Дом, который спёкся

 Как в Новосибирске исчезают архитектурные памятники  21.07.2011, 09:20

Пётр Лохов
редактор
были упомянуты
подходящие темы
Дом, который спёкся

В начале июля 2011 года арбитражный суд Новосибирской области опубликовал решение по иску регионального правительства к предприятию «Новосибхлеб». От производителя печенья и пирожных, принадлежащего новосибирской семье Шнейдеров, чиновники требовали возместить ущерб за исчезновение памятника архитектуры постройки 1897 года в историческом центре Новосибирска. Иск правительство проиграло. Зато корреспондент Сиб.фм обнаружил в истории об уничтожении доходного дома, в котором жил самый богатый бизнесмен и первый мэр города Новониколаевска Иван Суриков, приметы исторической справедливости.

Памятник зодчества по адресу Урицкого, 21 демонтировали еще в начале двухтысячных годов. «Новосибхлеб» снес его в строгом соответствии с договором № 833-А, который 29 апреля 2002 года заключил с областной администрацией. Этот же договор позволил хлебобулочному холдингу возвести на месте деревянного раритета 16-этажную высотку с жильем, офисами, видеонаблюдением и консьержем. Здание облицевали золотым керамогранитом и назвали «Премьерой». Позолоченная берцовая кость в историческом центре города стала самым заметным девелоперским проектом «Новосибхлеба».

По соседству с «Премьерой» находится еще один дом купца Сурикова, к счастью, сохранившийся до наших дней.

Фото автора

У торгового дома «И. Суриков и сын Александр» в начале XX-го века диверсифицировать инвестиции получалось даже лучше, чем у семьи Шнейдеров в начале века XXI-го. Глава торгового дома купец Иван Суриков был крупным ритейлером, производителем и девелопером: в Новониколаевске он владел мыловаренным заводом, складами, строил доходные дома, магазины, инвестировал в собственную непродовольственную торговую сеть. К началу русско-японской войны купец стал самым богатым в городе. Почти одновременно жители Новониколаевска впервые ощутили потребность в человеке, которого можно ежедневно проклинать за состояние дорог и канализации. Словом, в растущем поселении назрели выборы городского старосты.

Выбор естественным образом пал на олигарха Сурикова. Оборот его торгового дома в пересчете на нынешние рубли достигал почти миллиардных цифр, что заметно снижало риски распила скромного муниципального бюджета.

По всей видимости, Иван Суриков действительно оказался честным мэром. Спустя всего год после назначения, осенью 1905 года, он попросил томского губернатора об отставке в связи со сложностями в ведении торговых дел. Начинающего градоначальника добила смерть сына Александра.

До и после отставки первый мэр Новосибирска жил в собственном доходном доме. Все советское и постсоветское время дом этот находился по адресу Урицкого, 21. Вплоть до заключения между Новосибирской областью и «Новосибхлебом» договора № 833-А.

Иск, который «Новосибхлеб» получил от областного правительства в апреле 2011 года, касался пункта договора, который спустя почти десять лет так и не был выполнен. Строители «Премьеры» были обязаны возвести дом Сурикова на новом месте. «Из собственности Новосибирской области выбыло здание-памятник деревянного зодчества, в связи с чем, как считает истец, ответчик должен возместить Новосибирской области убытки в размере 24 438 818 руб. 00 коп., составляющие стоимость реставрационно-восстановительных и проектных работ по воссозданию здания-памятника», — подвела итоги реставрации судья новосибирского арбитража Людмила Потапова.

Недвижимость Ивана Сурикова (пять домов в Новониколаевске) к 1913 году стоила 105 тыс. рублей, товары — 368 тыс. Рубль оценивался в 0,77 г золота, которое сейчас стоит около 1440 рублей за грамм.

Впрочем, тут же признала судья, исчезновение самого предмета реставрации договора никак не нарушает: сроков восстановления дома Сурикова в документе просто нет. При этом, как указано в решении судьи Потаповой, мэр Новосибирска восемь лет не мог выделить землю под дом имени своего легендарного коллеги. А когда выделил, оказалось, что эту землю невозможно подключить к теплу. Какому учреждению «Новосибхлеб» должен передать восстановленное здание, тоже решить не смогли. «Одновременно суд принимает во внимание тот факт, что истцом не представлено каких-либо доказательств своего непосредственного участия в проведении мероприятий, направленных на воссоздание памятника деревянного зодчества, как это предусмотрено п.1 рассматриваемого договора № 833-А», — завершила разбор тяжбы судья Потапова.

О том, что остатки дома, которые находились у хлебопеков «на ответственном хранении», сгорели еще в 2009 году, ни истцы, ни ответчики упоминать не стали.

Начальник управления по охране объектов культурного наследия Новосибирской области Александр Кошелев объяснил Сиб.фм, что хранили «малую часть памятника» и строителям в любом случае пришлось бы восстанавливать здание с нуля. Он же пообещал, что на решение суда подадут апелляцию и когда-нибудь «Новосибхлеб» построит все, что должен. В приемной «Новосибхлеба» сказали, что заместитель директора по строительству Елена Санникова перезвонит, если «это будет ей интересно». На момент публикации материала госпожа Санникова не успела проявить интереса к звонку.

Тех, кто верит в историческую справедливость, может утешить другой, прошлогодний документ из базы суда. В нем «Новосибхлеб» жалуется на строителей, которым заказал возвести «Премьеру»: точечную застройку повели так, что соседний дом на улице Депутатской треснул по швам. Выплаты по искам разгневанных физических и юридических лиц вместе с восстановлением дома обошлись «Новосибхлебу» в 16 миллионов рублей, то есть в две трети стоимости дома городского старосты.

Иск от имени Ивана Сурикова подать пока некому.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!