«Внесистемная журналистика оказалась ближе к людям»: главред «МК» Павел Гусев – о сливе компромата, засилье блогеров и обратной стороне удалёнки

21.02.2021 15:24
фото «Внесистемная журналистика оказалась ближе к людям»: главред «МК» Павел Гусев – о сливе компромата, засилье блогеров и обратной стороне удалёнки
фото «Внесистемная журналистика оказалась ближе к людям»: главред «МК» Павел Гусев – о сливе компромата, засилье блогеров и обратной стороне удалёнки

Фото Густаво Зырянова / Сиб.фм

Как журналисты выживали в 1990-е, почему в 2000-х многие независимые «акулы пера» стали государственниками и как сегодня противостоять пандемии и блогерам – об этом в эксклюзивном интервью Сибфмгрупп рассказал главный редактор «Московского Комсомольца» и глава Союза журналистов Москвы Павел Гусев.

Павел Гусев приехал в Новосибирск как глава Общественного совета при Министерстве обороны РФ. Но разговор с главным редактором газеты «Московский комсомолец», который состоялся в стенах Новосибирского высшего военного командного училища, был о том, чему Павел Николаевич посвятил почти сорок лет жизни.

На ваш взгляд, в чём отличие журналистики образца 2020 года от журналистики 90-х? Как вы оцениваете произошедшие изменения?

Прежде всего, 90-е годы – это была эпоха преобразований. Это был переходный период: от одной исторической эпохи к другой. И существование СМИ в этот период диктовалось совсем иными подходами, чем ранее. Иная стилистика, тематика – всё другое! Резкое отличие от того, что мы делали раньше. Большинство печатных изданий, телеканалов на какой-то период времени были поставлены в ситуацию выживания. И каждый выживал в одиночку! Создавалось невероятное количество новых СМИ.

А к концу 90-х ситуация стала меняться: олигархи и государственные структуры поняли, что без прессы существовать сложно. И что СМИ могут таить информационную угрозу для тех или иных деятелей, политических партий, олигархических группировок. И многие олигархи начали скупать СМИ, чтобы создавать свои медийные структуры и использовать их не как информационный ресурс, а как оружие в борьбе и с гражданским обществом, и с конкурентами.

Стало понятно, что через слив в подконтрольные СМИ компроматов можно решать очень многие вопросы.

Словом, СМИ 90-х – это было совсем другое. Зарождалась новая эпоха, строилось новое государство.

В 2000-х пришла стабильность. Олигархи потеряли свои позиции, они перестали диктовать свои условия власти. И в этот момент часть СМИ просто закрылась, потому что они потеряли финансирование. Другая часть попала под контроль государства. И сейчас, в результате всех этих изменений, мы имеем, на мой взгляд, достаточно уродливую систему СМИ.

В чём, на ваш взгляд, особенности современного медиарынка? Кто имеет шанс преуспеть, достичь успеха?

Главная особенность в том, что сегодня более 80 % всех СМИ оказались либо под прямым контролем государства, либо входят в систему коммерческих структур, которые аффилированы с государством. По сути, государство поручило этим коммерческим структурам финансирование целого ряда СМИ, которые за это обслуживают интересы государства. И такой перекос приводит к тому, что у нас в информационном пространстве доминирует одна точка зрения. А это, как выяснилось, не устраивает гражданское общество.

Тут ещё одна особенность: активное развитие Интернета, социальных сетей, блогов. И всё это работает уже вне рамок закона «О средствах массовой информации».

Бурно развивается, как я это называю, «внесистемная журналистика». И вот такая «журналистика» оказалась гораздо ближе к людям.

Вот тут многие стали искать свой шанс! Другое дело, что это порой превращается в информационный беспредел: там же можно печатать всё что угодно. И им за это ничего не будет! Никакой ответственности. Не секрет, что в такой «журналистике» очень многое делается за деньги. Эта система, на мой взгляд, вреднее даже, чем государственные СМИ. Моя позиция, я говорю о ней, где только могу: государство должно понять необходимость развития и поддержки независимых СМИ. Через выделение грантов, какие-то другие меры. Но независимые СМИ, которые работают в рамках закона, необходимы. И государству, и гражданскому обществу.

Павел Николаевич, вы затронули очень актуальную тему: отношения традиционных СМИ и блогосферы. Не складывается ли у вас ощущение, что блогеры скоро вытеснят журналистов с информационного рынка? И что аудитории просто перестанут быть интересны СМИ в их классическом варианте?

