В чём особенность твоих маршрутов?

Основная концепция — дать людям то, что они не могут получить самостоятельно (а если и могут, то только за очень большие деньги). Мне хочется, чтобы мои маршруты были комфортными, безопасными и бюджетными. Последнему критерию они не всегда соответствуют по объективным причинам. Что касается особенностей, то я стараюсь избегать попсовых мест. Это не всегда легко — например, в той же Исландии все легкодоступные локации суперпопсовые, нам пришлось много работы проделать, чтобы этого избежать. Я строю маршрут так, чтобы люди получили некое целостное впечатление о регионе, окунулись в его атмосферу. А это складывается из разных частичек: природные локации, взаимодействие с людьми, местная кухня, культура, погода и многое другое.

Мне нравится строить маршрут
вокруг максимально диких мест.

Конечно, иногда мы посещаем туристические локации, например, те, где снимался фильм «Ной», но в основном стараемся избегать популярных маршрутов, потому что там, где появляется массовый туризм, пропадает атмосфера. У меня же люди, приехав в Исландию, действительно попадают в Исландию: видят её настолько широко, насколько это возможно за время путешествия.

А что ищут люди, отправляясь с тобой в такое «дикое» путешествие?

Это, конечно, не в Турцию на all inclusive съездить. Такие маршруты выбирают те, кто хочет либо посетить конкретно этот регион, либо сменить обстановку.

Большая категория моих клиентов — творческие личности. Мне кажется, в первую очередь они едут за вдохновением, за каким-то
новым видением себя, новыми идеями.

Я надеюсь, что у них это получается — что они становятся в чём-то лучше, ближе к себе после этого.

Ты сам сейчас живёшь в Исландии?

Да я, по сути, нигде не живу. В Исландии бываю часто, это моя рабочая площадка, эту страну я проехал всю. Но жить там постоянно дорого: ну элементарно, аренда автомобиля там стоит 6 тысяч евро в неделю, плюс ещё 2 тысячи на топливо. Мы в какой-то момент просто взяли и купили эту машину! Что касается места жительства, последние восемь лет я путешествую практически в режиме нон-стоп.

Этот этап был просто замечательным — таким, как я хотел. Но приоритеты меняются. Я наприключался, мне хватит.
Теперь я хочу собаку, семью и дом.

Я не собираюсь переставать путешествовать, но собираюсь делать это интереснее, заниматься более масштабными проектами. Мои родители живут в Новосибирске, но я в качестве возможного места жительства рассматриваю север Соединённых Штатов, например Орегон, или Канаду. Может быть, мне повезёт, и я выиграю грин-карту (все же подавали заявки?), если нет — попробую эмигрировать по арт-визе.

Почему именно это направление?

Для меня очень важно, чтобы была возможность путешествовать внутри страны на небольшие расстояния. В США и Канаде для этого есть всё: дороги, мотели, где можно остановиться, переночевать, помыться, поесть.

А Россия, например, для этого совершенно непригодна. Здесь любая поездка — это сраная экспедиция, куда бы ты ни направился.


Краснодарский край занял первое место в Национальном туристическом рейтинге — 2017

Иногда это прикольно, конечно, но, бывает, хочется просто отдохнуть.

Ты сказал, что занялся туристическим бизнесом, чтобы отойти от коммерческой фотографии. Почему это было для так тебя важно?

Потому что, когда ты от чего-то финансово зависишь, ты не можешь выполнять это творчески. Когда я только начал фотографировать, мне хотелось просто зарабатывать бабки. Потом я понял, что все эти мои календари, fashion-съёмки нафиг никому не нужны: их напечатали, продали и всё. Тогда я начал заниматься семейной фотографией, слепо веря в то, что это кому-то важно. Но в большинстве случаев всё не так, а просто зарабатывать на этом деньги мне стало неинтересно. Тогда я переехал в Калифорнию, думая, что вот я такой крутой фотограф из России. Но там, как оказалось, целый список таких же, которые приехали, обломались и вынуждены снимать всё подряд, просто чтобы было на что жить.

Меня это не устраивало.

Какая бы ни была работа, даже любимая, — это работа. Когда при виде фотоаппарата у тебя конвульсии и мысли «О боже, опять!» — это ненормально.

