Цена свободы

 О кровавом режиме, ужасной Перми и любви к чтению вслух  30.03.2012, 06:01

Елена Шкарубо
журналист, соучредитель Сиб.фм
были упомянуты
подходящие темы
Цена свободы
Фотографии Романа Брыгина

Михаил Фаустов в масштабах Сибири — личность легендарная. Ну настолько, насколько ею может быть человек, который в своё время издавал популярный журнал «Мания», выпускал минералку, принимал участие в сомнительных кампаниях, торговал книжками и, несмотря на усугубляющийся возраст, продолжает неистово экспериментировать с образом жизни. В прошлом году Фаустов открыл в Новосибирске книжные лавки «Собачье сердце», «Энгельс&Каутский», а также придумал чемпионат по чтению вслух «Открой рот», чтобы привлечь читателя к своему товару. Что из этого получилось и почему одну из лавок теперь придётся закрыть, выяснял корреспондент Сиб.фм.

Как началась эта история с книжными лавками? С чего вдруг ты решил продавать книжки в Новосибирске?

В 2005 году мы проводили здесь фестиваль Pre:live, выпивали в «Трубе» с моим хорошим другом — директором издательства Ad Marginem Михаилом Котоминым — и рассуждали, а почему бы не открыть прямо в джаз-клубе книжный магазин. Спустя пять лет замечательный человек — директор ныне покойного DEPO Пётр Финов — решил организовать в «Трубе» книжную ярмарку. С горем пополам мы её устроили, а потом я уехал в Крым в командировку.


Михаил Фаустов родился в Новокузнецке в 1969 году, жил в Кемерове, Барнауле, других сибирских городах, в последние годы осел в Новосибирске

Возвращаюсь весь такой счастливый, захожу домой и вижу, что там стоят 35 коробок с книгами, которые после ярмарки остались. 35 коробок — это много. Пытаюсь понять, что с ними делать. Сидел, сидел, решил в итоге устроить ещё одну ярмарку, чтобы просто эти остатки распродать. Обратился к Юрию Евдокимову, владельцу «Бродячей собаки», чтобы у него всё провести. Он согласился. Мы поторговали, смотрим — книжки ещё остались. И тут Евдокимов говорит: «Слушай, а может на постоянной основе будешь тут торговать?» Я говорю: «Ну давай». Спёр в фирме DEPO шкафы, собрал их, расставил книги. Ну и торгуем так потихоньку второй год. Причём, мне кажется, у нас их больше воруют, чем покупают.

Михаил, а почему книги?

Я люблю книги. Мне, например, нельзя ходить в книжный с баблом, потому что я это бабло всё потрачу. Есть с собой тысяча рублей — потрачу тысячу, есть две — куплю литературы на две. В итоге во всех домах, где я жил, у меня было полно книг. Я их теряю, кому-то отдаю, у меня очень лёгкое к этому отношение. Ну а чтобы не тратить деньги — вот, пожалуйста, своя собственная лавка: взял с полки, понёс домой, почитал, обратно на полку поставил.


«Открой рот» проводится второй год весной и осенью, подробная информация — на сайте чемпионата

Чемпионат по чтению вслух во всём этом как появился?

Да вот прямо здесь всё началось, в «Бродячей собаке». Был февраль 2011 года, а с января у нас уже работала лавка. Она просуществовала неделю, взлёт продаж прекратился через первые три дня. Мы сидели с директором наших лавок Наташей Лопатиной и решили, что надо придумать какое-то событие, ивент, повеселиться, заодно продажи поднять, я вспомнил про чтение вслух и предложил устроить соревнование — кто лучше читает книги. Минут 20 мы это обсуждали, назначили дату мероприятия, после чего мне позвонили одни люди и сказали: «Срочно, Миша, вылетай в Киров». Я купил билет на самолёт и улетел, бросил всех в холодную, так сказать, воду. И даже не ожидал, что этот междусобойчик выльется в мероприятие, интересное более чем трём людям.

То есть в организации и проведении ты сам никакого участия не принимал? Какая у тебя вообще функция?

Участия я не принимал. Более того, когда я уже вернулся из Кирова и на очередном мероприятии полез на сцену что-то там вещать, совесть нашего жюри, известный художник Слава Мизин (он нам, кстати, логотип нарисовал), начал из зала кидать в меня вилки со словами: «Иди-ка ты, Фаустов, отсюда н****, потому что это, Фаустов, уже не твоё, это в народ пошло». В общем, спустил меня с небес на землю.

Прелесть мероприятия — в несерьёзном к нему отношении. Фан должен быть без обязательств.

Относились бы серьёзно — людей бы больше ходило, афиши бы повсюду висели, может, деньги на этом какие-то зарабатывали, но было бы скучно. Поэтому у меня здесь только одна функция: я придумал — и всё. Остальное делает исполнительная банда во главе с Лопатиной и какие-то другие неравнодушные люди, которым хочется, чтобы всем было просто весело.

