О Шукшине, Чехове и дырявых носках

 Колонка Валерия Новикова  5.08.2011, 06:33

Валерий Новиков
кинорежиссёр
подходящие темы
О Шукшине, Чехове и дырявых носках
Фото автора

Над знаменитыми Сростками, родиной Василия Макаровича Шукшина, возвышается гора Пикет, также знаменитая. Сам Шукшин однажды сказал, что с неё «открывается вся Россия». Каждый год в конце июля здесь собираются тысячи людей на праздник — день рождения Василия Макаровича.

Один из актеров, впервые побывавший здесь, назвал происходящее «аншлагом сердца».

Но однажды Пикет стал местом настоящего сражения, не ставшего, к счастью, знаменитым. Более того — о нём даже не все знают.

Дело было так.

Известный московский скульптор Вячеслав Клыков задумал поставить на Пикете памятник Шукшину. И создал его с большим размахом. В своей мастерской отлил в бронзе двадцатитонную фигуру, взяв за основу финальный кадр фильма «Печки-лавочки». Шукшин сидит, обхватив колени руками — «Всё, ребята, конец».

Мне лично скульптура не нравится.

Попробую объяснить. Уж очень буквально она воспроизводит кадр и известную фотографию. Художник должен создавать образ, а не просто копировать объект — на том, как известно, строится эмоциональное воздействие искусства. Здесь же — не что иное, как копия, к тому же — подавляющая своими размерами. Воспроизведено всё в точности — свидетельствую, как человек, присутствовавший на Пикете при съёмках этого эпизода.


Фото автора

Моё мнение, правда, никто не спросил. Как говорится — где Шукшин, где Клыков, а где я?

С немалыми сложностями на двух мощных «МАЗах» бронзового Шукшина через всю Россию перевезли на Алтай. Жаль, конечно, что эту транспортную операцию не запечатлели коллеги-киношники — какой фильм мог бы получиться!


Чтобы доставить бронзового Шукшина на Алтай, потребовалось два мощных «МАЗа»

Встал вопрос — где именно устанавливать памятник. Для автора, правда, такая проблема не существовала — конечно, на Пикете. Где же ещё?

У местных властей, в том числе у тогдашнего губернатора Алтайского края Михаила Евдокимова, была другая точка зрения. Шукшин должен стоять, точнее — сидеть, в своей деревне, на Чуйском тракте. Чтобы все проезжающие могли положить цветочки к постаменту. «Идут корабли — привет Мальчишу...» Пикет же — и далеко, и высоко, и дороги туда нет. К тому же, вся эта территория сама по себе памятник — археологический, место скифского городища Бог знает какой поры. Существовали и другие соображения не в пользу Пикета, надо сказать — очень весомые.

Клыков был тверд — Пикет, и нигде больше. Бронзовый Шукшин смотрит вниз, как бы обозревая окрестности, в другом месте его взгляд просто упрется в землю. Если власти не разрешат установку на горе, он увезет памятник в Москву и поставит там, где считает нужным. Это не просто угроза. Работу он сделал практически на свои средства, так что — «хозяин — барин».


Однажды Шукшин учил Юрия Никулина запоминать текст: «Ты прочитай про себя несколько раз, а потом представь все зрительно. Будто это с тобой было, с тобой произошло».

Памятник поставили на Пикете. И торжественно открыли. На этом мероприятии присутствовали тысячи людей. Правда, близкие люди — жена и дочери Шукшина, не приехали, что выглядело достаточно демонстративно. Не было сестры Натальи Макаровны. Ей ехать никуда не надо, она жила поблизости, в Бийске. Михаил Евдокимов почтил присутствием, однако побыл недолго.

Клыков выделялся модным светлым костюмом, его фотографировали на фоне памятника, брали автографы. Я тоже попросил расписаться на открытке. Представился, сказал, что лично видел, как снимался знаменитый кадр, однако же Клыков никак не отреагировал — по-моему, просто не услышал. И вообще выглядел очень уставшим.

