Прогноз на веру

 Как себя чувствует российская экономика и пойдёт ли она на поправку  28 сентября, 07:00

Игорь Степанов
Любитель экономики и финансов
подходящие темы
Прогноз на веру
Иллюстрация Алексея Бархотова

За последние два года произошли глобальные перемены как в российской финансовой системе, так и в экономике в целом. В сентябре 2014 года вряд ли можно было предположить сильнейшую предновогоднюю встряску рубля и её разрушительные последствия для российской экономики. Спад не пройден и по сей день, убеждены многие эксперты, но на их фоне всё чаще раздаются и другие голоса, указывающие на повсеместные «точки роста» и драйверы развития. Есть ли на самом деле поводы для оптимизма, выяснял корреспондент Сиб.фм.

Большая часть 2016 года прошла в ожидании изменений — именно изменений, а не перемен. Ждали не столько результатов активной корректировки экономической стратегии в соответствии с новыми реалиями, сколько последствий пассивной адаптации экономики к меняющейся среде. И надо признать, что такой подход, больше основанный на вере в неистощимые российские ресурсы выживания, действительно начинает приносить свои плоды. Даже ограничиваясь сегодняшним днём и не претендуя на ближайший прогноз, уже можно отдать должное высшим экономическим силам — похоже, пока они вновь на стороне России. При более чем двукратном падении цен на бюджетообразующий экспортный товар, в окружении санкций со стороны большинства крупнейших экономик мира ещё полтора года назад можно было поверить в «клочья российской экономики». Но уже в преддверии второй годовщины «чёрного декабря» можно с некоторой долей уверенности рассчитывать на то, что до экономического апокалипсиса не дойдёт и в этот раз. Ещё раз повторюсь: не умаляя определённых заслуг Центрального банка и финансово-экономического блока правительства, стоит в первую очередь отметить роль российского бизнеса, во многом поставленного на грань выживания и в очередной раз сумевшего выжить, адаптироваться и вновь дать надежду на будущий рост и развитие.

Сегодня самая благодатная пора для прогнозов — как краткосрочных, так и долговременных.

Никто по прошествии времени не упрекнёт их авторов в недостигнутых целях — слишком велика сегодня волатильность всех экономических процессов.


Волатильность — индикатор рынка ценных бумаг или валюты, показывающий уровень его изменчивости в определенный период

Но это отнюдь не делает бессмысленными сегодняшние попытки предсказать будущее: качественный прогноз хорош уже тем, что имеет надёжную фактическую базу, на основе которой, кроме авторских, можно строить и собственные домыслы.

Департамент исследований и прогнозирования (ДИП) Банка России, предварительно оговорившись, что выводы и рекомендации департамента могут не совпадать с официальной позицией Банка России, опубликовал бюллетень, посвящённый краткосрочным прогнозируемым трендам российской экономики. Основной вывод, который сделан экспертами: «В III квартале экономика готова показать прирост при значительной неоднородности секторальной динамики экономической активности». Даже такая весьма осторожная, на первый взгляд, формулировка, будучи освящённой авторитетом ЦБ РФ, выглядит как уверенный прогноз, даже с учётом упомянутой оговорки. Что же послужило основой такого оптимистичного предсказания?

Дорожает медленнее

В первую очередь — темпы инфляции. Вряд ли кто-то после почти тринадцатипроцентного (12,9 %) роста цен в 2015 году всерьёз верит в возможность её трёхкратного снижения в течение 2016-2017 годов, хотя именно такую цифру (4 %) определил ЦБ РФ в качестве цели по инфляции с промежуточным результатом 5,5 % на конец 2016 года.

Действительно, финансовые аналитики менее оптимистичны.

Так, замдиректора аналитического департамента Альпари Наталья Мильчакова ожидает годовую инфляцию по итогам 2016 года на уровне 6,5-7 %, а в 2017 году, по её мнению, инфляция в России по итогам года не превысит 5 %.

12,9% составила инфляция в России за 2015 год, за 2014 год — 11,4%

«До конца текущего года ВВП и инфляция будут зависеть от низкой цены на нефть. И хотя мы не ожидаем, что цена на чёрное золото в текущем году опустится ниже 39 $ за баррель, но мы также не видим поводов и для сильного роста. К концу года, если ОПЕК договорится о сокращении объёмов добычи нефти, а экономика Китая как крупнейшего импортёра нефти будет показывать более уверенные позитивные сигналы в плане экономического роста, то можно будет ждать роста нефти до 60 $ за баррель. Невысокий уровень инфляции будет определяться укреплением рубля (с начала года рубль укрепился уже более чем на 13 %) и снижением процентных ставок. Ожидаем, что до конца года ЦБ РФ может понизить ключевую ставку до 9,5 %, что, с одной стороны, снизит инфляционные ожидания, с другой — будет стимулировать спрос на кредиты и увеличение инвестиций в реальный сектор экономики», — уточняет она.

