Голос планктона

 Пётр Лохов беседует с Ириной Травиной  8.08.2011, 06:17

Пётр Лохов
редактор
были упомянуты
подходящие темы
Голос планктона

Лицо новосибирского IT-бизнеса, председатель совета директоров ассоциации «Сибакадемсофт» Ирина Травина больше не верит ни в российских политиков, ни в западных инвесторов, а верит в иммигрантов. Корреспондент Сиб.фм обсудил с ней, почему Россия не справится сама, как уговорить молодых программистов не лезть в трубу и что снова не так с Технопарком.

Это правда, что программистов в вашем лице тоже позвали в «Народный фронт»?

Да, звали. Насколько я понимаю, туда зовут все общественные и некоммерческие организации.

Это мягко происходит или настойчиво?

Достаточно мягко. Но поскольку Сибакадемсофт — это довольно крупная ассоциация, а среди ее членов есть представители разных партий, то шансов на коллегиальное положительное решение не было. Я сказала «нет» и на этом все закончилось.

Со «Справедливой Россией» после выборов вы тоже покончили?

После окончания выборов я с ними не общалась. Представители этой партии здесь абсолютно невнятные, на мой взгляд. А депутат Госдумы Илья Пономарев, на которого я ориентировалась, конечно, помогает в меру сил, но большую часть времени он проводит в Москве и мыслит уже другими категориями.

Шума и пыли много, а реально они никого не защищают, ничего не делают, и существуют ради друг друга. Политики — это дармоеды.

Вообще я разочаровалась в самом политическом механизме. Шума и пыли много, а реально они никого не защищают, ничего не делают, и существуют ради друг друга. Политики — это дармоеды. Может, в других странах по-другому, но у нас так. Выборы заканчиваются — и все затихает.


В «Правое дело» вошли предприниматели, которые своими налогами кормят государство.

Я, конечно, посмотрю на «Правое дело», и пока не говорю категорически, что не буду работать с ними. Ведь за это дело взялись предприниматели, которые своими налогами кормят государство. И возможно только они одни и смогут сделать так, как надо, Но сейчас я не верю, что в России может быть реальная политика.

Если вернуться к программистам — это правда, что повышение социального налога оказалось большой бедой для IT?

Скажем так, это палка о двух концах. Конечно, теперь мы закладываем это повышение в стоимость работы. Но IT, как одна из высокооплачиваемых отраслей, оказалась не в таком плохом положении — когда совокупная годовая зарплата достигает 460 тысяч рублей в год, этого налога нет вовсе. То есть компаниям с высокой белой зарплатой это даже выгодно. Недавно я разговаривала с человеком из компании, которая даже от льгот в «Сколково» отказалась, потому что налог с какого-то момента получился не 14%, как там обещали, а просто 0%.

460 тысяч рублей в год — с такой зарплатой в IT нет социального налога

IT-компаниям дали льготу, в отличие от многих других отраслей, Но поправки странные — применять льготы можно компаниям численностью от 50 человек. Почему крупные компании получили льготы, а малые — нет? Нормальная экономика подразумевает пирамиду предприятий, где в основании лежат десятки тысяч малых компаний и сотни тысяч предпринимателей, а наверху крупные национальные корпорации. Поэтому поддержка должна быть в первую очередь направлена на малый бизнес. Я не демонизирую этот налог, но государственная логика мне искреннее не понятна.

Это должно сильно ударить по тем, кто конкурирует с условным Бангалором и его дешевыми программистами.


Россия не должна позиционировать себя как дешевую программистскую рабочую силу. Наше конкурентное преимущество — мозги.

У нас, конечно, есть такие компании. Но шанс российских программистов не в конкуренции с Бангалором, Китаем и Пакистаном. Они возьмут числом, а нас в стране очень мало. И тот же Бангалор в аутсорсинге всегда будет впереди, хотя бы потому, что английский у них второй родной язык. Россия не должна позиционировать себя как дешевую программистскую рабочую силу. Наше конкурентное преимущество — мозги.

