Кем вырастут дети XXI века

Взгляд изнутри на кузницу молодых IT-кадров или как научить детей технологиям

30.01.2019 16:10

фотографии Дениса Винокурова и IT-школы Movavi

Сегодня дети программируют роботов из LEGO, кодят на Питоне, делают приложения на Android и моделируют свою 3D-реальность. Они умеют говорить смайлами в сети и писать компьютерные игры, да так, что не отличишь от взрослого творения. Пройдёт время, дети повзрослеют и начнут управлять миром. О том, как подготовить своего ребёнка к быстро меняющемуся будущему и кем через 10 лет будут работать нынешние школьники, корреспондент Сиб.фм поговорили с Анной Опасовой, директором первой новосибирской IT-школы Movavi.

В 2016 году новосибирская IT-компания Movavi открыла детскую IT-школу. Здесь дети учатся писать программный код, создавать роботов, делают компьютерные игры, сайты и создают собственные дизайн-проекты. Задача школы – дать набор знаний и подготовить детей к работе в самой динамичной и перспективной сфере – информационных технологиях. Самые успешные ученики могут претендовать на стажировку в IT-компании.

IT – детям

Анна, насколько я знаю, вы уже давно работаете с детьми. Что привело вас в эту сферу?

Давайте расскажу с самого начала. Я работаю в компании Movavi, это международная IT-компания, которая существует 14 лет. Её офисы расположены в России, Америке и Кипре. Movavi постоянно растёт и развивается. Например, четыре года назад, когда я пришла на работу, здесь работало 80 человек, а сегодня в штате больше 350 сотрудников.

Movavi делает софт и продаёт его по всему миру

А школа Movavi – это социальный проект для взращивания кадров в том числе «под себя». Сейчас почти каждая IT-компания испытывает кадровый голод, потому что спрос на специалистов в разы превышает предложение. Поэтому два с лишним года назад мы решили, что пора идти в образование и пытаться что-то по-настоящему полезное сделать для Новосибирска, да и для страны и сферы в целом. В вузы не пошли, решили обратить внимание на детей. Сейчас мы учим ребят от 5 до 18 лет.

Трудно было начинать? Ведь, по сути, образование и создание программ — совершенно разные сферы.

Когда мы решили делать этот проект, у нас не было опыта работы в сфере образования, и мы видели уже готовый результат в лице выпускников университетов, которые приходили работать в компанию. Если честно, нас не очень устраивал уровень подготовки кандидатов на работу, которые приходили в Movavi. Зачастую мы сталкивались с тем, что у кандидатов не хватает айтишного образа мышления, гибкости, открытости, и мы его можем не взять, поскольку в IT-компаниях очень важно быть на одной волне со своими коллегами и работать в команде.

Нас сильно удивил тот факт, что у родителей Новосибирска было слабое представление об IT, перспективах этой сферы и почему нужно учиться основам информационных технологий. Это ещё больше подстегнуло нас, мы поняли, что, являясь экспертами в своей области, сможем максимально эффективно передать знания и опыт. Обучить ребятишек и помочь родителям направить их энергию и интерес в правильное русло.

Мы затронули тему перспектив IT-отрасли. Как вы считаете, какие профессии будут востребованы в ближайшие 10-15 лет? Или, может, появятся новые?

Новые профессии появятся однозначно. Скорость появления и распространения информации, а, следовательно, и скорость изменения мира не даёт нам другого шанса.

Последние исследования Агентства стратегических инициатив и Сколково говорят о том, что в 2030 году рынок труда существенно изменится. Нынешние дети будут работать в таких профессиях, как дизайнер виртуальных миров, программист электронных «рецептов» одежды, science-художник, менеджер по космотуризму.

Сфера роботостроения будет активно развиваться. По подсчётам Cisco, уже сейчас количество домашних роботов в развитых городах удваивается каждые девять месяцев. После 2020 года роботы в промышленности, медицине, бытовых домашних задачах станут повседневной реальностью. А их ведь нужно создавать, программировать, обслуживать. Для этих задач нужны высококвалифицированные специалисты из IT-сферы.

Дети 21 века будут работать на стыке сфер: программирования и археологии, маркетинга и дополненной реальности, строительства и робототехники.

Вы уже сейчас этому учите?

Сложно учить тому, чего ещё не существует. В первую очередь, мы учим детей программировать. А, следовательно, мыслить алгоритмично. Это один из самых главных навыков, который пригодится им в любой из цифровых профессий сейчас и в будущем.

