Отжигаем

 Картины из огня  24.02.2012, 07:00
подходящие темы
Отжигаем
Фотографии Романа Брыгина, Николая Гладенко

Выжигание по дереву — это развлечение для детей, которые водят паяльником по разделочной доске. Так думала я, пока не увидела картины Николая Гладенко. Вместо холста он использует берёзовую фанеру, вместо кисти — прибор, созданный в новосибирском Академгородке, а красками мастеру служит раскалённый до нескольких сотен градусов воздух. Какими получаются штрихи на одном дыхании и зачем художнику нужен огнетушитель, узнал у пирографа корреспондент Сиб.фм.

Картины мастера сложно отличить от фотографий: игра света и тени, плавные переходы тонов — всё это больше напоминает старинные снимки или современные, сделанные в режиме «сепии». При этом, если провести рукой по выжженным рисункам, никаких неровностей или канавок не ощущается.

66 выставок прошло у Гладенко, самая крупная из них — в московском Манеже

Такая технология родилась более сорока лет назад в новосибирском Академгородке, в институте гидродинамики. Тогда инженер-изобретатель Владимир Семёнов на спор изобрёл для друга, который мучился и пытался рисовать обычным контактным электровыжигателем, прибор — духовую горелку, которая позволяла выжигать огнём, как кистью.

— Дуем в трубочку, и горячий воздух оставляет на дереве след. От интенсивности выдоха зависит яркость штриха и температура воздуха, — коротко объясняет принцип работы Николай Гладенко.

С лёгкой руки мастера духовая горелка получила название «Огненная кисть». Сам он впервые научился работе на ней, когда был студентом техникума, в кружке выжигания и чеканки. Через много лет он нашёл разработчика прибора и предложил развивать пирографию вместе.

— Я читал журнал «Сибирский успех». И в нём была статья о варио- и стереоизображении, которое тоже придумал Семёнов. И где-то в конце статьи он обмолвился, что также изобрёл бесконтактный способ выжигания по дереву. Я понял, что он — тот человек, которого я искал. Пришёл в редакцию журнала, попросил его контакты. Оказалось, что Семёнов уехал жить в Томск. Так я с ним и познакомился, — вспоминает Гладенко.

Сегодня «Огненная кисть» имеет патент, а Гладенко и Семёнов выпускают приборы под заказ на собственную пенсию и обучают ими пользоваться.

Рисовать таким способом можно на любой светлой органической поверхности: на дереве, коже, картоне, бересте и даже на кости.

Как признаётся Гладенко, можно жечь и пластмассу, но от неё запах ужасный. Другое дело берёзовая фанера — белее в России дерева нет.

Сам мастер-пирограф все свои картины создал на кухне на уголке стола — от запаха горелого спасают форточка и вытяжка, от опасности пожара — огнетушитель, который всегда неподалёку. Перед началом работы он рисует эскиз, находит чёрно-белые фотографии и репродукции, чтобы увидеть всю игру света. Если авторы выбранных им фотографий и картин живы, Гладенко связывается с ними и просит разрешения использовать их произведения. По новому закону об авторском праве, автор картин должен дать своё согласие. Как замечает Николай, пока никто не отказывался, всем интересно, что же получится в итоге. Из классиков художник выделяет Шишкина и Саврасова, хорошие сюжеты находит он и в старых открытках и альбомах, в графике и чёрно-белых фотографиях.

— Новую работу я создаю двумя путями — если мне в руки попадается дерево с красивой текстурой, то я начинаю искать сюжет, который бы её подчеркнул. Или же наоборот, подбираю материал под конкретный замысел.

Дерево — не просто холст, его можно превратить в волны, в облака, в снежный вихрь.

— Его текстура красиво обыгрывает не только пейзажи: небо, море, лес, играет на руку она и при изображении эротики — рисунок на дереве подчёркивает плавность и округлость женского тела. Ещё мне нравится выжигать старые автомобили, я сам ретроман, а их округлые формы очень хорошо подходят к технике пирографии, — рассказывает Николай.


120–150 градусов Цельсия — температура, при которой дерево начинает обугливаться

Многие просят картины на заказ — от портретов до оформления стен и мебели в загородных домах. От больших объёмов автор отказывается — сильно много времени занимает работа, а вот портреты рисует, не спеша, за 1,5-2 месяца. Итальянцы этой техникой должны заинтересоваться — можно делать любые рисунки на мебели, не оставляя в ней углублений, тогда как они жгут контактным способом. Как рассказывает автор, больше всего людям нравятся картины, которые художник выжигал для себя и не собирается продавать.

— Была у меня любимая работа — «Сёстры», такая романтическая эротическая идиллия. Её захотели купить, я отказывался, выставил большую цену, которая должна была человека отпугнуть, но она покупателя не остановила. Теперь мои «Сёстры» живут в Питере. После продажи во мне что-то переломилось: стало легче расставаться со своими картинами. Дети вырастают и уходят, здесь так же, — говорит он.

Сложнее всего рисовать пейзажи, один пейзаж художник прорабатывал 3,5 года, тогда как другие картины сейчас занимают у него несколько недель. При выжигании огнём главное — не пережечь. Брак в этой технике нельзя убрать никак, лишнее тёмное пятно — и приходится начинать всё заново. Дыхание не сдержал — выбрось. Даже если подтереть ошибку наждачной бумагой, после обработки картины лаком все неровности станут видны. Трудней всего нарисовать картину в светлых тонах, черноту передать легче.

Секретов мастерства за 33 года Николай скопил много — даже издал методичку и преподаёт всем желающим. Стоит это недёшево.

— Я же не только учу пользоваться прибором и объясняю технику процесса, но и рассказываю, как этим можно зарабатывать, как и где нужно выставляться. Я эти знания собирал по крупицам много лет, а делюсь ими за несколько часов, — говорит он.

В Первомайском районе Николай ведёт курсы для людей с ограниченными возможностями, но уже бесплатно. Говорит, что у них должна быть возможность работать, зарабатывать и заниматься творчеством, даже не выходя из дома. Ещё один социальный проект, который сейчас на начальной стадии, — это преподавание в колонии для несовершеннолетних.

Очень бережно относится автор к названию самой техники.

— Я за этим ревностно слежу.

Новосибирская тоновая пирография — она именно новосибирская, по месту создания. Это как хохломская роспись или тульские пряники.

— Это ноу-хау должно распространиться по миру именно так, чтобы во всех странах знали, что родина изобретения — Новосибирск, — объясняет он.

По словам Гладенко, все хобби когда-нибудь надоедают, но к тоновой пирографии это не относится:

— Наоборот, чем больше жжёшь, тем больше хочется, невозможно остановиться.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!