Мы пришли ещё

 Организатор митинга в Новосибирске о том, почему не получилось  26.12.2011, 09:15

Стас Захаркин
журналист
подходящие темы
Мы пришли ещё
Фото Валерия Титиевского

О том, почему 24 декабря в Новосибирске люди не пришли высказаться против фальсификаций, как вела себя новосибирская оппозиция и многом другом написал один из организаторов акций за честные выборы Стас Захаркин.


В Москве на митинг 24 декабря вышло порядка 50 000 человек

Печальную динамику мы заметили сразу после акции 10 декабря. В течение первых двух дней после пикета в десять раз упала посещаемость «встречи» в сети «Вконтакте». Примерно настолько же снизилось количество людей, ведущих дискуссию. Участники жаловались организаторам, что 10 декабря им не понравилось стоять рядом с националистами и левыми радикалами, которые вели себя вызывающе. Понадобилось более суток, чтобы прийти в себя от приводящих в отчаяние статистики и отзывов. Первое, что пришло в голову после того, как шок прошёл, — попросить прощения у тех сотен людей, которые помогали делать листовки, печатали их, разносили, просто предлагали свою помощь, а в итоге получили то, что получили.

Тем временем в Москве объявили о новой акции 24 декабря. Мы решили, что если проводить, то не пикет, а нечто более масштабное. А на подачу уведомления об этом «масштабном» времени оставалось в обрез: митинг или демонстрацию нужно согласовывать с мэрией чуть ли не за две недели. Свою помощь предложила новосибирская «Солидарность». Чуть позже один из её активных участников, Булат Барантаев, будет обвинять членов оргкомитета в предательстве: «Мы вам дали двух наших людей — а вы нас отправляете выступать во вторую половину списка, вместе с остальными политическими организациями и партиями!»

Неумолимо приближались двадцатые числа, а тенденция не менялась.

Мы отчётливо понимали, что если 24 декабря придёт хотя бы две тысячи человек — это будет уже огромное счастье.

Зато усиливался интерес к предстоящему митингу у партий. На оргкомитет давили политики и политологи самых разных направлений. Всех их волновало одно — почему их представители выступают во второй половине митинга? Против организаторов развернулась настоящая информационная война. Интересно, что с падением поддержки людей и ростом давления политиков возрастал интерес журналистов. Со мной связывались корреспонденты польских, французских и даже бразильских СМИ. С последними на ломаном английском говорили уже накануне акции на 15-градусном морозе.

— Давно вы можете себе позволить выходить на улицы и показывать своё недовольство? — спрашивали бразильские корреспонденты.

— Да уже лет 20-25 как. Со времён перестройки, — помогал мне с ответом одногруппник, пришедший на акцию.

— А почему делаете это впервые в таком большом масштабе?

— Потому что окончательно устали, что нас не слушают и не уважают. Фальсификация этих выборов была для людей последней каплей.

На этих словах к бразильцу подошёл кто-то из представителей левых организаций и торжественно вручил красную ленточку с серпом и молотом. Иностранец с недоумением повертел её в руках и положил в карман.


В Омске 24 декабря происходило одновременно три митинга за честные выборы

Окончательно я понял, насколько всё ужасно, на митинге, когда поднялся на сцену. Тех молодых, добрых и улыбающихся лиц, которые пришли 10 декабря, почти не было. Они терялись на общем фоне политических активистов и пенсионеров. А ведь именно для молодых, активных, никогда не интересовавшихся политикой я готовил свою речь. Для поколения «Доктора Хауса», «Теории большого взрыва», для тех, кто до сих пор с упоением играет в видеоигры. И если по форме выбранное мной обращение к молодёжи напоминало шутку, то по содержанию это была мольба:

— Ребята, мы это делали для вас. Пожалуйста, приходите ещё. Без вас тут всё окончательно превратится в политический зоопарк.

В него акция и превратилась. Последние полчаса мы с Серёгой Акимовым бегали по площади с микрофоном в зубах и выискивали молодых людей, которые могли бы сказать хоть что-нибудь своё, новое, интересное. Искали и находили. Но вывести их на сцену было уже сложно. Там шла война за микрофон между политиками. Два раза удалось выступить Евгению Логинову, лидеру движения «Русский прорыв». Первый раз — в виде Деда Мороза-националиста, второй раз он вопил уже от себя лично:

— Где тут русская молодёжь?

— Да вот же она, дайте ей уже слово! — кричали мы ему с Серёгой сзади.

17 человек задержали в Барнауле на несанкционированном митинге 24 декабря

Не торопились дать слово молодым людям и активисты левых радикалов. Когда Василий Бубнов начал указывать выступающему из АКМ на то, что время подходит к концу и надо бы передать микрофон другому, лидер организации Николай Пожарский начал «заламывать» заявителя.

За всё время свободного микрофона удалось протолкнуть к сцене и предоставить слово всего трём-четырём молодым людям из толпы. К 15 часам люди начали стремительно расходиться.

На этот раз власти нам не мешали. Никто не взламывал наши аккаунты в социальных сетях, как в прошлый раз. Никто не распространял дезинформацию от нашего имени. Никто не присылал угрожающих СМС. Власти решили просто не мешать. И поступили мудро.

Стоит проснуться политической активности у населения, и её обязательно сольют. Нет, не власти. Интерес к политике в России отбивают сами политики.

Я смотрел в снег и угрюмо спрашивал у Сергея Акимова:

— Ты понимаешь, что мы слили акцию... Второй раз. Это, похоже, конец.

Серёга молчал несколько минут, потом посмотрел на меня внимательно и сказал:

— Стас, пойдём, напьёмся.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!