Ребёнок напрокат

 Зачем люди отпрашиваются с работы ради чужих детей  27.08.2014, 13:43

Диана Злобина
журналист
подходящие темы
Ребёнок напрокат
Фотографии Веры Сальницкой

Дети из детдомов никогда не бывают в магазинах. Школьные принадлежности, как и другие вещи, за них выбирают воспитатели. Один из благотворительных фондов Новосибирска устроил акцию: неравнодушные горожане могут помочь собрать ребёнка в школу, купив ему то, что он сам выберет. За тем, что привлекает детей-сирот на прилавках магазинов, наблюдал корреспондент Сиб.фм.

— С жирафом берём? А с динозавром? Кошечкой?

Алина каждый раз делает кивок и ждет, пока её волонтёр предложит что-нибудь ещё. Он показывает — она соглашается. На ней длинное сиреневое платье — в таком наряде тянуться до высоких полок довольно сложно. К тому же волонтёр справляется сам. Но решение должна принимать Алина. По крайней мере, учиться этому.

— И ещё вот этих с цветами несколько? Да. А с машинками? — проверяет он.

Алина недовольно собирает губы в комочек.

— Правильно, ни к чему эти машинки! Хватит нам тетрадей, пойдём карандаши выбирать, — говорит он.

Алина в этом году идёт в первый класс. В приюте, где она живёт, тетрадки есть — зелёные. Алина, как девочка с тонким вкусом, равнодушна к скучному цвету болота, она любит розовый и все его оттенки. Её «старший друг» Сергей, мужчина под 40, помогает собрать вещи для школы. Теперь даже простые карандаши Алины — розовые.

Таких детей-сирот как Алина, участвующих в акции, в Новосибирске и области 274 человека. Они хотят носить карандаши в пенале и делать домашние задания в тетрадках с Микки Маусом, им нужен портфель. Фонд «Солнечный город» шестой год предлагает стать волонтёром и пройтись с ребёнком по магазину, помочь ему выбрать необходимое.

Компания, в которой работает Сергей, периодически помогает детским домам, например, с грузоперевозками.

В этой акции Сергей и его 16 коллег принимают участие самостоятельно. Руководство освободило их от работы на несколько часов.

— Мы понимаем, что готовы обеспечить не только себя, но помогать тем, кто нуждается. Гораздо полезнее сходить с ребёнком в магазин и купить то, что он хочет, чем просто перечислить деньги. Жаль, конечно, что пособирали рюкзак и разойдёмся. Может, встретимся ещё, — говорит Сергей, смотря на то, как Алина играет с ненадутым шариком.

Шарик Алине подарил её брат Коля. Сегодня он делает покупки с волонтёром Элиной — дамой строгой, но приветливой. Они ходят по магазину без списка. Коля сам говорит, что нужно. Но с полок ничего не берёт.

— Коля, ты такой молодец! Прекрасно ориентируешься.

Он смущённо смотрит на свои кеды.


Первые волонтёрские акции в России появились в 1990-е годы

— Давай выберем тебе рюкзак. Какой хочешь?

Коля пробегает глазами длинную полку и показывает будто наугад.

— Ой, Коля, боюсь, что такой я тебе купить не смогу. Мы ещё не всё взяли... Давай посмотрим другой? Как тебе этот?

Элина достаёт рюкзак насыщенного синего цвета с Человеком-пауком. Такой не может не понравиться мальчику. Коля соглашается, и они идут дальше.

— Коля, в школе какой предмет любишь больше всего?

— Треугольник, — наконец-то решает он.

— Нет, я имею в виду уроки. Твои любимые уроки?

— Математика!

Раньше Элина детей в школу не собирала, потому что нет своих. Поэтому, как она говорит, поучаствовать в акции особенно приятно.

В соседнем отделе Сергей ищет самый большой пенал.

— Слушай, я не знаю, какой именно ты хочешь. Вроде бы этот большой, посмотри, — говорит волонтёр Юлия, передавая ему пенал, в котором уже лежат цветные карандаши. Они берут ещё одну пачку карандашей и фломастеры — в школе много не бывает.


Козьма Терентьевич Солдатёнков — один из самых знаменитых российских благотворителей

— Пойдём к ручкам. Нужно цветные и шариковые.

— А такую можно? — Сергей тянется за самой большой ручкой, которая пишет четырьмя цветами.

— Можно. Только обычных тоже надо взять. Сергей, мы про ножницы чуть не забыли, — вдруг вспоминает Юлия.

— Только безопасные, — добавляет он.

Они складывают в рюкзак ножницы с закруглённым остриём. В нём уже лежит стопка тетрадей, ручки, карандаши, подставка для книг, кисточки, альбомы, краски, дневник и многое другое.

— Мы взяли всё и даже больше. В списке покупок не весь перечень необходимых вещей. Например, Сергей идёт в четвёртый класс, и ему понадобится циркуль.

— На моём рюкзаке есть светоотражатели, — показывает Сергей серебристые полоски на ручках. — Сюда ночью свет фар попадает и отражается. Можно спокойно переходить дорогу, не собьют.

