Лента новостей

Предложить новость

Интеллектуальная эмпатия

Ученикоцентризм, беспрофильность и междисциплинарность для способных учеников в "Летово"
Рубрика: общество, наука

12.01.2018 12:59

Фотографии Валентина Копалова

В 2018 году в Москве начнёт работу школа для способных и мотивированных детей «Летово», которую многие уже сейчас называют самым прогрессивным учебным заведением в стране. О междисциплинарном подходе, преимуществах пансиона и о том, как разобраться с мифом о вампирах при помощи биологии, истории и литературы, корреспонденту Сиб.фм рассказали её преподаватели — биолог Антон Захаров и историк Константин Лёвушкин.

Слева направо: Антон Захаров и Константин Лёвушкин

Как вы попали в школу и почему решили работать именно там?

Константин Лёвушкин: Я историк, в первый же год после окончания МГУ пошёл работать в государственную общеобразовательную школу. Если в России кто-то ищет специалиста, обычно спрашивает по знакомым. В моём случае получилось сразу несколько пересечений: что-то обо мне знал директор, что-то — другие люди. Сначала мы просто собирались раз в две недели и обсуждали, учились, узнавали новое о школе и друг о друге. Меня пленил горизонт планирования. Я ни разу не встречал людей, неважно, работающих в системе образования или где-то ещё, которые планировали бы настолько заранее.

Разговаривать об учебной деятельности и обсуждать программу организаторы школы начали за три года.


Идея открытия школы «Летово» родилась у Вадима Мошковича в 2008 году

Антон Захаров: Я физиолог по образованию, окончил биологический факультет МГУ, занимался различными научными и научно-популярными проектами: работал в музеях, читал лекции, вёл передачу на радио. К тому времени, как я пришёл в «Летово», уже покинул сферу дополнительного образования и популяризации науки, работал сразу в двух школах, нагрузка получалась очень большой. Константин несколько месяцев мне рассказывал про «Летово», в какой-то момент я наконец созрел для того, чтобы прийти и посмотреть. Посмотрел — и был очарован, решил, что очень хочу работать именно в этой школе, потому что там я профессионально вырасту.

Чем вы занимаетесь сейчас, до начала занятий?

Антон Захаров: На данный момент мы все, учителя «Летово», в первую очередь методисты. С поступившими в школу детьми, их сейчас двадцать два человека, взаимодействуем только дистанционно. Очень важно рассказать будущим ученикам о том, кто мы и чем отличаемся от других. Активно занимаемся разработкой вступительных экзаменов, программ, внеакадемической активности. То есть идёт подготовительная работа, а занятия в школе начнутся в сентябре 2018 года.

В первый год обучения ждём 200 школьников с седьмого по девятый классы, а когда школа выйдет на плановый режим работы, у нас будут заниматься около тысячи человек с седьмого по 11-й классы.


Около 100 российских и 60 иностранных учителей будут преподавать в «Летово»

Отбор детей включает в себя несколько стадий. Для седьмого класса проведём вступительные экзамены по математике, русскому и английскому языкам, для восьмого добавится ещё одно предметное испытание. Обязательно будут проводиться собеседования с учеником и его родителями.

Что вы думаете о современной российской системе образования? Возможно, в сравнении с западной.

Антон Захаров: Российское образование не успевает за теми изменениями, которые происходят в мире.

Как и любая государственная система, оно инертно. Это касается и форм преподавания, и содержания.

Константин Лёвушкин: Я с опаской отношусь к рассуждениям о том, что есть некий мир XXI века, принципиально иной, а через пятьдесят лет вообще всё кардинально изменится, и школу нужно успеть к этому подготовить.

На мой взгляд, хороших исследований о том, к чему же мы должны готовить учеников, просто нет.

Но если сравнивать нашу систему с американской, британской, сингапурской, австралийской, пожалуй, мы отстали. Наши госэкзамены идейно очень похожи на их стандарты. Но практика, учебники, материалы для учителей уступают зарубежным и не позволяют достичь заявленных целей.

Антон Захаров: При этом важно отметить, что отдельные школы очень высокого уровня, конечно, существуют в России. Помимо национальных образовательных систем есть и наднациональные — к одной из них мы принадлежим. Речь идёт о системе международного бакалавриата, ежегодно выпускающей около миллиона учеников по всему миру. Она достаточно гибкая, что позволяет синхронизироваться с национальными программами обучения. Международный бакалавриат зарегистрирован в 1968 году и создавался как альтернатива классическому подходу к преподаванию сначала только для старшеклассников, потом для детей всех возрастов.

