Город-унисекс

 Можно ли сделать образ Новосибирска узнаваемым и популярным?  7.03.2012, 08:35

Таня Новикова
журналист
подходящие темы
Город-унисекс
Фотографии Александра Бендюкова и Валерия Кламма

Фестиваль «Сибирские бренды» проходил в Новосибирске с 24 по 26 февраля. Дизайнеры, фотографы, антропологи, философы и просто хорошие люди собрались вместе, чтобы попытаться найти ответы на вопросы: кто мы — сибиряки; что значит — простраивать горизонтальные связи между людьми, в отличие от нынешней строгой вертикали; что нужно делать, чтобы жизнь в Сибири стала лучше и веселее? Корреспондент Сиб. фм узнал у организаторов фестиваля, зачем они всё это устроили и чего рассчитывают добиться.

Ирина Октябрьская — одна из организаторов фестиваля, доктор исторических наук и заведующая отделом этнографии Института археологии и этнографии СО РАН — высказывает необычную точку зрения на образ и характер Новосибирска:

— Есть мнение, что Новосибирск — снобистский город, но это иллюзия. Новосибирск очень лаконичен, здесь не принято нарушать чужого пространства, не принято вдаваться в подробности. Здесь уживаются люди разных культур, потому что Новосибирск — город открытых пространств и открытых возможностей. Он вариативен и для него трудно найти усредненный образ.

Новосибирск функционален. Он учит рассчитывать на собственные силы. Но его нельзя назвать нелюдимым городом. Это город, который ориентирован на контакты, динамику и трансформацию — людей и пространства.

В Москве, и вообще в России, такой терпимости нет, там люди умеют толкаться локтями, умеют выяснять отношения по поводу того, что не поделили одно пространство. Сюда приезжают люди из разных местностей — да ради бога, пусть они движутся параллельно с нами, пусть живут вместе с нами, но мы будем все независимы друг от друга. Это удобно, и я считаю, что это правильно.

Новосибирск — город открытых пространств, здесь, в отличие от всех других сибирских городов, например, в отличие от Кемерова, принято много времени проводить на улице и в кафе, как только наступит май — весь город выйдет на улицу. А в Кемерове люди живут на кухнях, их трудно вытянуть в ресторан.

Сибирь учит рассчитывать на собственные силы, если человек хочет что-то получить — он должен что-то сделать.


Новосибирск — родина Монстрации. С 2010 года Монстрации проводятся в Москве, Санкт-Петербурге, Перми и Владивостоке

Мне нравится, что у нас сдержанные люди, у новосибирцев неподвижные лица, закрытые. Говорят, что наш город серый. Он унифицирован, это город-унисекс, город не акцентированный, но это даёт ему огромные преимущества.

Мы не проявляем внешнего интереса к чему-либо, мы очень сдержанно относимся к людям, с которыми встречаемся, мы, как провинциалы, не бросаемся им на шею. Новосибирск очень функционален, здесь люди выполняют определённые операции, тратя на это как можно меньше времени, стараясь экономить энергию на лишнем.

При этом, по всем параметрам, Новосибирск — город-экстраверт. Есть такая шкала в исследовании стиля жизни города: сколько времени человек проводит вне дома. Человек в Новосибирске проводит почти столько же времени вне дома, как люди в южных городах. Бежал, бежал — сел, кофе попил. Тебе захотелось есть, ты же не думаешь о том, что нужно ехать домой и там поесть. Ты просто идёшь в ближайшую забегаловку и кушаешь.

Чужого здесь видно сразу же. У нас в транспорте не принято другом с другом разговаривать. Но мы не замкнуты на себя. Новосибирск нельзя назвать нелюдимым городом. Это город, который ориентирован на контакты.

Смысл семинара и фестиваля в целом заключался в том, чтобы показать возможности Новосибирска и Сибири в целом, обозначить творческий потенциал, который заложен в культуре, истории этого региона, чтобы сформировать креативное пространство, которого не хватает в Новосибирске


Жители Мышкина сделали из грызуна туристический бренд и объявили свой город мировой столицей мышей

Символом фестиваля стали валенки, а главными героями пимокаты. Они были выбраны для того, чтобы показать — что в простой работе заключен огромный драйв. Изготовление валенка — это очень сложный и очень творческий процесс. В нем много ручного труда и понимания его сути. Образ пимокатов был использован как метафора творчества при подготовке фестиваля.

Все пимокаты, с кем приходилось работать, были люди необыкновенные. Ведь когда человек умеет что-то делать своими руками — красивое и полезное — он по-другому мир воспринимает. Старик Фещенко из деревни Мамонтово, которого снимал Валера Кламм, катая валенки, рассказывал про свою жизнь. И это не было перечислением дат и событий — это была притча. Человек, который может сформировать вещь — он и жизнь свою может сформировать. И хочется рассказать и об этом человеке, и о том смысле, который он вкладывает в свою работу и жизнь.

Это простое желание стало поводом к фестивалю. Голыми руками пимокаты создают валенки — умно сделанные, удобные, простые и красивые. И смысл фестиваля заключался в том, чтобы создать повод для творчества и размышления на тему творческого преображения жизни. Хочется, чтобы в пространство города и региона пришла осмысленная красота — новые бренды территорий и мест, социальная реклама и дизайн. Иллюзией было бы считать, что семинар и фестиваль могут что-то изменить, но подвижки уже начались.

Неожиданным оказалось, что он стал интересен публике. Речь должна была идти о том, как делаются бренды, почему они оказываются востребованными или невостребованными, что определяет бренд территории. И разговор оказался неожиданно нескучным. До такой степени нескучным, что люди, случайно оказавшиеся на семинаре, не смогли оттуда уйти.

