Догнать и заместить

 Участники Дня поля в Барнауле — о санкциях, грандиозных планах и hi-tech в агробизнесе  10 августа, 07:00
Догнать и заместить
Фотографии Евгения Кучинёва

Что среднестатистический житель города знает о сельском хозяйстве? Что весной где-то в полях, сеют, а осенью жнут. Что есть овощи ГМО, говядина органик и ягоды, выращенные бабушкой на даче. Не очень много. Между тем, в мировом сельском хозяйстве сейчас происходят изменения, сопоставимые с эволюцией IT-технологий — возникают высокотехнологичные стартапы, развивается прогрессивное фермерство и точное земледелие. Россия, несмотря на массу проблем в аграрном секторе, стремится быть в тренде и показывать себя с лучшей стороны на крупных сельскохозяйственных форумах, которые проходят в разных регионах. По просьбе Сиб.фм алтайский корреспондент посетил один из крупнейших — барнаульский День поля, и узнал, почему фермеры радуются санкциям, когда мраморная говядина станет доступной каждому сибиряку и какие новые технологии актуальны для сельского хозяйства.

Праздник урожая

В посёлке Прутской Алтайского края — примерно в 20 километрах от Барнаула — в середине июля наступило оживление. На поляне около трассы на нескольких квадратных километрах расположились комбайны, сеялки, стойла для животных, палатки и подворья. Люди в брендированной форме раздавали буклеты, у одного из стендов мужчины соревновались в армрестлинге, после — переворачивали на скорость огромные покрышки от трактора. В то же время в нескольких метрах от них шёл круглый стол по оценке потребительских свойств агротехники и оптимизации бюджета хозяйства. Всего в агрофоруме было задействовано около 2 000 человек.

40 тысяч человек посетили День поля-2016 в Барнауле

День поля в Алтайском крае ещё несколько лет назад был исключительно региональным мероприятием. Затем вышел на уровень Сибири, теперь стал мероприятием федерального значения и поддерживается Минсельхозом и Минпромторгом. Кроме местных чиновников и фермеров сюда в 2016 году приехал министр сельского хозяйства Александр Ткачёв, губернаторы соседних регионов и бывший полпред президента в Сибирском федеральном округе Николай Рогожкин.


За 10 лет агрохолдинг министра Ткачёва увеличил выручку в 15 раз — она достигла 38,7 млрд руб

Министр Ткачёв в традиционной для высших чиновников жизнерадостной манере отметил, что «все взоры правительства обращаются к Сибири» и «только так успешно реализуя поставленные перед отраслью задачи и покоряя новые горизонты, мы вместе вернём России статус аграрной державы».

Он добавил, что в Алтайском крае за последние годы «действительно добились серьёзных успехов в производстве зерна, молока, мяса», а по мнению омского губернатора Виктора Назарова, объём сельхозтехники, который производится сегодня в Сибири, «даёт понимание, что мы не просто догоняем другие страны мира по выпуску техники, а занимаемся реальным импортозамещением».

Импортозамещение — в технике, технологиях и продукции — стало, пожалуй, центральной темой всего «Дня поля».

Элитная говядина

В одном из загонов на выставке — огромный бык, не похожий на тех, что мы привыкли видеть пасущимися в деревнях.

— Это абердино-ангусская порода, — увлечённо объясняет зоотехник Игорь Гущин, — лучшая по мясу в мире. Они быстро набирают вес, имеют самый низкий выход костей в туше, а мяса — до 70 %, таких показателей не даёт ни одна порода. На втором месте — герефорды. Но мы в «Казачьей станице» используем только абердино-ангусскую.

Алтайский проект «Казачья станица» поставил себе амбициозные задачи. Компания строит сеть животноводческих комплексов в Алтайском крае. Только маточное поголовье — то есть коровы, предназначенные для воспроизводства — должно составить 20 тысяч животных.

Руководство компании ещё три года назад заявило, что хочет не просто производить элитную мраморную говядину, но и изменить структуру потребления мяса у людей: сдвинуть предпочтения со свинины и птицы на говяжьи стейки.

1600 доз спермы американских быков закупали алтайские животноводы в конце 2015 года

Для этого быков закупили в США. Но если с поставками мяса на массовый рынок пока трудно — на расчётные объёмы предприятие ещё не вышло — то сотрудничество с ресторанами и санаториями уже идёт. Покупают скот и хозяйства из регионов, но уже для племенных целей. Критерии чистоты породы здесь не менее строгие, чем на выставках собак и кошек: экстерьер, конституция туловища.

