Стиль, но: Тим Ильясов о том, как пандемия изменила моду – кто сидит в онлайне в пиджаке, но без штанов, и что такое виртуальная одежда

Как уловить модные тенденции и при этом не выглядеть нелепо

16.12.2020 11:49

Фото Алексея Санарова и из личного архива Тима Ильясова

Пока одни работают на удалёнке, другие возвращаются в реальный мир переговоров и бизнес-встреч. Ни те, ни другие так до конца и не понимают, зачем теперь носить костюмы, если тебя и так уже все видели в пижаме в Zoom. В эксклюзивном интервью Сиб.фм один из ведущих специалистов по стилю – исследователь моды, журналист, телеведущий Тим Ильясов – рассказал об ошибках при выборе одежды, отличии провинциального стиля от столичного и ситуациях, в которых даже Марк Цукерберг вынужден надевать пиджак.

– Тим, как возникают тренды?

– Тренды – это про то, как выглядят культура и социум. Мода – лакмусовая бумажка, которая позволяет отследить важные изменения в обществе, в экономике. Когда мы анализируем тренды, то будто открываем пять коробок.

В первой коробке – состояние общественной жизни и политика. Всё, что происходило за последний год: кто приходил к власти и уходил, какие партии – консервативные или либеральные – формируют общественную повестку.

Вторая коробка – культура. Что происходило в театре, в современном искусстве: крупнейшие выставки, новые художники, художественные премии.

В третьей коробке музыка. Какие исполнители появлялись, что они пели и что транслировали, как выглядела их публика.

В четвёртой коробке – уличный стиль. Что покупали, а что залёживалось на распродажах. Как люди одевались на мероприятия, на красные дорожки, как выглядел стрит-стайл перед Неделей моды.

И только в пятой коробке будут показы, глянец, модные журналы.

Чтобы понять, как рождаются тренды, нужно открыть все пять коробок и увидеть, что происходит в мире и как это соединяется с актуальной модой и может повлиять на неё в следующем периоде.

– В этом году вместо коробок мы, похоже, открыли ящик Пандоры. Как пандемия повлияла на моду?

– Тренд, который нельзя не заметить – маски. Некоторые бренды создали собственные маски с логотипами, узнаваемыми декоративными элементами. Но этот предмет не является долгоиграющим: как только опасность исчезнет, человечество с удовольствием эти маски отринет.

Гораздо более заметная тенденция – превращение деловых гардеробов в кэжуальные в связи с переходом на удалёнку. Уют, комфорт и мягкость: на пике объёмные джемперы, одежда домашнего стиля – пижамо-, халатообразная, свободная.

Спад покупок строгой одежды понятен. Вместе с тем деловой стиль в пандемию не покидает консервативное русло, хоть и становится мягким, вариативным. Так, выходя на конференцию в Zoom, вы можете не быть одетым в пиджак и галстук, но более или менее строгая рубашка или джемпер необходимы. Они более предпочтительны, чем треники, майка или пижама.

– Стали ли люди меньше покупать?

– Есть курьёзные мифы на тему изменения рынка: вроде как люди приобретают пиджаки, но не брюки. Несомненно, группа верхней одежды – джемперы, водолазки, кардиганы и пиджаки – продаётся неплохо. Но это не значит, что люди отказываются брать брюки и сидят перед экранами в трусишках. Продажи одежды хоть и упали, но не настолько радикально.

А вот продажи обуви просели – в некоторых регионах России до 28 %. Люди меньше выходят из дома, соответственно, им нужно меньше обуви. Многим теперь достаточно базовой классической пары и уличной пары для непогоды.

Зато выросло потребление люксовой кожгалантереи. Люди вкладываются в долгоиграющие предметы гардероба и аксессуары. Остротрендовые вещи кажутся менее привлекательными. В приоритете, например, канонические модели люксовых сумок, которые не выходят из моды десятилетиями и могут служить гардеробу очень долго.

Изменилась и структура покупок: даже приверженцы исключительно реальных покупок в магазинах теперь вынуждены покупать в Сети.