Мир меняется и требует умения постоянно впитывать новое, подстраиваться, интегрировать новое в свою жизнь. И чем быстрее, тем лучше. Навыку обучаться и ориентироваться в быстро меняющейся цифровой среде мы тоже учим. Не говоря уже о работе в команде и других так называемых soft-skills. В IT-сфере они зачастую ценятся больше, чем специальные знания. Мы об этом знаем не понаслышке.

Могут ли через десяток-два лет все профессии измениться?

Фундаментальные никуда не денутся. Например, те же самые врачи, учителя, повара. Но я уверена, что в каждой из областей нужны будут знания технологий и понимание устройства цифрового мира.

Возьмём того же врача. Представьте, нейрохирург делает операцию на открытом мозге при помощи манипулятора, а в устройстве внезапно что-то заклинило? Если врач имеет представление о работе манипулятора и его программе, он с большей долей вероятности сможет это исправить или обойти, и не допустит фатальной ошибки.

К тому же появится много смежных профессий. На стыке нескольких сфер. Программист-генетик, например. Хотя такие даже сейчас уже есть!

Программирование — второй английский. Современному ребёнку, который хочет стать успешным в будущем, просто необходимо знать хотя бы его основы.

А есть риск, что ребёнок обучится программированию или робототехнике сейчас, но к тому времени, когда ему нужно будет устраиваться на работу, в этих сферах всё сильно изменится?

Я бы сказала по-другому. Не просто есть риск. Скорее всего, так и будет. Но человек, который сталкивался с изучением технологий и программирования на довольно глубоком уровне ещё в детстве, намного быстрее воспримет изменения в этой сфере, сумеет адаптироваться и работать с ними. Его образ мышления будет благоволить этому.

Мы можем сейчас не знать, какие специальные знания будут нужны, но мы точно знаем о компетенциях, которые связаны с личностным ростом и способностью быстро отвечать на вызовы, в том числе технологические.

Всё по-взрослому

Расскажите об ученических проектах. Какие проекты запомнились?

Об этом можно говорить долго. Например, наши ученики сделали голосовой помощник для Android – аналог Алисы или Siri, и назвали его Маруся. Маруся может подсказать погоду, набрать номер телефона, ответить на вопрос в интернете, спеть песню. Одна из учениц курса по дизайну разработала фирменный стиль для горнолыжного комплекса. Другая ученица тоже на вполне серьёзном уровне разработала фирменный стиль предвыборной президентской кампании для одного из одноклассников и внедрила его в своей общеобразовательной школе. Ученики школы Movavi написали с нуля игру «Марио» и показали её на нашем ежегодном фестивале, чем несказанно удивили жюри.

На курсах по программированию на языке Python один из ребят итоговым проектом за полугодие сделал собственноручно написанный чат-бот для «ВКонтакте» – это вполне серьёзный программный продукт, который продают. Ученики курса по электронике Arduino делают много интересных материальных вещей – кодовые замки, светильники, беспроводные зарядные устройства.

Нам важно, чтобы полученные знания пошли ребёнку в плюс, а не просто для галочки.

На курсе по робототехнике тоже хватает оригинальных проектов. Единственный момент, что робототехника – это игровой конструктор, его не сохранишь и придётся разобрать. Например, ребята сделали убегающий робот-будильник, который обязательно поднимет своего владельца. Также на этом курсе разработали помощник для маломобильных граждан, который помогает носить сумку. Ещё один яркий проект, который мог бы найти реализацию вне нашей IT-школы – робот-дворник. По задумке его восьмилетнего автора, одна машина могла бы производить круглогодичную уборку улиц с помощью сменных модулей. Этот проект в 2018 году занял первое место на региональном этапе соревнований «Инженерные кадры России -2018».

Быть первыми

Если вернуться в 2016 год, можете вспомнить, что происходило на рынке аналогичных вашему образовательных проектов в Новосибирске?

В 2016 году в Новосибирске не было IT-школ. Мы слышали о существовании отдельных курсов, но максимум, что было – это кружки робототехники, которыми всё ограничивалось. Мы начали смотреть опыт зарубежных стран: что есть в США и Европе. Несколько месяцев я провела в Москве, чтобы перенять опыт у столичных коллег. Опыт и знания привезла в Новосибирск.

Насколько трудно было завоевать доверие аудитории новым образовательным продуктом? Было ли у родителей и детей понимание нужности IT-образования в целом?

