Чёрная полоса

 Автопробег в память о сбитой на остановке девушке прошёл в Новосибирске  14.01.2013, 08:05
подходящие темы
Чёрная полоса
Фотографии Веры Сальницкой

Свыше трёх десятков автомобилей присоединились к автопробегу в память о сбитой на остановке 19-летней жительнице Новосибирска Нине Шестаковой. Близкие и друзья девушки обвиняют в смертельном происшествии сотрудника полиции, а ведомство — в сокрытии преступления. Корреспонденты Сиб.фм оказались в колонне машин и увидели, как мемориальная акция переросла в отчаянный гражданский протест.

К полудню 12 января на площадке у торгового центра возле Димитровского моста паркуются десятки автомобилей. Водители прикрепляют к стёклам чёрно-белые портреты, организаторы акции раздают траурные ленты, журналисты разыскивают молодого человека и маму Нины — без них, точнее их слёз и раздавленного состояния, репортаж не получится. Кто-то, оставив в салоне небольшую крысу, рассказывает, что она уже «всё обделала — и кресло, и штаны, и куртку». Кто-то взял с собой ребёнка и весело играет с ним в снегу.

Несколько автовладельцев совещаются, каким образом ехать: если колонной — можно нарваться на штраф, если отдельно — акция пройдёт менее заметно.

— Ну заплатим там эти 100 рублей, проблем-то, — прекращает споры один из них.

— Так ведь не 100 рублей, а десять тысяч, — оправдывает меры предосторожности другой.

— Ну, значит, заплатим десять. Надо будет — и все 15, скинемся.

Решено ехать неспешной колонной: по Димитровскому мосту к месту гибели — остановке «Бетонный завод» на улице Станционной. Если не случится пробка, добраться можно за 10-15 минут.

Корреспондентов Сиб.фм, как и многих других собравшихся, везут случайные, ранее незнакомые люди.

Обстоятельства автопробега не требуют даже формального знакомства: раз пришёл поддержать — садись.

Колонна из нескольких десятков машин выезжает после получаса сборов. Точное количество участников автопробега назвать никто не берётся: на многих машинах не оказывается никаких «опознавательных знаков» (лент, портретов, цветов), и, выехав на Станционную, они начинают теряться в общем потоке транспорта.

В какой-то момент сама идея автопробега в память о человеке, погибшем под колёсами автомобиля, кажется неоднозначной и даже абсурдной. Ударим автопробегом по недостаточной безопасности пешеходов? Сложно представить, какими тогда могут быть акции в память о жертвах педофилов или наркоманов. Потрошение игрушек и иглоукалывание? Организаторы в свою очередь подчёркивают, что такой акцией они демонстрируют, что есть и другие автолюбители — ответственные и совестливые, для которых всё случившееся просто недопустимо.

Проезжая мимо полка ДПС машины начинают нарочито протяжно сигналить, недвусмысленно намекая на подоплёку акции и причину её публичного характера. Виновником аварии может оказаться сотрудник полиции, о чём сначала ходили слухи в социальных сетях, а потом их перестали отрицать и в самом ведомстве. Может, и он, а может, его супруга — Следственный комитет должен разобраться, поясняет на пресс-конференции начальник отдела ГИБДД по Новосибирску Александр Руденко. Десяти дней для установления личности водителя не хватило: отпечатки пальцев на руле, характерные травмы и иные доказательства требуют, по всей видимости, многолетнего рассмотрения. Не исключено, что они представляют государственную тайну.

Смущает не столько сама акция, сколько необходимость её проведения. Организаторы в один голос утверждают о произволе и безнаказанности правоохранительных органов, надеются на максимально возможное освещение автопробега в СМИ и мобилизацию всех неравнодушных.

В какой стране и с каким общественным климатом нужно жить, если для привлечения внимания горожан к обстоятельствам страшной гибели девушки требуется проведение какого бы то ни было мероприятия?

Как гражданские активисты могут реально повлиять на прозрачность расследования громких дел, кроме как устраивать дискредитирующую сигнальную какофонию? Почему родственникам нужно преодолевать себя и участвовать в своего рода флеш-мобах по мотивам их личной трагедии?

Колонна подъезжает к остановке, одна из её опор до сих пор серьёзно повреждена. Уже только по ней можно судить о скорости несущейся 2 января иномарки: очевидно, что погнуть трубу до такой степени возможно лишь в случае полного игнорирования цифр на спидометре. Несколько человек привязывают ленточки к другим опорам, сквозь слёзы приклеивают на скотч фотографии, мама Нины смотрит на перечёркнутый портрет дочери в рамке, поставленный в угол остановки.

На лавке появляются цветы. Следом появляются журналисты, желая узнать, что чувствует женщина, какой была 19-летняя девушка и насколько сильно её любил молодой человек. Без этого репортаж не получится.

Одни идут переставлять машины, другие — за цветами, третьи обсуждают дальнейший маршрут. Кругом слышится: «И пока эти пьяные ублюдки...», «Да, она стояла вот здесь...», «Я не понимаю, как он вообще сюда заехал, какая была траектория...», «Пусть этот подонок...», «Представь, вот стоишь ты такой после Нового года...», «Спасибо, что пришли...»

Вариант общей поездки до площади Маркса и последующего пикетирования всех близлежащих отделений ГИБДД не поддерживается: слишком рискованная провокация. Решено просто вернуться к торговому центру — месту старта пробега.

По пути колонне встречается патрульный автомобиль с номером 0007, звучат версии, что за рулём «кто-то из руководства».

Участники пробега начинают вновь беспорядочно сигналить и сотню метров буквально преследовать патруль, вынужденный свернуть при первом же повороте. Казус воспринимается как маленькая победа: можем, когда захотим.

До моста добираются не все, кто-то уехал по своим делам сразу после возложения цветов на остановке. Попрощавшись, несколько участников пробега устраивают картинные развороты на месте, демонстрируя возможности своих автомобилей и уровень водительских навыков. Не понимая, что в результате подобных виражей и погибла Нина, они продолжают выписывать круги на площадке перед торговым центром.

— Это рейсеры, — объясняет кто-то из зрителей действа.

Как объяснить матери девушки, что они просто не видят аналогий и потому считают такое поведение уместным, корреспондент Сиб.фм не знает. Впрочем, причины вызывающего поведения крысы наконец находят объяснение. Выдержать это действительно сложно.

Вернувшиеся вспоминают Нину, обсуждают возможные итоги расследования, дают советы в оформлении документов и пытаются согреться. Невольно начинает казаться, что встреча перерастает в поминки или гражданскую панихиду — при том что добрая половина собравшихся ни минуты не знала девушку лично.

Это вселяет надежду на то, что история Нины Шестаковой не останется без должного внимания, даже если родственники устанут от спекуляций журналистов, а её молодому человеку, вынужденному дать подписку о неразглашении, запретят выходить из дома. Как минимум ещё полсотни человек не забудут, не простят.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!