Памятник Шукшину открыли в 2004-м году. Через год, в 2005-м погиб Михаил Евдокимов. Ещё через год, в 2006-м умер Вячеслав Клыков, человек ещё нестарый, полный идей и творческих замыслов..

Грустно? Конечно. А теперь на ту же тему, но о весёлом.


«Каждый настоящий писатель, конечно же, психолог, но сам больной»

История совсем недавняя. В Бийск к одной семье приехали родственники из Воронежа. Дело было как раз накануне праздника в Сростках. Естественно, хозяева решили свозить туда гостей.

Машину оставили на обочине тракта, сами влились в поток, текущий из села на Пикет. Площадка перед памятником и сценой запружена народом, но и с места, где остановились, всё было хорошо видно.

И тут воронежская родственница разглядела то, на что хозяева сначала не обратили внимания.

А именно — бронзовый Шукшин сидел на постаменте... в дырявых носках.

Может, кажется? Нет, всё так и есть — большие пальцы ног очень натурально — правильней сказать натуралистично! — выглядывают из драных носков.

Вернулись домой, и взяла обида. Что же такое делается — то Васю нашего любимого в кирзовых сапогах изобразят, как на скульптуре перед домом-музеем в Сростках. То в телогрейке, как на картине. А тут и вовсе — бомж! Перед гостями стыдно за свою некультурность. Хотя, если разобраться, они-то здесь не при чём, скульптор так увидел. Но ведь могли же сразу обратить внимание и возвысить голос, не дожидаясь, когда приезжие родственники ткнут носом!

Словом, как ни крути, нехорошо получилось.


Рабочий момент съемок фильма «Печки-Лавочки», вдохновившего скульптора Вячеслава Клыкова.
Фото из личного архива автора.

Мария Никифоровна — хозяйку так звали — написала письмо в газету «Бийский рабочий», где свою обиду и недоумение излила. Вскоре ей через газету дали ответ. Вот он дословно: «Действительно, сам памятник из-за ветра и осадков потемнел, а вот большие пальцы прямо сверкают на солнце. Всё из-за туристов, паломников, которые касаются памятника именно в этом месте. Да не просто так, а из-за поверья, которое родилось в народе...Оказывается, если подержаться за большие пальцы ног памятника Шукшину, потом будет весь год везти в делах и личной жизни. Видимо, сбывается, иначе пальцы бы так не сияли». Такая история.


Если подержаться за большие пальцы ног памятника Шукшину, то потом весь год будет везти в делах и личной жизни.

В Томске не повезло коллеге Шукшина по писательскому делу — Антону Павловичу Чехову, некогда проезжавшему здесь по дороге на Сахалин. Город ему не понравился, о чём он сделал язвительную запись в дневнике — «скучный, грязный, нетрезвый, красивых женщин нет вовсе, бесправие азиатское».

К какой-то круглой годовщине в городе решили соорудить памятник великому писателю. Скульптор Леонтий Усов, большой патриот Томска, решил отомстить Антону Павловичу, изобразив классика в виде старикашки с нелепым зонтом и в несоразмерно огромных ботинках.

В таком виде бронзового Чехова в полный рост поставили на набережной Томи. Жители города разделились на два противоборствующих лагеря. Одни хлопали в ладоши и восторгались смелостью и новизной, другие столь же бурно негодовали, называя творение Усова глумлением над классикой и вообще над устоями.

А молодежь — Томск город студенческий — моментально открыла магическое свойство скульптуры. Если подёргать писателя за нос, можно считать, что пятерка на экзамене у самого злого препода — в кармане.

И вот результат — нос Чехова постоянно сверкает на солнце. Как большие пальцы ног Шукшина. Прав старина Гегель: «История повторяется дважды — один раз в виде трагедии, второй как фарс».

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!