Логика системы в следующем: знания — очень важная штука, но школьника нужно ещё и воспитать. У нас часто боятся этого термина, а международный бакалавриат одной из основных задач считает воспитание человека думающего, здорового, активного. Он должен формироваться во время учебной и внеучебной деятельности. Система однозначно работает и высоко котируется: такие высшие учебные заведения, как Кембриджский и Оксфордский университеты, принимают результаты выпускных экзаменов международного бакалавриата как вступительные.

Константин Лёвушкин: Одна из целей школы «Летово» — дать детям возможность без репетиторов и дополнительной подготовки учиться в престижных вузах. Поэтому выбор и был остановлен на международном бакалавриате.

Антон Захаров: Понятно, что это требует высокого уровня знания английского языка. У нас и отбор по английскому довольно жёсткий, и преподавание его потом серьёзное, и некоторые предметы частично или полностью будут преподаваться на английском языке. Но не все школьники будут учиться по этому треку — процентов 20, я полагаю.

Хотелось бы взять лучшее из разных образовательных систем, переосмыслить и применить.

60 гектаров — территория школы «Летово»

Почему «Летово» станет не обычной школой, а пансионом?

Константин Лёвушкин: Это международная практика. Можем вспомнить и множество российских пансионов, начиная с Царскосельского лицея. Прежде всего такой подход даёт логистические преимущества: учебная и внеучебная деятельность, занятия спортом и искусством — всё это «без отрыва от производства».

Антон Захаров: Что в конечном счёте сэкономит массу времени и позволит учиться в школе детям изо всех регионов страны. Понятно, что не каждый родитель готов отправить своего ребёнка в школу за три тысячи километров от дома.

Чем вообще хороша эта школа?

Антон Захаров: Я бы говорил о ключевых компетенциях, которые мы можем развить у ученика, о сосредоточенности на комплексном образовании.

Мы не просто учим, но ещё и воспитываем человека, который умеет думать, мечтать, вести за собой людей.

Цели очень амбициозные.

Константин Лёвушкин: Есть цельная программа развития ребёнка — физическая, интеллектуальная и моральная. Соответственно, все условия подчинены этому: где ребёнок живёт, где гуляет, с кем общается. Школа располагается в экологически чистом месте. Кроме того, наши ученики будут постоянно оказываться в ситуации выбора: предметы, кружки, пара десятков спортивных секций — нужно чётко понимать, что выбираешь и зачем.

«Летово» — школа для способных детей, им эта ситуация особенно нужна. Обычные учителя часто не знают, что с такими школьниками делать, как разговаривать.

Антон Захаров: Наши ученики могут поправить учителя. В общеобразовательной школе педагога это скорее напугает, к такому повороту он не готов. А мы рады, когда нас поправляют. В центре стандартной образовательной схемы — педагог, который направляет процесс, мы же строим «ученикоцентрическую» модель. Система оценивания знаний будет существенно отличаться от общепринятой. Во-первых, много внимания мы уделим оцениванию учениками друг друга. Во-вторых, дети должны научиться оценивать сами себя и рефлексировать по поводу того, что они делают. Мы будем не наказывать за ошибки, а поощрять достижения.

Кроме того, подход к обучению в «Летово» предполагает междисциплинарность. Это важно, потому что обычно программы по биологии, физике и химии не синхронизированы. Необходимо показать ребёнку, что какие-то явления существуют не в вакууме своего предмета, и мы можем их описывать с точки зрения разных наук. Например, разобраться с мифом о вампирах помогут и биология, и история, и литература.

В школе будут специализированные классы?

Антон Захаров: Да. В седьмом классе дети будут просто осматриваться и знакомиться со всеми предоставленными им возможностями, с восьмого начнут заниматься каким-то направлением больше.

Константин Лёвушкин:

Мы избегаем слова «профиль»: это бирка, предполагающая, что ребёнку надлежит сосредоточиться на одном предмете.

Многие хорошие школы уделяют основное внимание математическим наукам и естественным, реже — гуманитарным, а остальные изучаются по остаточному принципу, особенно страдает география. Мы очень хотим этого избежать.

В вашей школе ученик сможет поправить учителя или поспорить с ним. Не будет проблем с субординацией?

Антон Захаров: Сама постановка такого вопроса предполагает, что учитель — это некая властная структура, а ученик — подчинённый. Внутри класса может и должна быть некоторая дифференциация: урок не будет состоять из стандартных заданий для всех. Индивидуальный подход существует не только на уровне программы, но и на уровне урока, это большое искусство, но оно необходимо в работе с мотивированными на обучение детьми.


2 тысячи человек участвовали в конкурсе на место директора школы «Летово»

Константин Лёвушкин: Абсолютной демократии, конечно, не предполагается. Но учитель должен создавать определённое поле выбора, в котором ребёнок может действовать. Некоторые педагоги из обычных российских школ действительно у нас спрашивают: а ученики не будут на головах стоять? Я нашёл для себя такое объяснение: проблема с дисциплиной в классе — это проблема планирования и содержания урока. Если детям интересно и они замотивированы, ничего страшного не случится.

