Лёд и бетон

 ЛДС «Сибирь» раскрывает секрет изготовления идеального льда  15.10.2014, 12:30
были упомянуты
подходящие темы
Лёд и бетон
Фотографии Романа Брыгина

В отдалении от центра Новосибирска обосновался старейший городской ледовый дворец спорта «Сибирь». Бетонный исполин времён СССР этой осенью переступил полувековой рубеж. О том, какие тайны скрывает ледовая арена, в чём секрет изготовления идеального льда и почему лампочки измеряют вёдрами, корреспонденту Сиб.фм рассказали сотрудники ЛДС.

Заходим в ЛДС «Сибирь», идём к ледовой арене, раздвигая плотные прозрачные гибкие «двери» — они удерживают низкую температуру. Веет холодом и нос начинает предательски мёрзнуть. Все, кто здесь работает, ходят в куртках: холодно.

ЛДС чем-то напоминает спящего человека — он почти не двигается во сне, а вот мозг и сердце работают без остановки. Так и здесь: кипит своя жизнь, скрытая от глаз болельщиков. Хоккеисты уже заканчивают свою тренировку, разгорячённые, гоняют шайбу по льду. Нас просят не мешать, проходим мимо.

Чтобы разобраться, что и как тут работает, идём в кабинет директора. Павел Николаевич Морозов один среди бесконечных приказов, печатей, телефонных звонков. За спиной Морозова символ любви к хоккейному клубу — календарь с игроками «Сибири».

— Заливка льда — это целое искусство! — рассказывает Павел Николаевич . — Каждый стадион годами вырабатывает свою технологию подготовки льда. Это как секрет приготовления вина.

Всё зависит от воды — на каждом стадионе лёд разный.

В «Сибири» секрет такой: для приготовления идеального льда нужно дать воде отстояться, убрать железо и соль, и главное — постоянно поддерживать температуру 60 градусов, именно такая температура обеспечивает ровный и качественный лёд, без пузырей.

Если долго идти по бесконечным ступенькам и узким, тесным коридорам, то можно наткнуться на неприметную дверь. За ней — установка для очистки воды, которую поставили пару лет назад. Здесь очень мало места и пахнет сыростью. Вода сюда приходит такая же, как и в любую квартиру. Затем она очищается и попадает в огромный «термос» на 6-7 кубов, который занимает почти всё место. После фильтрации и очистки воду можно спокойно пить. Такую же воду мы пьем дома и на работе из кулеров.

Единственное отличие — питьевая вода проходит две ступени обеззараживания, а «хоккейная» — одну.

И, конечно, очищенная вода лишена минералов и полезных веществ.

Недалеко от станции очистки есть ещё одна неприметная каморка — помещение для работников арены — среди стройного ряда ярко-жёлтых шкафчиков расположились заливщики льда. Это именно те люди, которым нужно в максимально короткий срок обновить лёд в перерыве, иначе — выговор.

Чтобы стать заливщиком льда, нужно всего лишь две вещи: водительские права и желание работать на льду.

Около месяца новички проходят стажировку, а потом сдают полноценный экзамен. Ведь важно не просто прокатиться по определённому маршруту, нужно не срезать случайно поверхность льда и следить за временем: на матче оно ох, как дорого.

Сейчас, пока идёт тренировка, заливщики отдыхают — смотрят телевизор, общаются. Заливщики льда работают посменно — и строго с 9:00 до 9:00. Ночью, по их словам, начинается самое интересное: лёд долго приводят в порядок.

— Для своих мы лёд долго готовим, видите, сколько времени выделено! — главный заливщик Валерий Викторович показывает сетку графика работы. И правда: в день матча четыре столбика заштрихованы, а обычно — один или два.

А вот дверь, у которой срезан один угол (техническое помещение находится как раз под трибунами), ведёт прямо к лёдозаливочному комбайну. Когда-то на этом месте были трибуны, а потом часть сектора просто «вырезали» — и теперь здесь проходит весь процесс очистки и заправки комбайна.

Сам по себе комбайн делает несколько вещей сразу — он подливает подогретую воду на арену, срезает тонкий слой льда, очищает поверхность.

Стальной нож, который срезает лёд, приходится точить где-то раз в неделю.

На такую процедуру уходит около получаса — ведь всё происходит вручную.

— Подождите, я тут немного приберусь, — говорит Николай Павлович, крепко сложенный пожилой мужчина, который и отвечает за заточку ножа. — Вот мне тут из гостиницы доску гладильную принесли, сломалась, починить надо бы ещё. Хех! — усмехается он.

Станок неприметно расположился под запчастями от велосипеда-тренажёра, металлического каркаса стула... Здесь хочется остаться и разглядывать мелкие и не очень вещицы: совершенно точно, что за каждой — своя история.

На маленькой тумбе стоит аммиак и небольшие бутылочки, и в каждой совсем немного жидкости — то прозрачной, то белой. Это — органические масла, которые добавляют в комбайн перед заливкой льда.

На одну заливку — пять бутылочек с секретным составом, пузырёк аммиака и сверху 300-400 литров воды. Так создаётся идеальный лёд.

— А ведь до установки фильтров воду подавали напрямую — и в одной части стадиона лед был рыжий, в другой — чёрный. Сейчас лёд не колкий, а пластичный. Даже если приложить ладонь, то она останется сухая, — рассказывает директор ЛДС.

Раньше на месте ЛДС «Сибирь» был обычный каток, где тренировалась команда. Но наконец в 1964 году здесь появились стены, трибуны, раздевалки. Позднее лёд обрёл и в прямом смысле крышу над головой. Старейшие сотрудники (многие работают здесь уже более 40 лет) помнят, как её устанавливали. С годами комплекс постоянно улучшали: например, обновляли сиденья, делали помещения более удобными как для зрителей, так и для игроков. А в 2002 году полностью обновили свет — теперь стадион освещают 240 металлогаллогеновых светильников.