– 2020 год смазал рамки стилей, но деловая активность восстанавливается. Есть ли разница между деловым стилем и дресс-кодом?

– Дресс-код – это более широкое понятие, означающее правила внешнего вида конкретной социальной группы. Например, есть дресс-код айтишников – прийти в IT-компанию в туфлях-оксфордах, в рубашке с галстуком, в классическом костюме – значит его нарушить. Тут подходят спортивная обувь, джинсы, футболки, свитшоты, а если и пиджаки, то мягкие.

При этом тоже есть статусное деление: Марк Цукерберг ходит в футболке и в джинсах, но его футболка кашемировая и марки Loro Piana. Или условный общепринятый образ лидера, сформированный Стивом Джобсом – джинсы и водолазка. Этот образ продолжают повторять и продвигать, тот же Павел Дуров так ходит.

Деловой стиль – это дресс-код совершенно другой среды. Он создан не для того, чтобы ограничить, а чтобы избежать конфликтов. Мы можем принадлежать к разным культурам и по-разному относиться к цветам, объёму, фактурам. То, что кажется приличным здесь, в Китае станет оскорбительным. Поэтому в международной среде установлена норма – синий костюм, белая рубашка, тёмно-синий или серый галстук.

При этом есть ситуации общения между сферами, когда стоит подстроиться – но не под чужой дресс-код, а под общепринятую норму. IT-лидеры Марк Цукерберг, Эван Шпигель или Джек Дорси на крупные конференции или саммиты надевают костюм, рубашку и галстук. Их положение позволяет не идти на компромиссы, но они придерживаются правил.

– Если говорить не о международном общении, а о городской одежде – как мы должны выглядеть на работе?

– Сохраняются лишь две среды, где деловой стиль остаётся традиционным – дипломатическая среда и государственная служба. Но и тут он отказывается от декоративности: запонки, прищепки, булавки, блестящие и яркие аксессуары, бутоньерки кажутся невозможными и странными.

Во всех остальных пространствах деловой стиль становится мягче. Даже в банковской среде, которая тщательно оберегала деловые стандарты, появляется больше спорта, свободы, вариаций цвета. Никого не удивишь цветными носками, сочетанием костюма с водолазкой или с неспортивными кедами. Несомненно, деловой стиль эволюционирует.

– Тренды одинаковы для всех? Например, молодёжь – следует трендам, отрицает их или, наоборот, формирует свои?

– Что такое «молодёжь»? Это как минимум два поколения. Миллениалам 25-35 лет. Поколение Z родилось уже в 21-м веке, им меньше двадцати лет. Есть ещё третьи, родившиеся между 1999 и 2002 годом, так называемое потерянное поколение. Оно не соотносится ни с ценностями миллениалов, ни с ориентирами поколения Z. Эти группы близки по возрасту, но они очень разные и по-своему реагируют на вещи.

Миллениалы принимают правила игры, а значит, и дресс-коды. Хоть и стараются влиять на их эволюцию и модернизировать их. Именно они могут надеть костюм и галстук с кроссовками и цветными носками. Мы называем их хипстерами. Для них главное – творческая самореализация, креативность, при этом они готовы встраиваться в систему и не конфликтовать с ней.

Поколение Z родилось в принципиально иных обстоятельствах культуры и техники. Если говорить об их идеологическом базисе, то это непримиримое поколение. Они не делают то, что не нравится. Не нравится здесь – я встану и уйду. Не нравится тема курсовой – не буду её писать. Не нравятся эти люди – не буду с ними коммуницировать.

Поэтому, когда мы говорим про поколение Z, мы видим образ-манифест – порой очень грубый, романтизирующий гопника из девяностых, гранжевые объёмные вещи. Видим отрицание канонов, которые казались раньше нормами элегантности. Для них нет слова «нарядность», нет стереотипов о гендере. Они иначе смотрят на сексуальность, на дресс-код и прочие вопросы одежды.

Все поколения до миллениума – приверженцы гендерных стереотипов, где девочка должна быть женственной, а мальчик – мужественным. С самого рождения – розовая или голубая пелёнки.