У вас тут довольно разнузданное веселье, надо сказать!


В ходе соревнования участники методом случайного тыка выбирают книгу и отрывок, с особым цинизмом отобранные лавочниками из «Собачьего сердца»

О, да, мы с огромным удовольствием подставляем людей, подсовываем им сложные и провокационные тексты, например, про секс, традиционный и не очень, с матами и всё такое. Или там, технический справочник. Придумали правило № 23 о том, что правила могут меняться во время игры. Жюри нужно обязательно напоить, ведь трезвое жюри — это ни о чём. В общем, всё в таком духе. Третий сезон чемпионата стартует 1 апреля, поэтому будет много всяких шуток, в основном штампов типа «а у вас спина белая». Всё должно быть штамповано — бороться со штампами можно, только приумножая их количество.

За год у вас прошло порядка 20 мероприятий в разных городах — в Новосибирске, Томске, Омске, Барнауле, но ведь вы ничего такого не планировали?

Самый первый «Открой рот» я смотрел в онлайн-трансляции из Кирова. Сидел в наушниках на глазах ничего не понимающих коллег и ржал как ненормальный. Мы задумывали это как одноразовое мероприятие, и Лопатину даже несколько шокировало, что потом подходили люди и спрашивали, когда будет следующий раз. Через месяц позвонил из Томска Иван Романенков, директор тамошнего заведения «Конец Фрунзе», говорит: «А давай у меня?» А давай! Там собралась отличная тусовка, КВНщики всякие, все перепились и придумали кучу идей. Потом это всё каким-то микровирусом проникло в интернет, мы сделали сайт, решили провести весной 2011 года первый финал. Привезли поэта Емелина, которому дико понравилось, сюда, устроили четырёхчасовое действие, люди устали, но досидели всё-таки до конца: было интересно, кто всё же победит.

Кончилось тем, что половина участников не помнили, как попали домой, некоторых физических лиц, причём довольно известных, я на себе отсюда тащил.

А обязательно, чтобы было смешно, да?

Не обязательно. Прошлый финал у нас состоялся после декабрьских выборов в Госдуму. И одна из книжек, которую предстояло читать, называлась «Грядущее восстание» — это французская книга, написанная «Невидимым комитетом». Все привыкли, что достаётся фикшн, стишки, какая-то чушь, а тут поп-философия, но при этом весьма не то леворадикальная, не то праворадикальная, кто их радикалов разберёт.

Хотя веселиться нам очень нравится. Была очень смешная история про человека по имени Василий Дубков, которому два раза подряд попадалась книга Ярослава Могутина. А Вася такой гомофоб. Надо было видеть, с каким непроницаемым выражением лица он читал стихотворение, которое начинается фразой «Мы все курили крэк в то время, х** сосали по подъездам». Все смеются, а он выходит в следующий раз, открывает книгу, а там интервью всё того же Могутина с Моисеевым. Да, мы любим веселиться.


Жюри оценивает технику и артистизм по шестибальной шкале — почти как в фигурном катании. При этом судьи ведут себя подчёркнуто развязно — пьют водку, мешают участникам, меняют правила игры

А кто вообще эти люди, которые участвуют в «Открой роте»? Я правильно сказала?

Да, есть правило № 0 в регламенте, что для всех лиц массовой информации это как одно слово склоняется. Наши «читчики» — студенты, какие-то деятели непонятно чего, люди, которые просто любят читать.

Так и что, помогает ли вам «Открой рот» продавать книжки?

Мы думали, что поможет, а оказалось, что нет. Закрытие лавки «Энгельс&Каутский» в Академе с этим, впрочем, не связано. Мы просто не смогли найти там подходящее помещение и нормальный персонал. Но закрытой она простоит ещё буквально несколько дней. Переезжаем в центр. Куда — пока не скажу. На конспиративную квартиру. А на «Открой рот» мы раньше только тратили. Теперь перестали: в прошлом году нас поддержала крупная транснациональная компания, в этом году открытие сезона проводим совместно с Немецким культурным центром Гёте в Новосибирске.

Сейчас будет вопрос не про чтение вслух. Ты вот во многих городах побывал, почему в Новосибирске завис?

Я терпеть не могу этот город. Всем всегда говорю: барахолка, грязь. Вон, ребята из Кемерова приехали, из театра «Ложа». Мы с ними разговаривали на тему того, насколько в Кемерове чисто, что «кровавый режим» навёл там порядок — ну правда, чисто, как в Сингапуре.

А в Новосибирске грязь в центре города, мы идём по Красному проспекту, мимо мэрии, все в говнище. Это цена свободы, наверное.