Михаил Поддубский, аналитик ГК ТeleTrade, считает, что цель ЦБ РФ достичь четырёхпроцентной инфляции в 2017 году на данный момент выглядит крайне амбициозной — уровень в 4,7-5 % к концу 2017 года смотрится более обоснованным, поскольку дальнейшее сильное укрепление рубля не предполагается. А на конец 2016 года, по видению аналитика, при сохранении текущих факторов (относительная стабильность рубля, отсутствие каких-либо необдуманных мер, направленных на увеличение денежной массы после выборов) можно ожидать дальнейшего снижения показателя инфляции до 5,5-5,9 % в годовом исчислении. «Большую роль в замедлении инфляции с начала года играют два ключевых фактора: укрепление национальной валюты на валютном рынке и стагнация потребительского спроса в стране. Из-за высокой зависимости от импорта на инфляционные показатели большое влияние оказывает курс российской валюты, и укрепление рубля на 14 % с начала года, безусловно, внесло свою лепту в тренд на снижение инфляции», — уточняет он.

Близки к этим цифрам и прогнозы Богдана Зварича, аналитика ГК «ФИНАМ». «По инфляции в 2016 году мы ожидаем рост на 6,5 %, в 2017-м, несмотря на таргет ЦБ в 4 %, инфляция составит порядка 5,2 %», — рассказал Сиб.фм эксперт финансового рынка.


Американский нефтяной баррель — единица измерения объёма нефти, равная 42 галлонам, или 158,988 л

Именно снижение инфляции — а не поддержание курса рубля, предоставление дешёвых кредитов и так далее — установил себе целью российский ЦБ, поименовав цель «таргетированием инфляции». Надо признать, что для достижения этой цели пришлось пожертвовать стоимостью и доступностью банковских кредитов, ограничив рыночную денежную массу. Однако политика свободного курса рубля, падение которого внесло немалый вклад в рост потребительских и производственных цен, не была принесена на алтарь таргетирования. В итоге, по данным Росстата, с начала 2016 года по август включительно накопленная инфляция составила 3,9 %, а в годовом исчислении (август 2016 года к августу 2015-го) — 6,9 %. Авторы прогноза иллюстрируют динамику накопленной с начала года инфляции графиками двух траекторий — теоретически приводящей к цели 2016 года (5,5 %) и сближающейся с ней фактической динамики, экстраполированной до конца года.

График динамики накопленной с начала года инфляции (недельные данные). Источник — биллютень № 9 Департамента исследований и прогнозирования ЦБ РФ

При всём уважении к Департаменту исследований и прогнозирования ЦБ РФ, нельзя не отметить: основное сближение вплоть до слияния происходит именно на экстраполированном участке. Впрочем, осталось не так уж много времени для подтверждения или опровержения этого прогноза, и достигнутый результат двух третей года — менее четырёх процентов — скорее «за», чем «против» прогноза достижения промежуточной цели.

В поисках дна

118204 долларов — ВВП на душу населения Люксембурга, это первое место в мире по данным МВФ. Россия — на 66 месте с 13 872 долларам

При этом авторы прогноза далеки от шапкозакидательской уверенности в том, что дальше всё «само пойдёт». Напротив, в качестве страховки достигнутых результатов предлагается сохранение умеренно-жёсткой денежно-кредитной политики, так как высокие процентные ставки тормозят инфляцию и снижают инфляционные ожидания. В этой связи очень интересно решение, которое будет принято 16 сентября Советом директоров Банка России по итогам заседания, где предстоит рассмотреть вопрос об уровне ключевой ставки — на предыдущем заседании 29 июля она осталась неизменной. И если ставка вновь останется на уровне 10,5 % годовых, то это будет означать «сохранение умеренно-жёсткой денежно-кредитной политики» и неуверенность в достижении инфляционных целей в конце года, в противном же случае можно с большей вероятностью рассчитывать на мирное сосуществование двух тенденций — снижения стоимости кредитов и уменьшения темпов роста цен.