А когда Яндекс прогремел со своим IPO и оказалось, что российский IT-бизнес по прежнему интересен Западу — несмотря на ужасного Путина, налоги и прочее — это облегчило компаниям второго и третьего эшелона поиск дешевых западных денег?

У компаний второго-третьего эшелона с этим сложно. У малых компаний есть продукты, но эти продукты имеют ограниченный рынок. И какие-то суперденьги ему зачастую ничем не помогут. Здание себе построить на эти деньги? Это плохая инвестиция, это новые налоги и это оттягивает ресурсы, которые ты мог пустить на разработку продукта.

В Новосибирске есть ДубльГИС. Если бы они вышли на IPO, у них бы все получилось

Хотя у нас в Новосибирске есть ДубльГИС. Я думаю, если бы они вышли на IPO, у них бы все получилось. Потому что им нужны деньги для продвижения по России и другим странам, у них удачная бизнес-модель. В общем, они молодцы.


Занимать очень сложно, потому что нечего заложить, а банки под проекты деньги не дают

Где сейчас занимают остальные разработчики софта, если нужны деньги на развитие?

Вы будете смеяться: они вообще не занимают. Вот, например мы, СофтЛаб-НСК, просто тратим на развитие всю прибыль. Занимать очень сложно, потому что нечего заложить, а под проекты у нас деньги не дают. Банки просто не умеют их оценивать.

А банальность, что без нормального кредитного рынка любая отрасль народного хозяйства обречена в лучшем случае на стагнацию, в IT не работает?

Вопрос интересный и отчасти философский. Есть компании, которые заточены на супер-бизнес. Майкрософт, Интел, акции, дивиденды и прочее. А в Новосибирске куча компаний, которые никак не светятся. Люди сидят и работают по домам, причем зарабатывают неплохие деньги.

Это своеобразная философия — ты не получаешь сверхприбыль, тем самым не попадая в цикл роста потребления, а просто имеешь интересную работу и достаточно денег.

Айтишники в этом смысле интересные люди. Нам время от времени говорят, что большие компании рано или поздно нас всех съедят. Не съедят! Потому что большим компаниям нужна база, и если не будет маленьких, то не будет и больших.

Пищевой цепочке нужен планктон?

Да, повторюсь, никто не сможет вырасти в большую корпорацию, если снизу не будет мелких компаний.

Но это не отменяет сражений за очередного умного магистранта из НГУ, который может пойти к вам, а может пойти к Биллу Гейтсу.

Знаете, я недавно осознала, что в стране просто не хватает людей. Их просто мало, чтобы хватало всей экономике. России для нормальной жизни нужно увеличить население хотя бы вдвое.

США наращивают население целенаправленно, если не ошибаюсь, на один процент в год только за счет грамотной иммиграционной политики, причем собирают талантливую молодежь со всего мира. Если у нас в стране не будет похожей политики и конкурентных преимуществ, которыми можно привлекать молодежь, то Россия будет по-прежнему представлять собой две трубы, идущих на Запад. Нефтяную и человеческую.

У нас тоже есть человеческий ресурс, страны бывшего СССР. Но вот у меня в компании подрабатывал студент из Казахстана. Он оканчивал университет, захотел остаться и попросил гражданства. Полгода готовил документы. Ему отказали, сказали, нет квот. Все, видимо, раздали гастарбайтерам. Непонятно, почему эту систему нельзя изменить. Это даже не требует затрат.


В конце июля ФМС предложила заменить квоты для гастарбайтеров на систему баллов, чтобы учитывать возраст, образование и квалификацию иммигранта.

А конкуренция на рынке труда, безусловно, огромная. Десять процентов студентов новосибирских вузов — это звезды. Они найдут работу где угодно, они легко уезжают за границу, а им должно хотеться остаться.

А вы им можете сказать — приходи, на ипотеку хватит?