А ты считаешь Новосибирск свободным?

Буквально до последнего времени Новосибирск был чуть ли не единственным из региональных центров, где в администрацию — города или области — можно было легко зайти с улицы, минуя охрану. Попробуй так в Кемерове сделать. В лучшем случае попросят выписать пропуск, причём в соседнем здании, придётся куда-то звонить 47 раз. В Новосибирске только недавно пропускную систему ввели, когда бабушки после митинга за возврат бесплатных проездных зашли в мэрию и устроили акцию протеста прямо в холле.


С 2004 года свободная молодёжь Новосибирска 1 мая гуляет по центру города с абсурдными лозунгами

Мне кажется, у новосибирских людей есть особый менталитет и довольно распиздяйское ко всему отношение. Вот я года четыре назад ходил на собеседование в издательский дом «Сибирь-Пресс» и ждал в приёмной гендиректора Кашафутдинова. Пока ждал, смотрел журнал «Самое-Самое». Открываю — а на первой странице фотография тогдашнего губернатора Толоконского с баскетбольным мячом, в майке-алкоголичке, сиськи висят. Назови мне хотя бы один регион страны, где крупнейший издательский дом осмелится такое в глянце публиковать? Где, покажите мне, такое место? Кемеровского губернатора Тулеева, например, давным-давно нельзя со спины фотографировать, потому что он лысый. А здесь есть некая свобода, просто её не ценят. Мы думаем, что наш первый враг — это подполковник Музалёв (полицейский, который следит за соблюдением общественного порядка на всех мероприятиях в центральной части Новосибирска, — прим. Сиб.фм). Но ведь больше нету врагов, Монстрацию уже разрешают. Всё будет ещё лучше.

А если бы ты мог что-то здесь изменить, что бы ты сделал?

Если бы у меня были полномочия, я бы с грязью разобрался обязательно и метро в Академгородок провёл, тогда там можно будет жить — белочки бегают, воздух чистый. Сейчас там жить невозможно. Я вот вчера вечером ходил на встречу, опоздал на последнюю маршрутку — и всё, 500 рублей на такси. Себестоимость Академа — 500 рублей в день, если не успел уехать общественным транспортом. Это плохо.


Последняя маршрутка уходит в Академгородок с Речного вокзала в 22:30, автобус — в 22:50

Ещё я бы поменял отношение власти к спорту. На словах декларируют всяческую любовь, а главный хоккейный стадион, простите, сортир. Тот же самый Томск со своей «Томью» ходит вечно перед Путиным, падает на колени, Путин, как понятно кто, даёт команду «Роснефти», «Томсктрансгазу», чтобы они поддержали в очередной раз эту команду, и ей в очередной раз дают какие-то деньги, которые в очередной раз разворовываются. У нас ведь даже этого нет. Пусть воруют, но хотя бы что-то должно происходить, а то скучно.

Вот насчёт «скучно»... Когда вспоминаешь про заметные события в Новосибирске, которые проходят из года в год, на ум приходят Тотальный диктант, Монстрация, ваш «Открой рот», ну и, прости господи, «Интерра».

А что «Интерра»? Они стараются делать хорошо, просто им сразу какой-то дебил прилепил ярлык, от которого сложно избавиться — с самого начала у «Интерры» возник имидж новосибирского распила. И даже если они будут пытаться это исправить, это будет выглядеть как оправдание. Распил там или не распил, мне, честно говоря, насрать, потому что культурные события, которые я видел, были просто шикарными. Я недавно обсуждал с другом, что нам хорошо тогда, когда кому-то плохо. Чужим успехам мы не умеем радоваться. Как так — радоваться за человека, у которого что-то получается? Нет, давайте найдём недостатки. Это присуще человеку, и бороться с этим невозможно. Поэтому, как в одной детской книжке написано, плюнь на всё и не бойся ничего. Занимайся своим делом. Делай что хочешь, и будь что будет. Никто же не заставляет тебя работать журналистом? Ты же сама выбрала? И меня никто не заставляет все эти «Открой роты» устраивать и книжками торговать, могу прямо сейчас бросить.

Но вообще это, по-моему, бред, что в Новосибирске мало событий. Просто у каждого человека такой стереотип: дескать, там, где я есть, там ничего не происходит, а вот, скажем, в Перми всё отлично. Ты была в Перми?

Нет.

А я был.

И как там? Не отлично?

Во-первых, они говорят на ужасном русском языке. Есть свердловский русский язык, его ещё терпеть можно. Пермский — просто кошмар. Ну и там так же грязно, как здесь. Только Кама — маленькая речушка, а Обь, ёлки-палки, в Каспийское море впадает практически. Новосибирск — не самое плохое место для жизни, и я отсюда пока никуда не собираюсь уезжать. По крайней мере точно не в Пермь!

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!