Город-экстраверт

Олег Семёнов — заведующий кафедрой дизайна Института искусств НГПУ, арт-директор дизайн-студии BISON, президент Международной биеннале знаков и логотипов TaMga и куратор «Сибирских брендов» — считает, что во многом фестиваль затевался ради того, чтобы определиться, что такое «брендирование».

— Люди науки говорят: «Брендирование — это вот это». Дизайнеры говорят: «Нееет, брендирование — это то». Маркетологи говорят: «Нет уж, будьте любезны, брендирование — это вот так, так и так». Мы хотели, чтобы все эти люди увидели друг друга, побеседовали и нашли общий язык.

На мой взгляд, главной задачей было собрать людей из разных профессий вместе, на одной площадке и поговорить обо всём, что давно накипело. Сейчас время поиска общего языка, антропологи говорят про одно, власть про другое, бизнес про третье. Если какие-то территории просто рисуют себе картинку, говоря: вот такой у нас будет бренд — на это всегда появляется много возражений, замечаний.

Когда был сугубо научный семинар, там были люди, которые уже имеют опыт создания таких брендов. Люди, которые движутся в данном направлении, делились опытом, высказывали своё мнение с разных точек зрения.

Вроде власти тоже занимаются брендированием региона, но, насколько я знаю, в прошлом году стратегия развития Новосибирской области была завершена, в том числе и в плане брендирования. Что из этого получилось — никто не знает, никто не видит. Может, оно где-то хранится и вскоре откроется, и все будут приятно удивлены, дай-то бог.

Людям, которые во власти отвечают за такие проекты, на нашем обсуждении поприсутствовать было бы совсем не бесполезно.

А вообще такие решения должны приниматься в кабинетах управленцев, должны инициироваться там. От чиновников инициативы проведения фестиваля не было, заказа мы не получали. Не было такого: нате вам деньги, дайте результат. Здесь были исключительно художественные, исследовательские и научные задачи.

Меня удивляет, почему Новосибирск часто отстаёт от других городов, и, на мой взгляд, в этом плане тоже — с точки зрения создания конкретного визуального образа, бренда области и Новосибирска, правильного позиционирования.

Много городов в стране имеют или хотя бы вот-вот будут иметь приметы этого. Что-то, наверное, делается, но пока ничем не заканчивается. Опять же, на фестиваль приезжал коллега-дизайнер Эркен Кагаров из Перми. Про Пермь сейчас очень много говорится в СМИ: «Пермь — культурная столица России». Пять лет назад кто знал, что это за город? Сегодня там и первое, и второе, и двадцать пятое, и фестивали, и выставки, и разного рода арт-проекты. Люди начали серьёзно и плотно работать, и теперь мы уже знаем про этот город. И за границей знают, что есть такой город — Пермь. А благодаря, например, проекту Валерия Кламма «Родинки на карте», многие узнали, что есть Новосибирск и рядом ещё Чаны и Красноозёрское, и так далее. И там тоже жизнь идёт, и там много интересного.

Почему сегодня так обсуждаема и важна тема разного рода брендирования, в том числе брендирования территорий? Люди просто потерялись в этом мире, они пытаются как-то себя обозначить, настолько всё смешалось в этом блендере, что уже непонятно, где чьё.

Где мы живём

Валерий Кламм — третий организатор фестиваля, фотограф, координатор фотоблога «Родинки на карте» (будни российской провинции) — подходит к вопросу брендинга Новосибирска с другой стороны:

— Брендинг — это все-таки не цель, а инструмент; мы ищем образ, знак, символ, ключ, код.. С тем, чтобы у территории появилось узнаваемое и идентифицируемое «лицо», чтобы оно вызывало симпатию и доверие.

Фестиваль не может предложить каких-то серьезных проектных решений, это — многокомпонентное культурное событие, здесь главное — встреча людей и идей, обсуждение концепций и возможностей, раскачка ситуации и придание ей позитивного импульса движения. Но важно понимать, что даже сам инициированный территорией разговор о брендинге — он уже брендирует Новосибирск, только фактом разговора. Разные люди приехали сюда, чтобы поучаствовать в фест-программах, и это уже оставляет PR-следы.

Есть и психотерапевтический эффект в этом бренд-поиске. Когда территория начинает в себя внимательно вглядываться, её обитатели лучше понимают пространство своей жизни — во времени, текущем из прошлого в будущее, и это дает человеку внутренние опоры. Те, что раньше стояли за понятием «патриотизм» и смежными ему словами, описывающими родство: моя страна, мой город, моя деревня, я здешний — и этим горжусь.

Сейчас все эти слова затерлись, поблёкли, они уже не работают.

Нужно очень аккуратно искать новые: работа с любовью — дело деликатное. С одной стороны нужно поддержать это неописуемое, царапающее, безымянное чувство в себе, а с другой — ну да, самообозначиться в глобальном контексте.

— Павел Родькин из Москвы, эксперт в области визуальных коммуникаций, в своем выступлении на нашем семинаре показывал какие-то чудовищные анти-примеры визуальной самоидентификации регионов — омские логотипы с медвежьими когтистыми лапами, просто сладкая жуть подкрадывается к сердцу от их вида. Заказчики и разработчики так серьезно и пафосно к этому процессу отнеслись, хотелось показать мощь — а получилась злая сила. А в нашем случае с фестивалем и его символом — такая полусерьезная игра в то, что мы этакие «сибирские валенки», это забавно: мы то знаем, кто мы на самом деле, достоинство может себе позволить самоиронию и умеренный стёб.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!