Пытаемся помогать, как можем. Есть, например, субсидии по аренде жилья, занимаем деньги. Мы в этом плане не самая богатая компания. Как только появится возможность, будем делать больше. Конечно, в идеале, должна быть просто достойная зарплата, которой бы хватало на ипотеку, машину и жизнь. Просто молодому человеку нужно некоторое время, чтобы себя проявить и выйти на хороший уровень. Не у всех хватает терпения.

Но проблема не только в этом. Представьте, живете вы в глухой деревне без электричества, и вам дают миллион, чтобы построить в этой деревне дом. «Да на черта мне ваша деревня, я хочу в город Новосибирск», — отвечаете вы. Деньги — этого мало, в деревне нужно хотеть остаться. А если едешь и видишь, что кругом помойка...

Так ведь сами деревенские эту помойку и устроили.

С одной стороны, да. А с другой, те же американцы мусорят не меньше. У них просто убирают лучше. И наказывают, если кто-то не убирает вовремя.

Американцы мусорят не меньше. Просто у них наказывают тех, кто не убирает за собой.

Кстати, а что сейчас происходит с жильем в Ложке для инновационных компаний под флагом Технопарка?

Это наша головная боль. Что мне не нравится в этом проекте? Нам уже сказали, что сами мы строить не можем, землю нам не дадут. Сказали, что будет областная структура, которая все будет контролировать и строить. Мол, мы сами все сделаем.

Кто говорил? Губернатор Василий Юрченко?

Да, он тоже на эту тему высказывался. Но поскольку мы отодвинуты от принятия решений, решения принимают чиновники, то получается всё по Черномырдину: хотели как лучше, получаем как всегда. Планировку территории сделали, скажем так, неталантливо. Как минимум. Если в плохую планировку ставить даже хорошие дома, то получится заурядный поселок, каких в России сотни. Нет изюминки проекта.

30 тысяч рублей за квадратный метр и ни копейкой больше должно стоить жилье для инноваторов Академгородка

А теперь область к тому же решила работать напрямую с покупателями. Что это означает? Сейчас они сформируют цену и скажут — приходите и покупайте. Что это будет за цена? Поскольку мы не контролируем ни процесс, ни стоимость, то гарантировать спрос со стороны работников инновационного бизнеса мы не можем. А люди не поймут цены выше 30 тысяч за квадрат. В результате у инновационных компаний спрос будет небольшой, и туда заедут совсем другие люди. Просто люди, у которых есть деньги. В результате мы не получим той среды, того окружения, которые задумывались в начале проекта.

Сейчас мы хотим выходить на губернатора и обсуждать, что делать, чтобы проект не просто состоялся, а состоялся правильно.

Здесь, кстати, не грех вспомнить сам проект Технопарка, первого его здания. Когда у Технопарка был девелопер, он начал строить некий сарай, и если бы не кризис, этот сарай построили бы. И люди ходили бы и плевались. Когда девелопера не стало, обратили внимание на инноваторов. Проект сарая был переделан при их непосредственном участии. Результат великолепный, особенно если вспомнить, что предполагалось вначале.

Осталось объяснить, почему, несмотря на все сказанное выше, в итоге все будет хорошо.

Все будет хорошо, потому что у нас есть люди, которым хочется, чтобы все было хорошо. Скажу больше: есть даже люди, которым хочется сделать Новосибирск лучшим в мире городом.

Вот сейчас была Летняя школа Технопарка, там молодежь представила проект Новосибирска как города без двигателей внутреннего сгорания. Весь транспорт экологически чистый, вся логистика организована на нем. А автомобиль можно оставить на стоянке у его границ. При всей фантастичности этого проекта, Новосибирску катастрофически не хватает какой-то подобной идеи. Нам нужно сделать что-то, чтобы к нам сюда приезжали и показывали пальцами, а те, кто уже живет в Новосибирске, гордились бы им.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!