«Казачья станица» начала заниматься этим проектом ещё до того, как руководство страны объявило курс на импортозамещение. Тогда и слова такого, по большому счёту, не было в ходу, но цель уже ставилась — потеснить Аргентину и Бразилию на рынке. При этом в компании работают на перспективу: понимают, что платёжеспособность населения в Сибири ещё не та, чтобы широкие массы переключились на элитную говядину.

181 тонну санкционных животных продуктов уничтожил Россельхознадзор с 6 августа 2015 года

— В животноводстве импортозамещение уже дало эффект, так как зарубежные товары занимали значительную долю рынка, — говорит вице-президент Союза зернопереработчиков Алтая Валерий Гачман. — В растениеводстве пока такого эффекта нет из-за эффекта базы. Ведь по нашей группе мы всегда доминировали, разве что кроме некоторых сортов риса. Например, никогда не было импортной муки и гречки. Поэтому, когда говорят об импортозамещении в нашей отрасли, скорее нужно говорить о наращивании экспорта.

Уже есть успехи и результаты — если ещё десять лет назад экспорт продукции зернопереработки Алтайского края составлял ноль, то сегодня это десятки тысяч тонн.

По мнению Гачмана, самые перспективные рынки для сибирской муки — Средняя Азия (Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, Монголия) и Китай. Одно из предприятий сертифицировала Индонезия. Впереди — поставки в Северную и Южную Корею. Некоторые производители хотели бы отгружать продукцию сразу, но власти Алтайского края убеждают заниматься переработкой и вывозить продукт уже с добавленной стоимостью. Это зачастую тормозит процесс выхода на экспорт, хотя в долгосрочной перспективе, возможно, сыграет на пользу отрасли.

Востребованные комбайны

Аграрное машиностроение заняло, пожалуй, большую часть экспозиции «Дня поля». Комбайны и другие агрегаты в России выпускают небольшие заводы и промышленные гиганты, такие как «Ростсельмаш». По словам представителей предприятия, обвалившийся рубль сделал их продукцию популярнее.

— У нас и до дисбаланса курсовых разниц был очень большой объём производства, мы занимали львиную долю рынка, — рассказывает менеджер по региональным продажам «Ростсельмаша» Михаил Елизаров. — Но когда упор был сделан на импортозамещение, прирост составил от 20 до 30 % в год.

После этого предприятие взяло курс на то, чтобы быть фулл-лайнером — компанией, которая может представить потребителям весь комплекс техники от начала сельхозработ и до последних их стадий. Если раньше мы выпускали больше уборочную технику, то теперь есть и трактора, и техника для обработки почвы, посевная техника, комбайны.

У небольшого алтайского предприятия — Леньковского сельмашзавода — тоже наступили благоприятные времена. Их обороты, правда, сложно сравнить с показателями «Ростсельмаша».

— Мы делаем посевные комплексы. Их задача — посеять с минимумом затрат, — говорит директор Леньковского сельмашзавода Владимир Степаненко. — Агрегат обрабатывает почву и одновременно высевает семена, прикатывает землю. Всё — за один проход.

По словам Степаненко, их агрегат дешевле зарубежных аналогов в три-три с половиной раза. При стоимости леньковских машин в пять-шесть миллионов рублей можно только представить популярность иностранных. Сейчас, говорит директор, обороты Леньковского достигли 700 миллионов рублей в год.

— У нас кризис один: мы не справляемся с объёмами производства, с потребностью рынка фермерских хозяйств, — говорит директор рубцовского торгового дома «Алтайсельмаш» Владимир Чугунов.

Я готов молиться, чтобы санкции и курсовые разницы продлились как можно дольше.


Зимой 2016 года фермер разбил окна правительства Иркутской области из-за нехватки корма для скота

Дольше санкции — и наша продукция больше востребована, больше обращаются к отечественной технике. Потребность в ней растёт.

Хотя, признаётся Чугунов, мелким предприятиям в кризис выжить сложнее. Не всегда удаётся быстро продвинуть продукцию на рынок или скооперироваться с крупными производителями.

Экспериментальные сыры

Говоря об импортозамещении, невозможно не вспомнить о сырах. Российские учёные и производители учатся выпускать местные аналоги дор-блю, рокфора, моцареллы и других деликатесных сыров. В Сибирском НИИ сыроделия, например, каждый год разрабатывают по два-три вида сыра.

— Мы уже реализовали маскарпоне — мягкий сливочный сыр. Разработали индивидуальную технологию с органической кислотой, которая нужна для такого сыра. На рынке такого ещё нет, — уверяет Дарья Усатюк из лаборатории новых процессов и технологий НИИ сыроделия. — Есть моцарелла по индивидуальной технологии без бактериальной закваски. Сыр получается всегда стандартного качества.


