Чёрный ход

Про чёрную-чёрную шахту, где добывают чёрный-чёрный уголь

Фото Чёрный ход

Сапоги хлюпают и утопают в тёмной жиже, фонарь освещает тонкую полоску грунта впереди, спуску под землю нет конца и края. Гудение вдали усиливается, сквозь чёрный потолок сочится вода. Здесь добывают уголь, который затем отправляется в Европу. Как это происходит, наблюдал корреспондент Сиб.фм.

Фото Чёрный ход 2
Лава — полость в шахте, где добывают уголь. Изначально лавами назывались узкие скамейки, на которых сидели первые шахтёры

Шахта «Красноярская» Сибирской угольной энергетической компании (СУЭК) находится недалеко от кузбасского города Ленинска-Кузнецкого и является одной из самых молодых. Сейчас в шахте две лавы, или выработки, последняя из которых открылась совсем недавно — в начале марта. В 2011 году здесь добыли более полутора миллионов тонн энергетического угля. В следующем году размеры добычи хотят удвоить.

В женской раздевалке выдают нижнее бельё, серую робу, ватный жилет, каску и платок, самые маленькие резиновые сапоги здесь — 38 размера.

— Что же вас под землю понесло! — удивлённо заматывает портянки, чтобы сапоги хоть как-то держались, дежурная.

Фото Чёрный ход 3

Фото Чёрный ход 4

Женщин в шахте немного — это раньше они наравне с мужчинами добывали и грузили уголь, а сегодня занимаются, например, контролем качества. То ли дело крысы: их шахтёры оберегают и подкармливают. Считается, что если в шахте завелись крысы, она будет приносить много угля и работать в ней безопасно.

Получаем фонари и «Спасатели», на каждом из них — порядковый номер. «Спасатель» больше похож на термос или жестяную флягу, правда, весит больше двух килограммов.

Фото Чёрный ход 5

Фото Чёрный ход 6

— Если в шахте сломается система вентиляции или начнётся задымление, «Спасатель» позволит дышать до 45 минут при ходьбе и до пяти часов, если сидеть неподвижно и экономить кислород. Дай бог, они вам не понадобятся. Сам один раз бродил в таком несколько часов — все лёгкие сжёг: кислород в дыхательном аппарате выделяется при температуре 50-60 градусов Цельсия, — рассказывает сотрудник отдела охраны труда.

16 градусов Цельсия — температура в шахте, которая не меняется ни летом, ни зимой

Всем новичкам перед первым «погружением» в шахту показывают учебный фильм. Особенно в нём успокаивает фраза «Если идти некуда, садитесь и ждите помощи». Шахта «Красноярская» — третьей категории по степени опасности, это означает, что в ней может выделяться до 15 кубических метров метана на тонну среднесуточной добычи.

Но, по словам генерального директора «СУЭК-Кузбасс» Евгения Ютяева, безопасности на предприятии уделяется самое пристальное внимание.

Фото Чёрный ход 7

Фото Чёрный ход 8

Фото Чёрный ход 9
«Упырями» и «проходимцами» шахтёры называют проходчиков, которые прокладывают путь в недра (от аббревиатуры УПР — участок проходки)

Практически во всех шахтах используются вентиляторы проветривания, перед началом разработки каждого нового пласта проводится его комплексная дегазация, метан, полученный таким образом, трансформируется в электроэнергию и используется для внутренних нужд. Помимо собственных служб контроля, предприятие культивирует институт общественных инспекторов.

В автобусе, который везёт шахтёров из города, установлено видеонаблюдение. На стене висит объявление о вреде насвая — азиатского жевательного табака. Курить в шахте — всё равно что на пороховом складе, поэтому курильщики спасаются по-разному: кто смешивает табак с известью и кладёт за губу, кто берёт с собой насвай, что здесь очень не приветствуется, а кто-то набивает полные карманы леденцов и грызёт их во время шестичасовой смены, о чём свидетельствуют конфетные фантики, разбросанные под ногами.

Фото Чёрный ход 10

Фото Чёрный ход 11

Работа под землёй не прекращается ни на минуту: здесь нет перерывов на сон и обед — уголь добывают и днём и ночью. Стены и пол тоннеля покрыты серым налётом.

— Это не налёт, это инертный порошок. Если вспыхнет, он не даст взорваться угольной пыли, — объясняет замдиректора шахты по производству Роман Тюнин.

Фото Чёрный ход 12

Фото Чёрный ход 13

Мы уже на глубине 140 метров под землёй. Сверху над проходом стоят большие пластиковые ёмкости с водой. Они здесь тоже для безопасности: при взрыве вода выльется и потушит то, что успеет.

Правда, воды тут и так хоть отбавляй. Она водопадами льётся сверху, местами поднимается почти до колен снизу, превращая угольную пыль в болото. Время года тут ни при чём: разрабатываемая лава — «обводнённая». Кроме того, есть вода, которая поступает сюда для технических нужд: охлаждения комбайнов, орошения угля, чтобы уменьшить пыль.

Фото Чёрный ход 14

Фото Чёрный ход 15

Фото Чёрный ход 16
СУЭК обеспечивает 25% всего российского экспорта энергетического угля

Угольная пыль вездесуща. Стоит спуститься вглубь, как она застилает глаза, лезет за шиворот и хрустит на зубах. Начисто вымыть её из глаз — целое искусство. Поэтому шахтёры, которые торопятся домой, выходят из душа словно с подводкой, чем радуют гостей из Москвы.

У стены лавы два огромных круга с зубцами по краям — это шнеки комбайна, которые, крутясь, отламывают угольную породу. Стоит посмотреть на них, как понимаешь, откуда у СУЭК появился такой логотип. Специалист, который следит за работой механизма, называется комбайнёром.

Фото Чёрный ход 17

Фото Чёрный ход 18

Уголь, поднимая столб пыли, падает на конвейер, откуда попадает под угледробилку, где измельчается. Преодолев путь в десяток километров на ленточном конвейере и оказавшись на поверхности, он отправляется на экспорт — в страны Азии и Европы. За время, пока мы бродили по лаве, угледробилка «пережевала» около тысячи тонн угля.

Фото Чёрный ход 19

Фото Чёрный ход 20

Средняя зарплата на шахте — 34 тысячи рублей. За хорошую дисциплину и соблюдение правил безопасности шахтёры получают доплату до 8 тысяч рублей. Ещё один стимул работать — это соревнования. Тот, кто добудет больше всех угля, получит приз. Например, ящик коньяка или машину. Шахтёры работают здесь целыми династиями, причём то, что у кого-то в семье были несчастные случаи, мало кого останавливает. На шахте «Красноярская» составлена программа на 25 лет, по словам её директора Сергея Хорошилова, она спокойно может проработать и ещё лет 50.

Фото Чёрный ход 21

Фото Чёрный ход 22

Фото Чёрный ход 23
Читайте
этот репортаж
на английском

Путь наверх — совсем не то же самое, что вниз. Респиратор душит, колется угольная пыль, удивляются шахтёры, которые идут заступать на смену. Ещё рывок — и свет в конце тоннеля.

 

Хотите видеть больше интересных новостей?
Добавьте наш канал в избранное в Google News и Яндекс Новости:

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...