Если инфляция демонстрирует обнадёживающие тенденции, то основной макроэкономический показатель, динамика объёма валового внутреннего продукта (ВВП), суть которого — стоимость всех произведённых за год товаров и услуг, пока не проявляет даже попыток позитивного поведения. Благом можно было бы считать сохранение ВВП на уровне 2015 года, однако консенсус-прогноз большинства экспертов в области экономики, в том числе — авторов ДИТ, не оставляет российской экономике даже такого шанса.

Снижение ВВП на 0,5-0,6 % — наиболее реальный итог 2016 года, что на фоне прошлогоднего падения на 3,7 % можно считать «поиском дна».

Тем не менее, во вполне обозримом будущем (IV квартал 2016 года — I квартал 2017 года) всё же предполагается перейти к росту ВВП, но пока ситуация описывается как «экономика, скорее всего, продолжает балансировать на грани стагнации, и ей только предстоит выйти на траекторию восстановления».


На 3,7% сократился ВВП России в 2015 г. после роста на 0,7% в 2014 г. по данным Росстата. В 2013 году ВВП вырос на 1,3%

Оценки будущей динамики ВВП от финансовых аналитиков, как и представленные ранее ими оценки инфляции, в основном менее оптимистичны, нежели расчёты ДИТ ЦБ РФ. «Мы прогнозируем, что ВВП России по итогам текущего года снизится на 0,7-0,8 %, а уже в 2017 году вырастет на 1-1,1 %», — поделилась с Сиб.фм своими соображениями Наталья Мильчакова. Михаил Поддубский считает: на конец 2016 года снижение показателя ВВП составит 0,4-0,7 %, а в 2017 году российская экономика уже может продемонстрировать рост на 0,5-1 %. «Однако нужно понимать, что при текущей структуре экономики и текущей ситуации на рынке нефти темпы роста российской экономики в любом случае будут проигрывать общемировым, следовательно, доля России в мировом ВВП будет продолжать плавно снижаться», — добавляет аналитик. Богдан Зварич, в отличие от коллег, не оперирует интервальными оценками. На его взгляд, ВВП по итогам 2016 года снизится на 0,7 %, а в 2017 году возобновится рост российской экономики: по итогу года показатель вырастет на 1 %.

Сложно усмотреть в этих оценках чрезмерно позитивные ожидания — скорее сегодня стоит присмотреться к отдельным отраслям, претендующим на роль современных экономических драйверов.

Вот они, точки вожделенного роста

Как ни странно, к ним пока не относится промышленное производство, поддержанное гособоронзаказом. Возможно, если бы существовала открытая статистика по предприятиям оборонно-промышленного комплекса, то она могла бы показать значимый рост объёмов выпущенной продукции — но пока «оборонка» растворяется в общих показателях обрабатывающей промышленности с отрицательными темпами роста.

Правда, зачастую российская промышленность демонстрирует рост объёмных показателей в конце года, так что окончательный подсчёт цыплят с осени переносится на зиму.

Но уже сейчас Наталья Мильчакова видит позитивные сигналы, которые подают отрасли-экспортёры несырьевых товаров, таких как отдельные виды тяжёлого машиностроения, оборонная промышленность, химия и нефтехимия.


По ВВП на душу населения за 2015 год, по данным МВФ, на первом месте находится Люксембург (118 204 долларов), США — на пятом месте (55805 долларов), РФ — на 66-м (13 872 долларов)

Зато несколько неожиданно, но достаточно объяснимо выглядят успехи производителей сельхозмашин, что позволило показать положительную динамику сектора производства машин и оборудования в целом. Здесь наглядно сказался мультипликативный эффект, ранее ожидаемый только от строительной отрасли: инвестиции и закрытие части внешних рынков создали благодатные условия для российского сельского хозяйства, которое стало способно обеспечивать спрос в промышленных отраслях.

На разных этапах развития российской экономики было немало претендентов на звание «экономического драйвера» — это и упомянутые «оборонка» со строительством, и активно подогреваемый кредитами потребительский спрос. Сельское хозяйство никогда ранее не примеряло к себе этот титул, обязывающий не только к собственному развитию, но и к стимулированию роста других отраслей. Посмотрим, насколько новый лидер сможет соответствовать ожиданиям и удерживать первенство, особенно после хоть и неблизкой, но вполне вероятной отмены продуктовых «контрсанкций».

Особенностью экономических прогнозов настоящего времени становится сокращение периода, в рамках которого прогнозируются конкретные результаты — с более чем годового промежутка до одного-двух кварталов. Это не только демонстрирует возрастающую уверенность авторов, но и увеличивает интерес читателей: всё проще становится сверить прогноз со скорой реальностью, всё сильнее вера в очередное российское чудо.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!