Артём и волонтёр Кирилл ходят по магазину в поисках подставки для учебников. У Кирилла два рюкзака — поверх своего потёртого он надел новенький, с Angry Birds для Артёма.

— Это вы ему такой рюкзак посоветовали?

— Да, потому что у него ортопедическая спина. И из тех, что мы сегодня видели, он один из самых удобных.

— Артём, что тебе из покупок больше всего понравилось?

— Мыльные пузыри, шарики, фломастеры... Вот бы ещё флаг...

— А зачем тебе флаг, Артём?

Мальчик пожимает плечами.

— Короче, понравилось всё, что не в школу, — смеётся Кирилл.

Кирилл, по сравнению с другими волонтёрами, выглядит неформально — молодой, кеды, бермуды, наушники. Кирилл первый человек, который ведёт Артёма в магазин — мальчик, как и многие другие дети из приюта, впервые увидел здесь степлер и калькулятор.

— Артём, смотри внимательно, нам нужна подставка для книг.

— Точно! А как она выглядит, эта подставка для книг?

— Я знаю, где подставка для книг, — подходит к ним Сергей, услышав разговор. — Мы уже нашли, я могу показать. Она вот здесь, под красками.

Дети развлекают себя как могут: одни хвастаются покупками, другие — пинают друг друга по ногам, кто-то наблюдает за конвейером канцелярии.

На улице их ждут воспитатели, чтобы пересчитать, посадить в автобусы и увезти обратно в детский дом.

— Детским домам не хватает канцелярии? — спрашиваю уставшую воспитательницу.

— Подготовка к школе — это очень острый вопрос. Государство обеспечивает одинаковыми тетрадками и ручками, обезличенными, — отвечает социальный педагог Светлана Кулаковская.

— Есть мнение, что детские дома сейчас не знают материальных проблем.

— По правде, у нас не хватает умывальных принадлежностей, чистящих средств, в частности, туалетной бумаги. С одеждой то же самое — если ребёнок летом к нам поступает, то приходится срочно находить ему одежду.

— Наверняка проблема не только материальная?

— Им не хватает индивидуального внимания. Они понимают, что у них особые условия жизни, поэтому к помощи от разных людей нормально относятся. Нас приглашают в кинотеатры, зоопарки, устраивают праздники. Дети постоянно ждут подарков. Если есть желание помогать, мы всегда только «за».

Эти дети привыкли получать, но не умеют отдавать: когда ребёнок воспитывается в семье, с него требуют, наделяют обязанностями. У нас это невозможно. Детдомовцы до 18 лет думают, что им все должны.

Не хватает того, что даёт государство. В прошлом году волонтёры после часа покупок школьных принадлежностей с девочкой из Черепановского детского дома забрали её в семью. По лицам многих участников акции и сегодня понятно, что они находятся под сильным впечатлением.


Писатель Виктор Астафьев вырос в детском доме

— Женя хочет всё, но не просит. Он аккуратно намекает: «было бы неплохо взять вот эту линейку», «рюкзак такого цвета, как я всю жизнь мечтал». Он скромный. По нему видно, что он жизнью не избалован, — рассказывает волонтёр Татьяна.

Она замирает и смотрит на кроссовки Жени, шнурки которых на два раза обмотаны о босые ноги.

— Моему сыну пять лет. Страшно представить, что будет, если меня не станет. Мне хотелось дать Жене почувствовать, что он нужен этому миру, — говорит Татьяна. — Мы очень поладили, и я бы съездила к нему в гости. Но если говорить об усыновлении, то решение может прийти через много лет. Даже когда человек пытается завести домашнее животное, он взвешивает все «за» и «против». А ребёнок, тем более ещё один ребёнок, — это невероятно сложная задача. Но мне бы хотелось с ним встречаться. Он классный.

Возле входа в другой магазин уже стоят три волонтёра и ждут детей.

— Что-то меняется внутри вас после того, как вы помогаете детям?

— Ничего не меняется, — отвечает волонтёр Олег, — но облегчение чувствуется: всё, парня собрали к школе.

— Это же не ваш парень.

— Ну и что. Захотелось и всё, — недоумевает Олег.

— Захотелось не половине города, а вам.

— Да просто так. Если бы деньгами помочь не смог, то привёз бы мешок картошки. В следующем году нужно будет в гипермаркет поехать, чтобы не только канцелярию купить, но и вещи. Кроссовки, например.

— Вы знаете тех детей, которые приедут в этот магазин за покупками?

— Нет.

— А я знаю, — звонко говорит Наталья. — Только узнают ли они меня с новой стрижкой...

Подъезжает «Газель» с надписью «Дети», из неё выбегают две девочки и мальчик. Двое несутся к Наталье, растопырив ладони, и крепко обнимают её.

Наталья не из тех людей, кто берёт ребёнка напрокат, чтобы почувствовать себя доброй. Уже полгода она приезжает в детский дом и проводит время с Алиной и Сашей.

— Наташа, а мы рисовать будем? — спрашивает Алина.

— Конечно, сейчас карандаши купим и будем. Пойдём выбирать фломастеры. Я оценю твой выбор.