А если ты свободен от этой зависимости, тебе становится комфортнее — ну, по крайней мере, мне стало. Занявшись тревел-бизнесом, я в течение года вообще почти ничего не снимал, а потом обнаружил в себе силы для творческого проекта.

Ты имеешь в виду книгу «Northern Winds»?

Да, я тогда работал в Индонезии, мы привлекали внимание к проблеме мусора, но проект завернули на уровне правительства. Дело в том, что Индонезия — очень коррумпированная страна, нам сказали:

«Чуваки, мы вам палку не в колёса вставим, а в другое место».

Дали понять, что мы просто можем откуда-нибудь не вернуться. Мы быстро свернули работу, потому что это были не шутки.

Тогда я задумался, что делать дальше, и понял, что у меня уже отсняты Аляска, Монголия, очень много Исландии, Камчатка. То есть половина материала уже была готова. Это важно: как бы ни пытались романтизировать свою творческую деятельность фотографы, чтобы проект выжил, надо, чтобы он изначально был реальным. К тому же, я люблю путешествовать по северным странам и могу многое об этом рассказать. В общем, я поверил в то, что это можно сделать, и приступил к работе.

Недавно ты отснял последнюю часть книги — Гренландию, пожалуй, один из самых непопсовых своих маршрутов. Как ты туда попал?

Я отправился туда с научной экспедицией. В состав группы входили геологи и биологи из Австралии, Новой Зеландии, Штатов, два фотографа — я и мой товарищ из Исландии — и несколько американских туристов, которые, собственно, спонсировали эту экспедицию.

Интересно, что среди них был один учитель из Орегона — я в шоке был, когда узнал, представляешь: учитель в Америке может заплатить 5 тысяч евро за недельную экспедицию!

7,5 тысячи долларов составляет средняя зарплата учителя в Нью-Йорке

Да уж, это впечатляет. Чем тебе запомнилась эта поездка?

Экспедиция, безусловно, была очень богата событиями, в том числе и забавными ситуациями. Например, перед поездкой я долго допытывал организаторов, нужна ли мне гренландская виза, — да, конечно, нужна. Окей, пришёл в визовый центр Исландии в Новосибирске, говорю, что мне нужна виза в Гренландию. Они такие: «Какая Гренландия? Мы такого не делаем». Я сообщаю, что это вообще-то юрисдикция Исландии. Посовещались, решили, что да, могут этим заняться.

В итоге мы прилетаем на станцию на маленьком красном самолёте, садимся на грунтовую взлётную полосу, нас встречает какой-то бородатый мужик и говорит:

«Вон там ваш корабль, минут 20 идти до него».
Мы такие: «И всё?!» А он:
«Ну а что, может, вам ещё чаю сделать?».

То есть моя гренландская виза никому в этой зоне оказалась не нужна, в столице, может, и пригодилась бы. Но зато я стал, похоже, первым человеком в Новосибирске, который такую визу оформил.

Перелёт из Исландии в Гренландию был самым классным в моей жизни. Впервые можно было заходить в кабину пилота. И, конечно, айсберги — это очень впечатляющее зрелище. Мы их увидели минут за десять до посадки. Представляешь: под тобой две тысячи метров, а ты видишь эти глыбы льда — значит, они просто огромные! Одно из самых мощных впечатлений от арктических айсбергов — это их размер. Как-то мы видели айсберг, который был больше, чем парковка ИКЕА. То есть ты видишь его на горизонте, думаешь, что он примерно с грузовик, а потом вы проплываете мимо него, ты спускаешься вниз кофе попить, возвращаешься — а вы всё ещё плывёте мимо него!

Шли мы, кстати, во фьордах, на обновлённой и переделанной в пассажирский корабль бывшей рыбацкой шхуне, которой в этом году исполнилось 99 лет — она очень атмосферно выглядит на фотографиях. Вообще Гренландия — самая визуально интересная часть моей книги.

Ты собираешься издать печатную книгу. Это достаточно сложный и дорогостоящий процесс. Почему ты пошёл по такому пути, когда можно просто публиковать фото в Instagram-аккаунте? Это ведь гораздо более лёгкий способ найти своего зрителя.

Основная идея проекта — собрать воедино то, что я уже давно делаю.