Нет, такого ощущения у меня нет! И за рубежом, и в России есть тенденция, она очень заметна: сидит, например, какой-то человек в соцсетях, ведёт свой блог, получает или генерирует информацию. Но очень скоро у него возникает необходимость сверять информационную ситуацию с традиционными СМИ: что же происходит в реальности? СМИ – это, прежде всего, разные точки зрения. Основное отличие блогосферы от СМИ – это разница в подаче информации. В блогах и социальных сетях очень многие самоутверждаются. Тут часто цель – не дискуссия, а уничтожение своего оппонента. А вот читатель думающий критически сверяет свою позицию с теми СМИ, которые работают в рамках закона. Я не думаю, что в России блогерство и социальные сети вытеснят классические СМИ.

В продолжение темы. Сегодня многие СМИ строят свою новостную повестку, генерируют свой контент с оглядкой на «Яндекс.Новости» и другие новостные агрегаторы. Идёт борьба за попадание в поисковые системы. Как вы к этому относитесь?

Я отношусь к этому отрицательно. Ориентироваться только на «Яндекс», Google и другие поисковые системы – это очень опасно. Это механизм отсева информации: через систему блокировок, через исключение ссылок на те или иные СМИ. И многие печатные или интернет-издания оказываются просто в информационной яме. Но такая тенденция есть, отрицать это сложно. Мы поднимали эту тему на разных площадках: в Союзе журналистов, в Совете по правам человека при Президенте РФ. Здесь нужен чёткий, взвешенный взгляд: всем новостным агрегаторам – с десяток лет. Эта система у нас ещё не выстроена.

фото «Внесистемная журналистика оказалась ближе к людям»: главред «МК» Павел Гусев – о сливе компромата, засилье блогеров и обратной стороне удалёнки 2

Как медиаменеджер вашего уровня с огромным опытом руководства СМИ как вы смотрите на новое поколение журналистов. Есть ли недостаток в талантливых молодых профессионалах?

Да, есть. И тут несколько проблем. Первое: в журналистику молодёжь идёт всё меньше и меньше. Второе: студенты на факультетах журналистки в большей части — это девушки. Парни ищут себя в других сферах. И обучение, во многом качественное, не гарантирует трудоустройства. После журфака многим талантливым выпускникам просто некуда идти. Люди выпускаются, и в журналистику, мы это специально посчитали, идёт примерно 15 %. Остальные уходят в разные сферы, связанные с социальными сетями, в копирайтинг, в пресс-службы. Очень многие уходят в PR. И более того: многие факультеты журналистики, называясь таковыми, готовят по сути пиарщиков и рекламщиков. И это, конечно, путь тупиковый. В этой ситуации виноваты и сами СМИ. Они бездеятельны и считают, что ситуация «сама пройдёт». Нет, в эти процессы нужно вмешиваться активно. Я выступал и перед ректором МГУ, и перед студентами: журналиста надо воспитывать как творческую единицу.

Нужны творческие мастерские ведущих мастеров жанра: Николая Сванидзе, Арины Шараповой и многих других. Мы должны воспитывать творцов!

А сегодня государство видит в журналистах не творческих деятелей. Считается, что место журналистов «при власти». Они должны обслуживать интересы государства. Власть не считает, что журналистика – это творческая профессия.

Какой урок как медиаменеджер, как журналист–практик вы вынесли из более чем годовой истории с пандемией?

Главный урок: на «удалёнке» работать можно! И наши журналисты доказали это. Если создать условия — технические, коммуникационные, финансовые, — то можно и из дома искать темы, писать качественные материалы. Но! Здесь тоже есть свои издержки, и мы на это обратили внимание. После года работы в условиях пандемии мы увидели сначала взлёт: было много материалов очень высокого качества. Потом наступила стабилизация. А далее мы увидели, что материалы становятся всё более и более оторванными от жизни. Начинается «высасывание факта». Из материалов стала уходить реальная, интересная, значимая тема. Стало больше схематизма, описывается некая обобщённо-условная жизнь. И аудитория это быстро почувствовала. И сейчас, когда мы вышли с «удалёнки», я считаю, что ситуацию нужно менять. Кто-то, конечно, если хочет, может оставаться на удалённом доступе. Но, я уверен, для журналиста очень важна реальная жизнь, реальное общение с людьми, непосредственное восприятие действительности.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...