— На работе знают, что вы здесь? — спрашиваю я волонтёра Ию.

— Нет, — улыбаясь, она качает головой. — А зачем? Это же моё дело, а не публичное выступление на тему «какая я хорошая».

— Отпрашивались?

— Да, сказала начальнику, что мне нужно по важным делам на три часа — он без вопросов.

— Ия, а зачем вы ушли с работы ради чужой девочки?

— Я понимаю, что им это необходимо. Захотелось помочь, не знаю, почему.

Ия со своей подопечной Дашей идут к мелким канцелярским товарам. Даша садится на корточки и, покачиваясь, грустно смотрит на полку, где очень много линеек.

— Вот! — хватает она длинную серую. — И ещё! Ещё!

— Нужно одну линеечку. Выбери ту, которая тебе нравится больше всего.

Даша встаёт с коленок и делает выбор. Этот выбор ей даётся нелегкою, и делает она его по совету.

— А тууу?

Ия уводит девочку к другой полке. Даша несколько раз оборачивается.

Саша и его волонтёр Олег смотрят на тетради. Для начальной школы они лежат почти под потолком. Рядом с ними продавец:

— Возьмите вот этих с машинами штук пять. Вот эти красные хорошие, берите.

— Пускай он сам выбирает. Дайте ему посмотреть, — приостанавливает продавца Олег.

Саша кладёт эту стопку в корзинку и ведёт Олега к предметам для творчества.

— Можно я возьму эти краски? И палитру.

Саша складывает краски, палитру, промокашку, альбомы. Берёт в руки набор из пластилина, на котором нарисовано что-то непонятное.

— Не знаю, Саш, что это такое. Спроси у продавца.

— Я?

— Ты, ты. Давай самостоятельно.

Мальчик подходит к продавцу, которая перекладывает тетради.

— А это чё?

Она не слышит, так как в динамике играет песенка про «чашку кофия».

— А это чё?! — спрашивает он громче.

— Это пластилиновое пироженко. Если всё сделаешь правильно, получится такое, как на картинке.

На кассе волонтёры Олег и Наталья складывают покупки. На двоих у них получилось больше десяти тысяч рублей, шесть из них собрали сотрудники компании, в которой они работают.

— На работе я рассказала про акцию и поставила копилочку. Все подходили, спрашивали, когда мы наконец-то поедем, — говорит Наталья.

Дети выходят на улицу ждать белую «Газель». За ними волонтёры выносят рюкзаки. Они улыбаются.

— А мороженого? — спрашивает Саша у своего волонтёра Олега, позвякивая мелочью в карманах.

— Не пойдём за мороженым — за нами сейчас приедут. И их укачивает, — говорит воспитатель. — Дети, а «спасибо» сказать?

— Спасибо! — отвечают они хором и уходят к машине.

— Может ли ребёнок привыкнуть к постороннему человеку? Это, наверное, очень грустно, возвращаться обратно, когда о тебе только что заботились, — разговариваю с организаторами акции «Снова в школу!».

— Волонтёры детям говорят: «Я твой старший друг и сегодня помогу выбрать тебе школьные принадлежности». То есть сразу обозначают границы — это не будущие родители. Старшими друзьями представляются в том числе и волонтёры, которые ходят в детдом постоянно.

Будет хорошо, если привязанность возникнет. Эти дети очень устойчивы ко всему. Для них стресс — не общение с посторонним человеком, а его отсутствие.

Они не привязываются. Они могут даже за год не привязаться. А тем более за два часа, — говорит специалист по связям с общественностью «Солнечного города» Ангелина Иванова. — Нам удалось найти волонтёров для каждого ребёнка из начальной школы Новосибирска и области.

— А как в районных детдомах обстоят дела?

— Там самого необходимого не хватает, — добавляет куратор акции Оксана Семёнова. — Есть, например, один детский дом, где живут около 30 человек возраста 14-15 лет. Когда мы разговаривали с директором, она сказала: «Знаете, нам бы просто по рюкзачку какому-нибудь обычному — пацанячьему или девчачьему, и больше ничего не надо».

— Скажите, а волонтёры могут навредить?

— Дети избалованы бездумной спонсорской помощью — одинаковой, стихийной, которая чаще всего даже за пределы города не выезжает. Можно купить машину конфет и привести её в детский дом — от этого никому лучше не станет. Это то, что называется «мандариновой благотворительностью». В целом, в мандаринах ничего плохого нет — в них витамин С и многое другое. Но люди вспоминают про детские дома числа эдак 28 декабря. Они приходят целыми делегациями и дарят конфеты — у каждого ребёнка в итоге по пять-шесть подарков. И каждый раз их выстраивают, выводят — после второго поздравления дети не понимают, что происходит.

— Получается, такая акция полезнее, чем подарки на Новый год?

— Эти дети не знают, что такое выбор. Сейчас они не могут справиться с мелкими делами, потом они не знают, куда поступать и что делать. Наша задача — не просто обеспечить их чем-то необходимым, но и научить тем вещам, которым должны учить папы и мамы. И волонтёры нам в этом очень помогают.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!