3 балла
+12 °C
Курс ЦБ:
61,32
75,65

Селфи с поролоновым барокко

 На что обратить внимание в новой экспозиции Гёте-Института в Новосибирске  13 февраля, 11:32
&
были упомянуты
подходящие темы
Селфи с поролоновым барокко
Фотографии Алексея Цилера

9 февраля в Новосибирском государственном художественном музее открылась выставка «New olds. Классика и инновации в дизайне», где представлено более 50 работ европейских и сибирских мастеров. Проект исследует идею «нового» и «старого» в предметном дизайне. Корреспондент Сиб.фм ознакомился с экспонатами, послушал лекции немецкого дизайнера и узнал, что олицетворяет барочный шкаф из поролона.

«New olds» организована Институтом связей с зарубежными странами ifa и Гёте-Институтом в Новосибирске. Работы, представленные в музее, не цитируют и не обожествляют формы старого — они лишь обретают новую интерпретацию, понятную современному человеку.

Директор Гёте-Института в Новосибирске Пер Брандт отмечает, что эта выставка очень подходит Новосибирску, ведь город за короткое время перенёс немало изменений и сочетает в себе множество архитектурных стилей — от старых дореволюционных деревянных домов до хрущёвок и высоток, построенных на деньги инвесторов.

Куратор выставки — дизайнер, архитектор, профессор Государственного университета искусств и дизайна в Карлсруэ Фолькер Альбус — также отметил разностороннюю архитектуру Новосибирска.

«Мне было очень приятно пройтись по городу и увидеть старые деревянные дома, но сердце истекало кровью от того, насколько они неухоженные», — поделился впечатлением Альбус.

На первом этаже музея внимание гостей привлекает большой чёрный шкаф под названием Drückeberger, «Симулянт». Из него торчат зеркало, одежда, наушники, элегантные туфли, настольная лампа, пистолет и множество других вещей. Выполненный в стиле барокко, он кажется громоздким, но это только зрительный обман. На самом деле шкаф вырезан из поролона, а все его дверцы — муляж. Это мебель для наведения порядка.

Дизайнер «Симулянта» Сильвия Кнюппель использовала в качестве основы популярную в своё время модель «гельзенкирхенского барокко», характерного для массивных предметов мебели. Вместо привычных полок в шкафу автор экспоната оснастила его многочисленными вырезами, куда можно засунуть вещи. Этот шкаф уже не для элитных персон в громоздких париках, а для современной молодёжи, привыкшей везде разбрасывать свои вещи.

Рядом со шкафом красуется пышный сдуваемый голубой стул Матали Крассе.

Автор как бы насмехается над пустотой внешней красоты и роскоши. Дизайнер обернула обычный деревянный стул в пластиковую оболочку и надула её.

Работа отсылает к креслам эпохи раннего поп-арта, вот только сидение теперь стало жёстким. В 1960-е годы в таком кресле было невозможно сидеть, но Крассе решила эту проблему. Фолькер Альбус подмечает, что вся красота и пышность такого кресла тем не менее оказывается пустышкой.

Пол первой экспозиции украшен различными коврами. Самые интересные из них — картонки. Дизайнер Венди Пломп переносит традиционный восточный орнамент на внутреннюю поверхность больших коробок для посылок. «Послание в коробке» не только приятно удивляет получателя своей красотой, но и практично в применении. Возможно, картонный коврик и не прослужит слишком долго — зато посыльная коробка вам хоть как-то да пригодится.

Поднимаясь на второй этаж, зрители попадают к экспозиции со стульями пионерских времён, обклеенным серебристым скотчем старым диваном, стеллажом из книжек и одним обеденным столом, скреплённым из трёх.

Выставка уделяет немало внимания теме переработки старых предметов.

Так, Вернер Айслингер нашёл изящное применение для толстых глянцевых журналов — красивые снаружи, они едва ли предназначены для того, чтобы вновь и вновь их перечитывать. Дизайнер предложил сделать из них книжные полки и скрепить журналы металлическими крестиками для прочности конструкции. Таким образом ненужная, но симпатичная вещь становится полезной в быту. И чем больше у вас таких книг, тем, соответственно, выше и шире получится стеллаж.

Лампа, которая словно расплавилась и вытекает; большая вязаная люстра, протянутая канатом до самого пола и заменившая таким образом ковёр; бюст Ленина в образе Гагарина — глаза разбегаются от такого количества ярких необычных предметов. Постепенно в музей приходит всё больше посетителей, и к моменту официального открытия выставки в здании уже не протолкнуться.

Переваривая прошлые традиции дизайна и выдавая их современную версию, авторы нередко иронизируют в своих работах над нынешним обществом. Так, немецкая компания эксклюзивной посуды Nymphenburg заказала фарфоровый сервиз у Кашаяра Найманана. В случае с этой фирмой покупатели в первую очередь будут обращать внимание на бренд — как если бы это была сумочка от Gucci — а уже затем на внешний вид тарелок, кружек и прочей кухонной утвари. Дизайнер решил сыграть на этом и поменял местами роспись и штамп производителя. Теперь на лицевой стороне тарелке красуется лейбл, а красивый рисунок — на дне. Именно поэтому на экспозиции посуда демонстрируется на зеркальном столе.

«Не знаю, с какими ожиданиями вы пришли на выставку современного дизайна. Возможно, вы ожидали увидеть кроссовки Adidas, бытовую технику Bosch или автомобиль Porcshe.

Здесь объекты, которые не имеют потребительской ценности, они скорее произведение искусства», — говорит с улыбкой Пер Брандт.

Выставку логически завершает очень простой экспонат. Три бутылки с водой прикреплены к деревянной дощечке с маленькими лампочками, создающими внутри ёмкости мягкое свечение. А внутри посудин плавают маленькие рыбки.

Практически каждый посетитель музея с удивлением подходит к экспонату и внимательно рассматривает маленькую жизнь внутри стеклянного светильника. Конечно, дома такой аквариум не заведёшь: неудобно, да и рыбка долго в таких условиях не выживет (правда, сразу после открытия рыбки отправились домой, а в бутылках теперь плавают их резиновые двойники). Но этот предмет интерьера создан не для применения, не для домашнего уюта. Он — искусство, а не потребительский товар.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное