Посол юрского периода

 Интервью с вице-губернатором Новосибирской области  30.08.2011, 06:23

Елена Шкарубо
журналист, соучредитель Сиб.фм
были упомянуты
Посол юрского периода

Самый открытый вице-губернатор Новосибирской области живет в Москве. Его зовут Игорь Задворнов, он ведет аккаунт в твиттере, и с 2008 года представляет интересы региона в федеральном центре. Что входит в круг задач этого человека, которого не очень хорошо знают на местном уровне, и что от него зависит, пытался понять корреспондент Сиб.фм.

Игорь Анатольевич, вы возглавляете представительство Новосибирской области в Москве, но ваша биография в СМИ представлена довольно скупо. Вы вообще кто?


Игорь Задворнов родился 3 сентября 1968 года в г. Мытищи

Я вырос в Московской области, в самой обычной семье — папа был рабочим на заводе, а мама — воспитателем в детском саду. Окончил школу, потом была учеба на философском факультете МГУ, армия (служил в погранвойсках, где стал членом КПСС), снова учеба — диплом по специальности «Философ, преподаватель философии» я получил в 1993-м. На моей судьбе сказался исторический разлом тех лет. Я, студент очень свободомыслящего факультета, вышел из партии в 1990 году и стал горячим сторонником опального тогда Ельцина. Был у истоков создания Российского движения демократических реформ (РДДР), в общем, бурно окунулся в политику — ходил почти на все митинги против КПСС, а во время ГКЧП даже строил баррикады у Белого Дома. Студенческая жизнь бурлила как 9-балльный шторм.


Игорь Задворнов окончил музыкальную школу с красным дипломом и до сих пор снимает стресс, сидя за пианино

Когда рухнул СССР, я занялся бизнесом. Это продолжалось до августа 1998 года, пока не грянул дефолт и серьезный экономический кризис. Тогда я потерял бизнес, очень разочаровался в созданном в России капитализме и решил пойти работать на госслужбу. С 1999-го по 2001 год работал в Министерстве по делам федерации, национальной и миграционной политики (Миннац), где довольно быстро стал руководить отделом постконфликтного строительства на Северном Кавказе. С начала второй чеченской войны неоднократно был в командировках в Чечне и до сих пор поражаюсь, как меня там не подстрелили или не взорвали — 70% моих коллег, с которыми я ездил в Чечню, не вернулись из таких командировок.

В 2001 году я оказался в Администрации президента РФ, куда чуть ранее был переведен мой начальник по Миннацу. Год отработал на кавказском направлении, а затем нас перебросили на обеспечение деятельности Госсовета, который под управлением президента объединял всех губернаторов страны. Там я и начал курировать Сибирский федеральный округ. Работа была жутко интересной и довольно творческой.

В чем она заключалась?

Я ездил по всей стране и готовил поездки президента Путина (в том числе известный его визит в Новосибирск в 2005 году, когда после реконструкции открывался Новосибирский Театр Оперы и Балета). Курируя Сибирь, я близко познакомился с тогда еще относительно новым губернатором Новосибирской области Виктором Толоконским. Мы вместе организовали несколько президиумов Госсовета и кучу других мероприятий федерального уровня. В 2003 году я познакомился и с Василием Юрченко. Он тоже оказался эффективным региональным менеджером — его еще тогда заметили в Администрации президента (как в воду глядели). А потом я уехал в Вену — делать проект Международных банковских форумов стран СНГ и Восточной Европы.

Я уволился из Администрации президента, потому что не хотел становиться там большим начальником.

Остаться в Администрации президента означало для меня полное отлучение от личной жизни и возможность видеть семью только в спящем виде. Летом 2008 года встал вопрос — совсем уезжать в Австрию или все же вернуться в Россию. Я решил, что в Европе не будет такого драйва, интереса, как у нас, поэтому вернулся. И даже подумывал снова пойти работать в Администрацию президента (это было реально), как мне позвонил Толоконский с просьбой — помочь подобрать человека на вакантную должность руководителя Представительства Новосибирской области в Москве. Я, не раздумывая, сказал, что никого не могу рекомендовать, кроме себя. «Вы это серьезно?» — «Абсолютно», — ответил я. И вот в августе 2008-го я приступил к своим обязанностям.

Спустя два года сменился губернатор, а вы остались. Вашей работой, получается, довольны?


После того, как Юрченко стал губернатором, в регионе произошло несколько конфликтов, в которых наблюдатели видели «руку полпреда»

Мне была известна вся кухня смены власти. Я был с Толоконским в Сочи, когда он получил предложение от президента идти на повышение, и мы выпили по хорошему коньяку. А Юрченко, став губернатором, был заинтересован сохранить меня на месте руководителя представительства в Москве и не оставил мне шансов на иное решение, сделав меня вице-губернатором. Вообще, с Юрченко в работе появился особый драйв, я хотел бы, чтобы он сохранился как можно дольше.

Сейчас у Василия Юрченко весьма непростые отношения со своим предшественником. Вам это не мешает?

Когда губернатор идет на повышение и, как в случае с Толоконским, остается жить и работать там, где долго находился на вершине власти, то, вольно или невольно, он будет пытаться вмешиваться в дела этого региона. Объективно, тут изначально заложена бомба замедленного действия. Губернатор отвечает за все дела в области. И если он хочет быть по-настоящему эффективным руководителем и реально улучшать жизнь в регионе (а Юрченко твердо на это настроен), то он обязан иметь свою управленческую команду, возглавлять вертикаль власти, и региональные элиты должны быть выстроены под такого губернатора. Если этого не сделать, то можно оставить любые надежды быть успешным главой региона.

Непростые отношения были неизбежны, и Новосибирская область — не единичный пример. То же самое происходит в Хабаровском крае между бывшим главой региона, нынешним полпредом на Дальнем Востоке Ишаевым и новым губернатором Шпортом.

Поэтому я против того, чтобы любого, даже самого эффективного губернатора при его повышении оставлять на территории, которой он руководил. Это стратегически неправильно.

Но я не стал бы называть отношения между Юрченко и Толоконским конфликтом. Это, скорее, непростой процесс рабочей притирки в объективно новой ситуации. Полпред еще не успел, что называется, остыть от губернаторства, ему хочется помогать области и дальше развиваться.

Расскажите, а что входит в круг ваших обязанностей? За что вы отвечаете?

Если коротко, то я представляю интересы губернатора, правительства и других органов власти Новосибирской области в Москве. По сути, приходится заниматься абсолютно всеми вопросами, решение которых зависит от федерального центра. В Минтрансе я специалист по дорогам и аэропортам, в Минсельхозе — аграрий, обсуждаю проблемы урожая или цены на зерно, в Минсвязи защищаю проект развития Технопарка в Академгородке и процесс создания электронного правительства, а в Минэкономразвития говорю о мерах по повышению инвестиционной активности в регионе.

В Администрации президента нужно быть политиком и отстаивать авторитет и эффективность властной вертикали, сложившейся в Новосибирской области. В предвыборный цикл (а мы сейчас в самом его разгаре) политические вопросы довлеют над всеми остальными. И это естественно.


Усиление роли Новосибирской области, ее экономического и человеческого потенциала — главная задача представительства региона в Москве

Конечно, на мне нет такого огромного груза ответственности, как на губернаторе. Но это не значит, что работа легкая. Она очень ответственная, и часто по тому, как ты доложил, как отреагировал, судят о губернаторе и его команде. Не представляю ситуации, когда бы я мог сказать — это не моя компетенция, спросите лучше у губернатора или конкретного министра. Не имею на это права. Если я иду в высокий кабинет московского начальства, то целиком отвечаю и за себя, и за то, каким будет результат для области. Ошибки здесь не прощаются.

К сожалению, мы не очень заметны на федеральном уровне.

Да, есть регионы, которые просто стучатся руками и ногами во все федеральные ворота и двери: Казань, Сочи, Екатеринбург, Нижний Новгород, Калуга — они звучат ежедневно и громко, там всегда что-то происходит и об этом знает вся страна. Даже Томск, находясь изначально в неблагоприятных условиях, по многим вопросам ушел далеко вперед и значительно более заметен.

Поэтому печально, что Новосибирская область и сам Новосибирск выглядят середнячками. А ведь наш город — третий в стране по численности населения. У нас уникальное по образовательному и интеллектуальному уровню население. Мощнейшая наука, сильнейшие вузы, диверсифицированная экономика с прекрасными перспективами развития. Я твердо убежден, что у нас есть все, чтобы занять достойное место в ряду регионов-лидеров. И это — главная задача, которую я вижу. Если мы ее решим, то губернатор такого сильного региона, каким должна быть Новосибирская область, автоматически войдет в число ведущих политиков России.

Повторю, для этого у нас есть всё, нужно просто нормально работать.

А что раньше мешало нормально работать?

Сейчас серьезно обновился состав правительства в регионе. На многие ключевые посты пришли профессионалы своего дела, люди, которые искренне болеют за область. Постепенно меняется стиль работы: вместо многочасовых совещаний, результаты которых, как правило, мало кого интересовали, проводятся, скорее, деловые летучки. И просто так отбалтываться у чиновника любого ранга уже не получится. Ставятся конкретные задачи, губернатор требует их четкого решения. Многие не привыкли так работать. И это — серьезная проблема, ведь уволить чиновника в нашей стране очень сложно. Но мы последовательно будем обновлять кадровый состав. Нужно повышать эффективность и качество их работы. Другого пути нет.

Сейчас, как вы отметили, у нас в разгаре предвыборный цикл. Как именно вы отстаиваете «авторитетность и эффективность» местной вертикали власти? С кем общаетесь, какие у вас полномочия?

Выборный процесс — экзамен для любой власти. Так как у нас есть правящая партия, которая имеет большинство и в Госдуме, и практически во всех региональных парламентах, то ее успех, либо неудачи прямо говорят об оценке населением эффективности властных структур. После последних региональных и местных выборов (осень 2010-го и весна 2011-го) новосибирское региональное отделение партии «Единая Россия» серьезно обновилось.

Но просто поменять людей — это ничего не сделать.

Полностью согласен. Поэтому сейчас нужно, чтобы простые люди почувствовали реальные улучшения в повседневной жизни. Это все прекрасно понимают. Для нас, например, совершенно реальная и посильная задача — сделать так, чтобы средний доход в Новосибирской области был выше аналогичного показателя по стране (мы сейчас немного отстаем).

21,2 тыс. руб. — средний размер зарплаты в РФ в 2010 году (18, 5 тыс. руб. — в Новосибирской области)

Давать пустые обещания, как это могут себе позволить некоторые оппозиционные партии, «Единая Россия» не может. Но и спрос с нее всегда многократно выше. Бессмысленно отстаивать авторитетность и эффективность местной вертикали, если она таковой не является. Власть должна быть авторитетной и эффективной на деле. Тогда и доказывать никому ничего не надо. Эти темы — постоянный предмет общения, в том числе и на моем уровне, с Администрацией президента и Аппаратом правительства РФ.

Скажите честно, заявление Юрченко и Городецкого о том, что они выходят из списков «Единой России» на выборах в Госдуму — это их решение или все же давление Москвы?

На брифинге для СМИ и Юрченко, и Городецкий очень хорошо объяснили мотивы этого решения. Могу лишь добавить — я совершенно точно знаю, что в тех предварительных списках, которые рассматривались в Кремле, Юрченко неизменно фигурировал в качестве наиболее вероятной кандидатуры на место лидера списка «Единой России» от Новосибирской области. С другой стороны, есть множество аргументов, мотивирующих как плюсы, так и минусы такого решения. И в новосибирском предвыборном штабе эти аргументы очень внимательно рассматривали и анализировали. Было принято взвешенное и, на мой взгляд, правильное решение. Оно не продиктовано указаниями из Москвы.

А сколько человек у вас в штате представительства?


Представительство Новосибирской области в Москве можно сравнить с небольшим посольством

Всего у нас в штате 11 человек, включая четырех госслужащих Новосибирской области. В сравнении с представительствами других регионов мы совсем маленькие, чего не скажешь по задачам, которые стоят перед нами. Я уже не говорю о рутине, когда мы сопровождаем и отслеживаем все письма губернатора, его замов, региональных министров в федеральные органы власти — их несколько десятков в неделю.

Иногда приходится выступать своеобразным консульством для жителей Новосибирской области и помогать им в решении некоторых гражданско-житейских вопросов. Был случай, когда пришлось за наши личные средства отправлять в Новосибирскую область мужчину, которого выдворили из Германии (по его словам, он там жил семь лет, имел вид на жительство, но гражданство ему так и не дали и депортировали насильно в Россию). Мужчина был без денег и документов. На бомжа вроде бы не походил. Мы проверили его фамилию и место жительства — он назвал Каргатский район Новосибирской области, где нам подтвердили, что такой там действительно проживал. Пришлось покупать ему билеты на поезд. Он со слезами благодарил за помощь и обещал по приезду вернуть деньги за билеты. Что с ним было потом — мне не известно, он так и не дал о себе знать. И таких случаев достаточно много. Мы в представительстве с полной серьезностью говорим о том, что в Москве у жителей Новосибирской области есть место, где им всегда могут помочь или, по крайней мере, постараются это сделать.

Приведите пример того, что вам удалось решить, «пробить» для региона, и того, что пока с места не сдвигается?

Не совсем верно думать, что любой проект, реализуемый или планируемый к реализации в Новосибирской области, — плод деятельности одного конкретного лоббиста или группы заинтересованных «пробивал». Статусные и серьезные областные проекты — Технопарк, третий мост через Обь, промышленно-логистический парк (ПЛП) — это итоги серьезной работы многих людей (среди них и чиновники, и инвесторы, научные и проектные коллективы, и, естественно, сам губернатор). Поэтому, когда приходишь, например, в Минсвязи, с просьбой увеличить федеральное финансирование на Технопарк, то ты приходишь с результатом работы сотен и сотен людей, которые позволяют так ставить вопрос. Они проделали огромную работу для того, чтобы наш Технопарк был в числе самых перспективных в стране. Тогда вопрос решается в нашу пользу (и он был решен).


В рейтинге технопарков России новосибирский Академпарк занимает второе место, уступая только Татарстану

Например, мы смогли получить федеральные средства на строительство в Новосибирске детского астрофизического центра. Это не просто планетарий. Это и музей, и центр досуга, и научно-образовательный комплекс. Аналогов ему за Уралом нет. Но я больше скажу — и федеральные чиновники, и инвесторы отметили, что в последний год у органов власти Новосибирской области изменился стиль работы. К нам снова стали серьезно относиться. Нам предлагают участвовать в новых крупных инвестиционных программах (например, по линии Торгово-промышленной палаты России, по линии АИЖК, фонда ЖКХ, Сбербанка России). И не случайно недавно международное рейтинговое агентство Fitch Ratings впервые повысило прогноз региона по долгосрочным рейтингам до BB, с положительным прогнозом. Это и оценка нашей работы, и правильный сигнал для инвесторов.

Несколько лет назад Новосибирск уступил другим сибирским городам большие возможности: особую экономическую зону — Томску, федеральный университет — Красноярску, даже инновационный центр, который сейчас организовывают в Сколково, многие ждали увидеть в Новосибирске, а он «ушел». Боретесь ли вы за такие проекты? Почему они «уходят»?

Естественно мы боремся за такие проекты, и небезуспешно — НГУ в числе первых в стране получил статус национального исследовательского университета с увеличением федерального финансирования. Мне трудно представить, чтобы Новосибирск мог получить статус особой экономической зоны, но у нас выстроена очень современная стратегия развития. Она позволяет через парковые зоны продвигать наши конкурентные преимущества. ПЛП, Технопарк, новый проект Биотехнопарка — все это катализаторы новых точек роста инновационной экономики региона. И мы не собираемся здесь конкурировать со Сколково или с Томском — мы естественным образом должны сотрудничать с ними. Такое сотрудничество уже осуществляется.

Что вы делаете в ситуациях, когда федеральные чиновники предпочитают выделить средства не на Новосибирскую область, а на какой-то другой регион? Часто ли такое происходит?


В 2012 году в Новосибирске пройдут Всемирные корпоративные игры — спортивная олимпиада для команд предприятий и корпораций со всего мира

Я не веду такой статистики, и каждый регион выстраивает свою систему отношений с федеральными ведомствами. Есть лидеры, обласканные, если можно так выразиться, федеральным вниманием — Татарстан, Калужская и Свердловская области, Мордовия, Чечня... Многие из них давно и планомерно вели работу по своему продвижению и пиару на всех уровнях, вот результаты и видны всей стране. Мы только в начале этого пути. Ничего страшного, что многие вещи пока идут мимо нас, мы сами к ним еще не очень готовы. У нас в Новосибирске слабовата инфраструктура. Мы только начинаем заниматься собственным пиаром и брендированием, системным позиционированием региона.

Но мы делаем правильные вещи. Толмачёво — лучший аэропорт за Уралом с двумя полосами, которые позволяют принять любые существующие типы самолетов. В декабре 2011 года мы введем в строй самый современный Экспоцентр. В городе более быстрыми темпами будут возводиться современные гостиницы и деловые центры. И, наконец, очень рассчитываю, что у нас появится современный большой универсальный спортивный комплекс (по сути, Дворец спорта). Я пока не могу раскрывать все тайны, но поверьте — совсем скоро Новосибирск будет центром проведения многих общезначимых мировых мероприятий и форумов.

Применяете ли вы по отношению к себе слово «лоббист»?

Я как то не думал, какой термин можно прикрепить по отношению к моей работе. Я прежде всего член команды губернатора. А применять ли модное зарубежное слово лоббист, либо посол, либо представитель — пусть другие об этом думают. Для меня главное — дело.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!