В ЛДС выступали с концертами Deep Purple,The Offspring, Placebo

Иногда летом надо льдом стоит пар. Когда строили ЛДС, о таких вещах, как система осушения воздуха, просто не задумывались.

— Сейчас мы по-своему боремся с паром — играть нельзя в такой ситуации. Придумали ставить вентиляторы. Мы на 80% зависим от погоды, — рассказывает директор Морозов.

В советское время толщина льда была 30 сантиметров — на ночь его приходилось накрывать брезентом. Сейчас достаточно и 5 сантиметров — дело не только в применении новых технологий, но и в свойствах самого льда. Он не образует снега, а когда его царапают, может заживлять себя сам. Полностью лёд нужно топить, когда меняют рекламные баннеры — раз в сезон.

Про лёд сотрудники ЛДС готовы говорить, кажется, бесконечно.

Табло, лампочки и вёдра

Ещё один важнейший элемент ледовой арены — информационное табло.

Чтобы понять, из чего же состоит табло, нам пришлось подняться на самый верх, за последний ряд сидений, в техническое помещение, куда посторонним вход воспрещён, но мы ловко прошмыгиваем за главным инженером. Здесь всё заставлено старыми плакатами, лампами и устройствами, назначение которых понимает только механик Игорь Анатольевич, который работает тут с 1974 года.

Оказывается, это табло сделали в 70-х годах активисты с НЗХК. Объект, собранный из 12 000 лампочек, спокойно эксплуатируется четвёртое десятилетие.

Правда, такие лампочки больше не выпускают. Осталось всего 4 ведра — и когда они закончатся, придётся менять табло.

С помощью устройства, похожего на электронную пишущую машинку, информацией на табло управляет отдельный специалист. Татьяна — из ветеранов, работает с 70-х годов. Её рабочее место — маленькая прохладная комната, отделанная деревом. На крючке висит фиолетовый легкий шарф. Сейчас Татьяны нет на месте — она работает только во время матча.

Рядом расположены маленькие кабинеты: здесь сидят комментаторы. Говорить тут непривычно — из-за звукоизоляции голос получается неестественно звонким. Единственное окно «в мир» — на лёд. В этом же блоке располагается пункт милиции.

Быт

У хоккеистов закончилась тренировка. Облачённые в защиту, они уходят в раздевалку, едва не задевая нас клюшками. Приходится уворачиваться. Время — около часа дня, а значит, скоро ребята пойдут обедать.

В столовой уютно, тепло, вкусно пахнет и кричит телевизор. На столах уже стоит морс в кувшинах, разложены приборы и тарелки.

На обед 40 человек съедают две кастрюли супа по 10 или 20 литров.

— Сегодня у нас суп с фрикадельками и солянка. А больше всего ребята курицу любят, — администратор-кассир Ирина Ивановна улыбается, поочерёдно открывая крышки. Вот курица в сырном соусе. Здесь зразы куриные.

На завтрак игроки едят кашу, а вот сладости им не дают, разве что сухофрукты и орешки.

В ледовом дворце есть и гостиница — здесь живут игроки и тренеры «Сибири» перед матчами и на время проведения сборов. В гостинице недавно сделали ремонт: обновили номера, сделали зал отдыха с библиотекой.

— Книги сама собирала, — признаётся заведующая гостиницей Тамара Ивановна Начарова. — Классику ребята читать любят.

Тайный ход

Мы покидаем гостиницу и идём через улицу в отдельно стоящее здание. За массивной тяжёлой дверью очень шумно — работает техника, произведённая за рубежом и установленная канадцами. Здесь стоит компрессорное оборудование.


7384 зрителя вмещает ЛДС «Сибирь»

Именно отсюда начинается тот самый тайный ход, о котором сложено столько городских легенд.

Да, он на самом деле существует. По лестнице, мимо труб, мы проходим к двери. Сергей Николаевич, начальник отдела компрессорного оборудования, снимает замок и открывает дверь. Сокрушается: мол, что тут смотреть — и светит фонариком своего телефона вдаль.

Это длинный и низкий проход, он освещается редкими лампочками. Если идти по нему, то можно выйти совсем рядом со льдом. Больше потайных ходов нет. А как же те истории про тайные коммуникации с НЗХК и ДК Горького?

— Ну, раньше, говорят, заключённые бегали — и то, это канализация, а не специальные ходы. А от нас никуда выйти нельзя, — разводит руками Сергей Николаевич.

Успеть за 10 минут

Возвращаемся во дворец. Он постепенно оживает: дети торопятся на тренировку, носятся с портфелями, как заведённые, и создают хаос. Напоследок заглядываем в помещение, где пахнет досками. Деревянных настилов здесь немерено. Здесь за главного — начальник ремонтного участка Юрий Викторович Большаков. Именно он ответственный за то, чтобы, например, заменить поломанные сидения или вставить разбитое стекло.

Стекло, которым обнесена ледовая арена, чаще разбивают во время тренировок, рассказывает Юрий. И все эти стекла — разные.

У бригады есть не более 10 минут, чтобы узнать, что это за стекло, какого оно размера, привезти и установить и главное — не разбить. Работа нервная, но интересная.

— И на матчи можно ходить, — перечисляет аргументы Тимур. Он работает здесь совсем недавно, но уже хорошо знает все плюсы и минусы профессии.

Ледовый дворец скрывает немало тайн, легенд и баек, но главное — это не просто бетонный исполин из СССР. Это живой организм, любимое место фанатов хоккея. Здесь болеют. Здесь срывают голос и обнимаются. Здесь — все за «Сибирь».

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!