– Существует устойчивое выражение – «модно, стильно, молодёжно». Есть ли какой-то возрастной рубеж, когда человеку уже не обязательно следить за тенденциями?

– Стереотипы размываются не только в отношении гендера, но и в отношении возраста. Мы больше не говорим о том, что модной может быть исключительно белая, цисгендерная двадцатилетняя женщина с белокурыми волосами, голубыми глазами и фигурой «песочные часы».

В мире разнообразия и свободы выбора модной может быть и юная девушка, и бабушка. Сейчас нет деления, что вам за 40, или вам за 70, и нужна какая-то особая мода. Может быть, нужно быть аккуратным с фигурой: помнить, как она меняется, и не каждый раз стоит показывать ноги, открывать декольте. Но нынешняя мода и не требует оголения, она, напротив, скрывает тело. Свободные прямые пиджаки, объёмные джемперы, многослойные комплекты, удлинённые юбки миди, закрывающие середину икр, с кроссовками или кедами – всё это может одинаково круто выглядеть на каждой.

– Почему в таком случае часто можно наблюдать странно одетых женщин?

– Проблема многих дам в том, что в стиле они апеллируют ко времени своей молодости. И если пик её привлекательности, как ей кажется, пришёлся на нулевые годы, она одевается так, как было модно тогда. Но белые локоны и блестящие платьица «поющих трусов» в эпоху нового феминизма и агендерной моды смотрятся нелепо.

Если вы не хотите выглядеть глупо, вне зависимости от возраста помните, какой на дворе год. Мир постоянно меняется – это нормально. Ещё каких-то шестьдесят лет назад брюки на женщине были нонсенсом.

– Модники шутят, что скоро мы будем обходиться вовсе без гардеробов. И тут нельзя не вспомнить о виртуальной одежде, концепция которой тоже раньше казалась бессмыслицей.

– Диджитализация для многих брендов стала спасением. Даже маркам, далёким от виртуала, пришлось окунуться в новое для них пространство с другими правилами продаж и пиара. Одна из футуристических концепций развития моды – виртуальная одежда – становится реальностью в этом году.

К маскам в инстаграме мы уже привыкли. Когда можно применить любой фильтр, оказаться с накрашенными глазами, губами, морщинами или превратиться в животное. Игривый маскарад стал повседневностью. Примерно то же самое произойдёт с одеждой. Когда на фотографиях и видео вы будете одеты как хотите – и без разницы, в чём вы на самом деле. Достаточно просто купить графику.

Это более сложный алгоритм: у людей разные фигуры, и сделать так, чтобы нарисованная одежда идеально ложилась на фотографии, непросто. Но технология развивается. В этом году многие бренды, в том числе российские, выпустили виртуальные коллекции. Например, Alena Akhmadullina: дизайнеры пририсовывают её одежду к вашим фотографиям (пока в ручном режиме) и так одевают вас в невероятно красивые наряды.

Со временем должно стать проще: загрузил фотографию, «надел» фильтр – и вот ты уже в купленной модной новой вещи.

– Когда вы бываете в регионах, ощущаете разницу между ними и столицей?

– Локальная мода не обязана следовать принятым в центре нормам. Я без осуждения и без оценки рассматриваю локальный стиль в регионах. Здесь так принято, такие традиции, такое понимание красоты.

В этом смысле Москва очень близка к европейскому пониманию моды. Но опять же, не вся Москва, а её верхняя культурная прослойка, представители которой интегрированы в движение мировой культуры: они ездят по мировым выставкам, следят за показами, космополитичны по природе. Там мы видим девушек в свободных вещах, они не привязаны к S-образному силуэту. Они проще или, наоборот, креативнее относятся к макияжу.

Современная западная концепция макияжа – это либо самовыражение (жёлтые тени, синие губы, безумные элементы декора на лице, пайетки). Или натюрель: он как бы есть, но его будто нет. Третья концепция макияжа с контурингом, хайлайтерами – такая гиперженственная маска – в регионах встречается чаще всего. Это не хорошо и не плохо. Кому-то нравится Ким Кардашьян, кому-то ближе Тильда Суинтон.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...