Как на Алтае американская компания делает российский сыр и воспитывает в коровах «европейский гонор»

Основные заказчики НИИ — маслосырзаводы. Но разрабатывают сорта и на будущее под возможный спрос — практически «в стол». Дарья Усатюк говорит, что некоторые их сыры уже через год выйдут на массовый рынок.

Маленькая ферма семьи Кокориных из алтайской деревни Солоновки, прославившаяся своими аналогами камамбера и планами по выпуску сыров с плесенью, на рынке уже два года. Как говорит Александр Кокорин, сейчас к их производству люди относятся не как к экзотике — уже есть постоянные клиенты, которые знают, что берут.

Заказывают алтайские сыры с плесенью и некоторые рестораны.

— У нас уже не экспериментальные сыры, — объясняет Кокорин. — Производство мы поставили на поток, уточнили даже ГОСТы. Так что, можно сказать, импортозамещение удалось, пусть и небольшими нашими партиями. Кстати, если раньше плесень для наших сыров мы закупали далеко, даже за рубежом, то сейчас её выпускают и в Новосибирске. И плесень импортозаместили.

Высокие технологии

На одном из выступлений, посвящённых Всероссийской сельскохозяйственной переписи, которая сейчас идёт в России, руководитель Росстата Александр Суринов отметил, что за рубежом для контроля данных, получаемых в ходе переписи, используется спутниковый мониторинг, и посетовал, что в России эта технология не применяется.

2,2 млрд рублей задолжал крупнейший на юге Сибири агрохолдинг «МаВР»

— Многие наши зарубежные коллеги используют аэрокосмическую съёмку. Мы тоже прибегали к этому инструменту во время предыдущих переписей, но опять секвестр, опять нехватка денег, и, к сожалению, сегодня такой контрольный инструмент из нашего арсенала ушёл. Это очень плохо, — заявлял ранее Суринов.

Тем не менее, передовым сельскохозяйственным технологиям нашлось место на барнаульском «Дне поля». В частности, стартап ExactFarming представил технологию контроля состояния полей с помощью даннных со спутников и метеостанций.

— Сельское хозяйство сейчас — одна из самых интересных и динамично развивающихся отраслей, — говорит Егор Заикин, директор по развитию ExactFarming. — За последние два-три года появилось множество новых агротехнологий.

Во-первых, очень заметны успехи генетики и биохимии — улучшенные семена, новые сорта растений, новые пестициды, гербициды и удобрения.


Основатель «Сибирского аграрного холдинга» Павел Скурихин:
что ждёт сельское хозяйство в России

Во-вторых, появились новые способы производства и бизнес-модели. Например, вертикальные фермы: теплица, где грядки клубники или салата расположены стеллажами одна над другой, позволяет поднять урожайность в 30 раз по сравнению с выращиванием в открытом грунте. Или синтетическая еда: уже несколько компаний начали коммерческое производство мяса напрямую из растений, теперь для этого не нужен посредник в виде коровы.

Третья сфера, где идёт бурное развитие — это системы мониторинга и управления хозяйством, чем и занимается ExactFarming. Сервис собирает большие данные из разных источников, включая спутниковые снимки, дроны, локальные метеостанции, почвенные датчики и системы GPS-контроля транспорта. В результате фермер или агроном видит в одном месте всю актуальную информацию о состоянии своего хозяйства и может принимать обоснованные решения — какие работы на каком поле и в какой момент проводить, какие удобрения и в каких количествах вносить, какой урожай можно ждать.

— Каждый фермер в течение своей жизни может лишь около 40 раз посеять и собрать урожай. — продолжает Егор Заикин, — поэтому они довольно консервативные люди.

Возможности для экспериментов очень ограничены, и каждый из них может дорого стоить.

Перед тем как начать использовать какую-то новую технологию, фермер должен досконально изучить её, а лучше всего — увидеть реальные результаты применения этой технологии соседом. Сейчас российские аграрии только начинают приглядываться к системам управления на основе больших данных, но течение ближайших двух-трёх лет большинство хозяйств так или иначе начнут ими пользоваться.

Впрочем, стартап ExactFarming оказался чуть ли не единственным инновационным предприятием на Дне поля. На большинстве стендов всё же были представлены традиционная агротехника, семена, удобрения и кормовые добавки, а также некоторые передовые устройства вроде «электропастухов» — электроизгородей для содержания и выпаса скота, сделанных с применением «методических рекомендаций ФГБУ ВНИИ Охраны природы».

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!