Когда мы запустили школу Movavi, у нас было совершенно другое представление о том, кто такие дети, кто такие родители и что происходит в сфере образования. Мы полагали, что большинство родителей и детей уже понимают, что будущее за IT-направлениями, что уже есть стойкое понимание перспективности IT-профессий. Но оказалось, что такое понимание есть только у самих айтишников и тех, кто связан с этой отраслью. Мы начали проводить мероприятия и активности, связанные с информированием населения о том, какие специальности и профессии востребованы уже сейчас и будут развиваться в будущем, и в принципе рассказывать, что это за сфера IT.

Вы сказали про кадровый голод на IT-рынке, сложно было найти преподавателей, которые бы соответствовали всем требованиям?

Наши преподаватели – действующие IT-специалисты компаний Новосибирска. Мы не искали преподавателей-теоретиков, мы искали компетентных практиков, которые хотят поделиться накопленным опытом. Это люди, у которых много компетенций в сфере, которую они практикуют и хотят поделиться накопленным опытом.

Для нас это один из приоритетов – принципиально, чтобы курсы вёл человек, который то, что он преподаёт, постоянно использует в своей практике. Мы кинули клич по IT-компаниям, и нашлись те, кто не побоялся работать с детьми. Мы привлекли педагогов со стажем и научили наших айтишников работать с детьми.

Есть закон рынка: кто первый занял нишу, тот получает больше прибыли. Всё же аналогичные IT-школы присутствуют на новосибирском рынке. Насколько сейчас Movavi-школа хорошо себя чувствует в сравнении с коллегами по цеху?

Есть финансовая сторона того, что мы делаем, и сторона подхода. Для того чтобы делать хорошо, нужно хорошо вкладываться. В инвестиционном плане нам помогает Movavi. У бизнеса, который приходит на рынок и открывает по франчайзингу маленькие школы, такой поддержки нет. Они, к сожалению, смотрят на процесс, как на зарабатывание денег. У нас изначально другой подход. Мы не ставим во главу угла доходную часть, мы – кузница кадров для IT и проект, который ставит своей миссией воспитание технически грамотного поколения.

У нас сейчас учатся 500 учеников от 5 до 17 лет. Мы не знаем о таком количестве учеников у наших прямых конкурентов. Компания Movavi вкладывает в этот проект больше, чем можно извлечь прибыли.

И всё же, есть аналогичные IT-школы для детей, работающие в Новосибирске, а чем не похожа на них ваша?

Прежде всего, мы – школа на базе IT-компании, и у нас преподают действующие IT-специалисты. В связи с этим у нас самая актуальная информация, которая может быть в отрасли, поскольку наши преподаватели ежедневно сталкиваются с практикой.

Если происходят какие-то обновления в коде и методе работы, то наши ученики узнают о них из первых уст.

Мы не кружок по интересам. Мы используем комплексный подход. В Movavi-школе работает одновременно 15 направлений. Ученики имеют возможность перейти с курса на курс, и мы за этим следим. Если ребёнок поступил на какое-то из направлений и понял, что это не его, мы хотим, чтобы он попробовал что-то ещё, что ему, возможно, больше подойдёт.

В идеале, если ребёнок к нам пришёл в пять-шсеть лет, он может закончить обучение в 17. Структура продумана таким образом, что процесс обучения может не останавливаться. Среди наших учеников масса ребят, которые уже не первый год переходят с одного курса на другой.

Практика показывает, что у наших учеников другая структура мышления, и мы видим, насколько эти дети быстрее решают задачи. Например, на пробном уроке по новому направлению — UI/UX-дизайну — ребёнок, который уже учился у нас, будет разбираться лучше, нежели новичок. Уже здесь мы видим, насколько быстрее наш ученик воспринимает полученные знания, хотя с этим направлением ещё не знаком. Это как раз те навыки, о которых я говорила вначале — дети, занимающиеся программированием, мыслят и обучаются совсем по-другому. И слово «быстрее» здесь будет одним из наилучших определений.

Вы говорили, что пытаетесь популяризировать IT для детей в России. Как-то ещё, кроме обучения на курсах, вы это делаете?

Да, конечно. Мы регулярно даём нашим ученикам возможность общения с практикующими IT-специалистами, вовлекаем во всевозможные мероприятия, организуем экскурсии в IT-компании. Дети, которые показывают хорошие результаты в нашей школе, проходят стажировки в Movavi и выполняют взрослые задачи.

Мы хотим продолжать эту практику, увеличивать количество мест для стажёров и показать своим примером другим IT-компаниям, что нет ничего страшного в том, чтобы взять на стажировку 15-16-летнего подростка.