Фотография — это клёво, но мне давно перестали нравиться отдельные снимки, я снимаю
только серии, мне интересны истории.

Это как с фильмами: ты смотришь кино и понимаешь, что это какой-то цельный продукт, что есть режиссёр, сценарист — в общем, целая команда, которая работала над одним визуальным результатом. И качество этого результата для меня на первом месте. Я придумал концепцию, долго делал контент — фото и текстовые истории. Когда я начал работать с дизайнером, у меня появилась ещё одна грань восприятия — правильная подача этого контента зрителю. Затем идёт выбор бумаги, способа печати, типографии. Всё это — совокупность факторов, которая влияет на то, как будет воспринят конечный продукт. Да, это сложно. Но я уверен, когда читатель возьмёт в руки эти 200 страниц, ощущения у него будут намного полнее, чем от интернета.

Я вообще очень аналоговый человек, терпеть не могу все эти ресурсы, соцсети — веду их только потому, что это важно для моей работы. Мне нравится делиться своим творчеством с людьми, но не нравится много времени проводить, смотря в экранчик, я люблю бывать подальше от гаджетов. Поэтому книга для меня — некий шаг в аналоговый мир.

От того, что большинство людей увидит мои фотографии с экрана размером с пачку сигарет, немного грустно.


4,7 дюйма — самая популярная в мире диагональ экрана смартфона

Хочется чего-то большего: чтобы человек что-то почувствовал, чтобы это как-то повлияло на его жизнь, помогло понять, насколько красива наша планета, сколько на ней интересного, насколько это потрясающе. И книга — это возможность увести зрителя от восприятия моих фотографий, ограниченного диагональю смартфона.

Что за истории будут в ней?

Как коротенькие иллюстрированные выдержки о каких-то эмоциях или ситуациях, так и полноценные истории о путешествиях. Например, об Аляске будет достаточно большой эмоциональный блок. По Исландии, Гренландии и Монголии много информативных вставок, которые рассказывают об этих местах, о том, как проходило наше путешествие, каким оно было. Я не могу выделить какие-то конкретные примеры, потому что мне хотелось передать через фото и текст ощущения, атмосферу, показать свой мир тем, кому это тоже будет интересно.

Ты много снимаешь в северных странах, возишь туда путешественников, и даже поселиться мечтаешь не в Калифорнии, а в Орегоне. Откуда такая любовь к северу? Что тебя там привлекает?

Я много времени провёл и на юге — в Средней и Юго-Восточной Азии, в той же Калифорнии — но южный колорит никогда не был мне близок. А вот северная природа меня вдохновляет. Второй фактор — это люди, которые живут на севере. Мне они всегда больше нравились, чем жители южных регионов.

Как я понял во время своих съёмок, чем сложнее регион в погодном плане (Россия не в счёт, к сожалению), тем ближе друг к другу люди.

Им есть с чем бороться сообща — это природа. Северяне менее ленивы, чем жители южных широт, более отзывчивы, дружны, готовы прийти на помощь.

На севере, как правило, пока ты просто турист, ты мало кому интересен, но, если с тобой что-то случится на трассе, первая же встречная машина остановится, чтобы помочь тебе. Это может быть не заметно с первого взгляда, но, когда ты понимаешь, это очень сильно вдохновляет и очаровывает. У меня так было с Исландией: погружаясь глубже в местную культуру, понимаешь, насколько это уникальный остров, насколько далеки исландцы от всего остального мира — не только географически, но и ментально они как будто на другой планете. Это здорово.

Особая философия и теплота северных стран сейчас активно тиражируется — взять хотя бы поток книжек про хюгге. Получается, это не просто миф, северяне действительно такие — добрее, искреннее и в чём-то счастливее остальных?

Зависит от страны. Всё равно есть некая региональная специфика и менталитет. Если ты приедешь в северные регионы России, вряд ли такое встретишь, там люди, наоборот, забитые этими условиями, им тяжело в них жить. А в развитых северных странах всё замечательно с экономикой, люди живут в комфортной среде, у них есть ресурсы, чтобы создать себе этот комфорт. Конечно, некая романтизация севера присутствует.

У меня, например, некоторые девочки спрашивают:
«А что, в Исландии северное сияние
не каждый день?»

