Рука берущего

 Взятки — это психологическая болезнь или образ жизни?  11.02.2015, 15:00

Игорь Лях
психотерапевт
&
подходящие темы
Рука берущего

В Новосибирске очередной коррупционный скандал. Широкую огласку получила информация о том, что власти города распродали 1700 квартир, которые предназначались для льготников (ветеранов, многодетных семей, инвалидов и сирот). А ведь вопрос коррупции, если задуматься, философский. О том, что толкает людей на такие подвиги, почему одни становятся коррупционерами, а другие предпочитают этого не делать, рассуждает Игорь Лях, психолог, психотерапевт Европейского реестра, заведующий психотерапевтическим отделением клиники «Инсайт».

К сожалению, не так много данных о психологии коррупционеров — в силу объективных причин. Дело в том, что люди такого склада очень редко обращаются за помощью к психотерапевту. Коррупционер изначально стоит на грани между ложью и моральным поступком. А в связи с тем, что в кабинете психолога существует негласное правило о максимальной искренности, коррупционер здесь гость нечастый.

В широком понимании коррупционером является любой, кто использует свою власть для извлечения каких-то материальных выгод незаконными способами. По сути, мы сталкиваемся с весьма обширным кругом людей, и далеко не все они окажутся в государственном секторе, как можно было бы подумать. Коррупционеры, как ни парадоксально, существуют и на экономически эффективных частных предприятиях, да и вообще где угодно.


Исторические корни коррупции лежат в обычае делать подарки жрецу или вождю, чтобы добиться расположения

Один из примитивных коррупционных примеров — официант, который за небольшую мзду предлагает посетителю лучший столик. Или гардеробщица, гарантирующая за символическую «матпомощь» неприкосновенность ваших вещей.

Тем, кто не злоупотребляет своим положением, прежде всего дорог их моральный статус, репутация. Именно в этой точке — коренная нестыковка между коррупционером и «некоррупционером». Люди, воспитанные в традиции чуткого отношения к своей репутации, скорее, начнут атаковать сами правила. То есть они будут напрямую договариваться о повышении зарплаты, об изменении условий труда, но давить на своих клиентов, контрагентов с целью получения так называемых откатов они не станут.

«Некоррупционеры» видят смысл в том, чтобы быть социально адаптированными людьми — для них в этом есть своеобразная выгода, перекрывающая по ценности любую материальную «добычу».

Такие товарищи отказываются от сомнительных, хотя и заманчивых, предложений (причём делают это без особых колебаний). Коррупционеры, как правило, воспитаны в духе потребительства, создающего предпосылки для разного рода нарушений (вплоть до серьёзных противозаконных манипуляций). Потребительская мораль уже сама по себе является девиацией, при этом она служит фундаментом для других отклонений, к которым в том числе можно отнести и склонность к коррупции.

В обществе существует стереотип, что «любителей наживы» особенно много среди чиновников. Однако в этой сфере уровень коррумпированности не так уж и высок. Если мы говорим об отделах мэрии, коррупция здесь распространена гораздо меньше, чем считает обыватель. Там достаточно строгая система внутренней безопасности, отсеивающая субъектов, не обременённых особой моралью. Куда более выражена коррупция в правоохранительных органах: невольно вспоминается масса историй о «добросовестности» сотрудников ГИБДД. Эти люди обладают мощной властью над автовладельцем: они могут без суда и следствия эвакуировать машину на штрафстоянку, лишить прав и так далее — санкций много.

Если у человека имеется очевидная власть, какие-то карательные полномочия, а сам он при этом недостаточно морально развит, то коррупционные прогнозы, конечно, очень высоки.

Поэтому характерны случаи коррупции в следственных органах, прокуратуре, в судебных органах (помните знаменитую историю про «Басманное правосудие»?). И рядовые граждане уже интуитивно чувствуют, что представитель власти может требовать больших выгод, чем те, которые положены ему в соответствии с должностными инструкциями.


Держи карман шире
 — насколько часто общение с государством заканчивается взяткой?

В отношении наказаний для коррупционеров хочу сказать, что их ужесточение после определённого предела теряет смысл. Можно проследить эту тенденцию на примере Китая: даже расстрел не помогает победить коррупцию. Человеку с нелояльным отношением к социальным нормам, уже совершившему преступление, остаётся одно — до последнего верить в свою безнаказанность. И степень потенциального наказания не играет для него особой роли. Карательная система для коррупционера (пусть и очень жёсткая — с полной конфискацией имущества у него и его родственников) не может дать стопроцентный эффект. И даже те, кто уже был наказан, потом вновь берутся за старое, происходят коррупционные «рецидивы».

Реально помогают в борьбе с коррупцией механизмы децентрализации власти: чтобы не один человек принимал решение и имел возможность сосредотачивать в своих руках выгоды. Кроме того, необходима максимальная прозрачность власти, подотчётность её действий обычным гражданам. Такая практика распространена в европейских странах, в США — в России, к сожалению, власть гораздо более закрыта, что, безусловно, усиливает коррупционные риски.

В нашей стране один из важнейших факторов, провоцирующих коррупцию, — недостаточный уровень оплаты труда.

Коррупционером ведь может быть и дворник, неправильно было бы связывать это понятие исключительно с некими «верхами». Если дворнику платят мало, он может начать «шантажировать» жителей тем, что перед каким-нибудь коммерческим киоском, например, убирать не будет, потому что этот коммерсант не «отстёгивает» ему за персональный сервис (хотя, по идее, дворнику уже заплатила мэрия за уборку всей территории, в том числе и перед этим киоском). Такие случаи могут показаться анекдотическими, но на самом деле подобное случается.

Нельзя говорить о том, что склонность к коррупции — это чисто психологическое явление. Всё гораздо сложнее: это явление психосоциальное.

А те люди, которые идут в органы власти с надеждой, что эта власть позволит им приобрести привилегии сверх нормы, уже имеют те или иные моральные девиации. И меры коррупционного воздействия с их стороны порой могут доходить до форменного рэкета.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!