Столкновение со стереотипами

Как вы считаете, существуют ли какие-то стереотипы у новосибирских детей и родителей об IT, которые разрушаются в вашей школе?

Первый стереотип: айтишник – зануда в очках с сальными волосами. Те, кто работает в IT, продвинутые, стильные, модные, занимаются спортом и следят за собой. Это те люди, с которыми реально интересно пообщаться.

Второй стереотип: айтишник ничего не умеет, кроме написания кода. Это миф. В IT-компаниях работают разносторонние люди со своими увлечениями. Они поют, выступают в стендапе, играют на музыкальных инструментах и черпают своё вдохновение в более гуманитарных вещах.

Третий миф: в IT работают только мужчины. Если взять компанию Movavi, в нашем коллективе половина сотрудников – девушки. Ещё один стереотип (как правило он развит у родителей) – айтишники страдают сколиозом и имеют проблемы со спиной. Большинство сотрудников IT-компаний ведут здоровый образ жизни. Ну и последний стереотип: IT – это только программирование. Но IT – это огромное количество профессий в зависимости от сферы деятельности компаний. Я не знаю, какая сфера деятельности не связана с IT. И с каждым годом, да что там, месяцем, проникновение информационных технологий в другие сферы жизни только наращивается.

Кто сейчас чаще является инициатором обучения в IT-школе — дети или родители, заинтересованные в будущем своего ребенка?

По-разному и зависит от возраста. Детей в возрасте до 13 лет чаще приводят родители, которые, глядя на ребёнка, видят его увлечения и интерес и подкрепляют этот интерес нашими курсами. Старшие дети приходят сами. У нас есть 17-летний ученик, который пришёл сам. Он учится в 11 классе и уже работает удалённо тестировщиком. Он зарабатывает на своё обучение сам, и мы решили поддержать его, сделали существенную скидку на обучение.

А с какими сложностями в плане цифрового ликбеза вы ещё успели столкнуться?

Иногда случается так, что родитель говорит: да, да, я понимаю, IT – это важно, но нам сейчас надо к ЕГЭ готовиться и ещё музыкалку закончить, все-таки столько лет, бросать не хочется.

На это я люблю отвечать словами одного из наших преподавателей, что через 15 лет оцифруют даже сосиски, если это будет возможно. И даже если сейчас это всё кажется безумно далёким, то в переломный момент вы даже не успеете понять, как и когда весь мир перевернулся. И, главное, чтобы наши дети были к этому подготовлены.

Чему учиться

Если бы вы сейчас выбирали для своего ребёнка возможности в дополнительном образовании, что бы это было, кроме программирования?

Ну, во-первых, я бы исходила из увлечений и талантов ребёнка. Ведь даже в IT можно найти курс, не связанный с программированием, если этого хочется. Здесь есть место для гуманитариев, это может быть дизайн, видеопродакшн, геймдизайн и другие направления.

Кроме айтишных дисциплин, я бы, конечно, записала его на хорошие курсы английского языка на постоянной основе. Ну и для общего укрепления организма — плавание. Я и сама занимаюсь им.

Это были бы оффлайн или онлайн-курсы?

Скорее оффлайн. У детей с мотивацией сложнее, чем у взрослых. И я всё-таки считаю, что личное общение и нахождение в кругу ребят со схожими интересами играет только в плюс ребёнку.

А в школе Movavi тоже только оффлайн-обучение?

Всё же онлайн-обучение – неплохая форма получения образования, и для некоторых наших курсов она используется как дополнительная опция. Мы изначально отказались от онлайн-модели, поскольку в процессе важны не только изначальные знания, но и атмосфера сопричастности к IT-компании. Преподаватель-айтишник – это образ IT-специалиста и образ человека, который может быть свободен. Когда ты обучаешься онлайн, ты особо ни с кем не общаешься, изучаешь Unity 3D или Python, и у тебя не складывается в полной мере IT-мышление.

IT-мышление – это манера быть гибким и умение давать обратную связь, умение работать по задачам. Этому, к сожалению, нельзя обучиться онлайн. Всё-таки мы учим детей, и детей нужно мотивировать больше, чем взрослого человека. Мы через интерес преподносим ребёнку полезную информацию.

У нас сейчас есть много запросов из других регионов по онлайн-обучению. Возможно, мы когда-нибудь к этому придём, но онлайн-обучение нужно сделать эффективным, чтобы дети реально получили эти знания.

Ваш комментарий

Загрузка...