Это нормально, когда люди, которые там не были, воспринимают всё через призму книг и картинок в «Инстаграме». Но это далеко не вся правда. Там не только красота, но и штормовой ветер, который машины сдувает, и на улицу выйти невозможно. И там тоже есть недовольные и несчастливые люди, в рамках статистики встречаются разные персонажи. Но в целом, пожалуй, да: у севера есть своя магия, и люди там особенные.


Одним из лучших мест для наблюдения северного сияния в Исландии считается ледниковая лагуна Йёкюльсаурлоун на юго-востоке

Ты много говорил о том, что твоё творчество, твои маршруты должны что-то изменить в людях. А есть ли что-то, что изменило тебя самого?

Наверное, это жизнь в Штатах. Я туда ехал не путешествовать, а именно жить: машину чинил, завтраки готовил, работал. И сталкивался со своими слабостями — а это всегда что-то меняет в человеке. Например, когда я приезжаю в Исландию с практически неограниченным бюджетом, это меня не меняет, я еду тусить и снимать, практически не взаимодействую с реальностью, а сам создаю её. Но когда что-то происходит по-настоящему — срабатывает механизм, отвечающий за развитие.

Например, моя первая поездка в Юго-Восточную Азию. Я сижу в полицейском участке в Камбодже, у меня требуют 1 тысячу долларов залога, которых у меня нет, — в общем, я действительно в заднице, в полной. Но как-то надо выкручиваться, придумывать, как решить проблему. То же самое и в Штатах: когда тебе нужно зарабатывать на жизнь, а ты даже по телефону поговорить не можешь, потому что твой английский не то что на уровне плинтуса, а сильно ниже, ты начинаешь расти и развиваться.

У тебя очень разносторонняя жизнь. Кем ты сам себя на данном этапе видишь — ты путешественник, фотограф, бизнесмен? Может быть, ты писатель?

Писателем я себя ни в коем случае не считаю, это слишком громкий статус. И я не могу назвать себя фотографом, потому что это далеко не всё, чем я занимаюсь. На самом деле я не люблю ограничивать себя какими-то рамками.

Я просто человек, который рассказывает истории — неважно, в какой форме: через текст, фото, видео или туристический маршрут.

Мне проще сформулировать это на английском — в этом языке есть такое слово storyteller, оно максимально полно отражает то, чем я занимаюсь.

Комментарии

Лента новостей

Статьи по теме

Image
18.10.2018
Первое правило блогерского клуба: как стать звездой Instagram

О чём писать и где искать контент — советы популярного блогера для тех, кто только мечтает покорить ...

Image
16.10.2018
10 фактов о «топах»

Они хотят больше 200 тысяч, не пишут про ПК и знают пушту

Image
23.09.2018
История в пакетике

Что такое «чайная церемония» и какой путь проходит чай, прежде чем попасть в пакетик...

Image
21.08.2018
Кем работают мигранты

С каждым годом количество квот для трудовых мигрантов в Новосибирской области существенно сокращаетс...

Image
26.07.2018
Искусство по правилам и без

Один день из жизни солиста НОВАТа — пение, постановки, маркетинг и снова пение...

Image
29.06.2018
Всё идёт по плану

Рай для путешественников-перфекционистов: планировщики, органайзеры, приложения...

Популярное

Image

Мать выбросила на улицу эмбрион после выкидыша в Омске

Image

Оказалось, что Денис: обманутый армянин изнасиловал транссексуала в Красноя...

Image

Раненую собаку достали из ямы на пустыре новосибирские спасатели

Image

Опасный гололёд: МЧС выпустило предупреждение для водителей в НСО

Image

«Переобуйтесь» и будьте особо бдительны: ГИБДД предупредило новосибирцев о ...

Image

Ротация по-прокурорски

Image

Снега не будет: синоптики рассказали о погоде на ближайшие месяцы в Сибири

Image

Новый скорый поезд соединит Новосибирск и Абакан

Image

Четыре мертвеца на улицах области шокировали омичей

Image

Жителей Новосибирской области предупредили о нашествии медведей

Image

Первая ипотека по эскроу зарегистрирована в Новосибирске

Image

С мылом и верёвкой пришла новосибирская пенсионерка к министру

Image

Скандально известная новосибирская школа лишилась забора