Есть ли в России школы, чей опыт вам интересен, может быть, даже в Новосибирске?

Константин Лёвушкин: Мы недавно проводили семинар в лицее № 159 в Заельцовском районе Новосибирска. Очень интересная школа.

Антон Захаров: Полезным может быть концепт и целой школы, и преподавания какого-то отдельного предмета в ней. Конечно, мы пытаемся изучать не только зарубежный, но и российский опыт. В Новосибирске есть школа «Умка», про которую я слышал много хороших слов от разных людей. Надеюсь, однажды мы подружимся и узнаем подробнее, что там происходит. В Москве есть гимназия № 67, которая разработала уникальную программу по биологии.

В образовательном пространстве происходят позитивные изменения. Нам хочется думать, что «Летово» — это локомотив, но мы явно не единственная интересная история.

Что-то полезное можно взять из советской системы образования?

Константин Лёвушкин: Как-то на семинаре ко мне подошла преподавательница и рассказала, что в её школьном детстве был предмет под названием «научная основа производства». На уроках дети занимались аннотированием текста с использованием условных обозначений, а ведь нечто подобное я недавно видел на зарубежном сайте. Какие-то общепедагогические вещи в советской системе крайне сильны, не случайно в европейской литературе считается хорошим тоном ссылаться на работы Выготского.

Антон Захаров: Что касается преподавания отдельных предметов, картина неоднозначная. Например, наши математики считают, что в советской учебной программе было много хорошего. А где-то нужны революционные преобразования. Та же биология меняется так стремительно, что за ней не успеет ни одна образовательная программа. Самый простой пример — проект, связанный с геномом человека. В 2001 году это исследование стоило миллионы долларов, сейчас эту процедуру можно сделать за условные 15 тысяч рублей, а ещё через несколько лет ученики будут изучать геном на уроке.

Научная актуальность знания очень важна для школы.

Как рассказать ребёнку просто о сложном?

Антон Захаров: На этот случай у меня есть любимая цитата: «Раньше я любил рассказывать о том, как просто устроены сложные вещи, но теперь я узнал, как они устроены на самом деле». На некоторые вопросы просто отвечать категорически не стоит. К сложности нужно приучать постепенно, но думать, что любая сложная вещь имеет простое объяснение, — порочная практика. Первый ответ на ваш вопрос: иногда никак. Второй ответ: если это всё-таки возможно, надо знать и любить то, о чем хочешь рассказать ребёнку.


«Я хочу, чтобы любой ребёнок, который попадёт в эти стены, мог сказать своему родителю: „Папа, я в раю“», — Вадим Мошкович

Константин Лёвушкин: Я отвечу по-другому. Чем больше человек знает и чем дальше он ушёл в понимании какой-то темы, тем сложнее ему рассказать о том, что было в начале пути. Это так называемое проклятие знания, curse of knowledge. Однако многие великие учёные умели объяснить ребёнку какие-то сложные вещи. Нужно понять, что происходит в голове другого человека, а ещё лучше — спросить. Один из самых эффективных методов — не смешанное обучение и прочая модная чепуха, а вопрошание, когда ты объяснил что-то и тут же просишь ученика пересказать своими словами. Сразу становится понятно, как уложился материал. Я называю это интеллектуальной эмпатией — способностью понять, что происходит в голове у другого человека.

Комментарии

Лента новостей

Статьи по теме

Image
вчера 16:28
Широкие горизонты «Академгородка 2.0»

Как учёные трёх ведущих институтов объединили усилия для создания прорывных научных проектов...

Image
04.09.2018
Время знаний

В Новосибирске открыли самую большую школу в городе и самую лучшую коррекционную школу-интернат в ст...

Image
30.08.2018
Закрытое лечение

Как прорваться к больному через наглухо запертые двери реанимации...

Image
20.08.2018
Рожать больше, жить дольше

В Новосибирске обсудили план реализации нового майского указа президента России...

Image
26.07.2018
Искусство по правилам и без

Один день из жизни солиста НОВАТа — пение, постановки, маркетинг и снова пение...

Популярное

Image

Ожидание VS реальность: неудачная стрижка довела сибирячку до полиции

Image

За неожиданную беременность женщина отсудила деньги в Новосибирске

Image

Срочно регистрируйте дачу

Image

Убийством жены и ребёнка отметил семейный праздник иркутянин

Image

«Стоял и плакал»: кондуктор выгнал из автобуса восьмилетнего мальчика

Image

Сбежавший из дома попугай связался с голубями и летает по Барнаулу

Image

Парень и девушка разбились в тройном ДТП в Новосибирске