Нарисовали лишнего

 Что думают в Академгородке о появившихся граффити  28 сентября, 12:11
подходящие темы
Нарисовали лишнего
Фотографии Алексея Танюшина

С середины августа по 20 сентября в Академгородке проходил фестиваль стрит-арта «Графит науки». Молодые художники, отобранные организаторами на конкурсной основе, расписали стены в городке граффити, посвящёнными актуальным научным открытиям. На улице Пирогова теперь можно увидеть чёрно-красных лисиц, на Ильича — масштабное художественное полотно о редактировании генома, а стена на Терешковой украшена портретом денисовского человека. Проект вызвал множество споров в социальных сетях: нужен ли Академгородку стрит-арт, а если да, то какой? Корреспондент Сиб.фм выяснил, что думают о «Графите науки» известный художник, блогер, фотограф, искусствовед, эколог и автор одной из работ.

Марат Morik,
художник

Граффити в Академгородке определённо нужны. Это не требует больших затрат, а эффект имеет значительный.

Не стоит делать стенку и молиться на неё, пока она не осыплется.

Можно выбрать несколько стен в городке и раз в год их обновлять новыми работами, что хоть немного разнообразит академовскую рутину. Здорово, что прошёл фестиваль «Графит науки». Меня радуют скорее не работы, а сам факт проведения этого фестиваля, и я очень надеюсь, что этот проект станет ежегодным и будет развиваться.


Самые ранние граффити появились в 30 тысячелетии до нашей эры в форме доисторических наскальных рисунков и пиктограмм

Однако я убеждён, что в следующий раз нужно кое-что изменить.

Во-первых, отказаться от научной тематики. Мне всегда казалось странным рисовать пальмы на пляже, волны в бассейне и машины в автомастерских. Академгородок и так пропитан наукой, зачем пытаться изобразить её на стене? Пусть художник сам выберет, что ему нарисовать на здании. Ни один из больших мировых фестивалей не даёт тему художнику. Наоборот, интересно посмотреть, в какую сферу его уведёт конкретная стена. Однако это не значит, что согласовывать эскиз не нужно.

Просто не стоит изначально ставить рамки и заставлять художника за уши притягивать науку, в которой, скорее всего, он ничего не понимает.

Во-вторых, необходим куратор. Именно куратор, который занимался бы выбором художников и работой с ними. Только нужно не выбирать на конкурсной основе, а приглашать конкретных людей. Конкурсы в нашем деле загубили не одно мероприятие, уже давно все значительные мировые стрит-арт-фестивали приглашают художников.

В-третьих, лучше меньше стен, но качественнее. Я считаю, что разумнее привезти одного крутого художника и получить одну хорошую стенку, чем за те же деньги сделать две плохие местными силами.

В-четвёртых, ни в коем случае нельзя слушать комментаторов в «Фейсбуке» и собирать общественные собрания по вопросам, что делать, где и так далее. Чужое мнение нужно учитывать, но идти на поводу у каждого губительно: ничего не сдвинется с места.

Наконец, было бы здорово завести стену для легального свободного рисования, чтобы любой человек мог прийти и попробовать свои силы. Такие стены часто становятся достопримечательностью города.

Ирина Бич,
искусствовед Дома учёных СО РАН

Я думаю, что начинание хорошее, даже масштабное получилось, и для активизации молодёжи оно может произвести положительный эффект. Сомнений в необходимости фестиваля уличного искусства нет никаких. А вот что получилось, другой вопрос. Мне почему-то казалось, что будет конкурс, много интересных идей, предложений, даже сюрпризов. Все мы понимаем, что тему науки в искусстве очень сложно раскрыть.

Вот и теперь, как и многие жители городка, зрители, я не ощутила эффекта в духе «вау, вот оно, современное искусство!»

Хотелось бы креатива, органичности городской среде. Работы немного напоминают рекламные стенды, которые всех раздражают.


Нанесение граффити на чью-либо собственность без разрешения её владельца считается вандализмом

Но я бы не делала только отрицательные выводы. Было бы хорошо фестивалю стать традиционным, чтобы искать новые идеи, развиваться в этом направлении. Стрит-арт высокого класса в России в принципе экзотика. Большинство образцов совершенно натуралистичны и безвкусны. У нас хотя бы попытались уйти от этой пошлости. Для имиджа Академгородка и города в художественном плане этот факт, да и сам фестиваль — большой плюс. В нашей стране другие традиции настенного искусства: это монументальное искусство, пропаганда, украшение фасадов. А на Западе — самовыражение, месседж обществу, концепция. Поэтому оно более актуально сегодня, чем просто картинка, пусть даже размером со стену.

Юлия Алтухова,
фотограф

Я уже не живу в Академе, но слежу за событиями, которые там происходят. Хотелось бы увидеть своими глазами все граффити — думаю, они станут новой достопримечательностью, притягивающей в Академгородок жителей других районов, разбавят суровую академичность и сделают некоторые местечки более приятными. Нигде в городе не увидишь подобного, только на заброшенных заводах или по линии железных дорог. Граффити у нас редки. Хорошо выполненная работа только украсит город, особенно зимой.

Елена Пивоварова
член Общества научных работников, председатель Академического первичного отделения партии «Яблоко»:

Я узнала о фестивале граффити, только когда появились первые панно и началось их обсуждение в «Фейсбуке», в группе «Академгородок».

Насколько можно судить, для многих фестиваль и появление панно были полной неожиданностью.

В социальных сетях на страницах фестиваля указано: «Конкурсные работы будут отобраны международным жюри, состоящим из художников, архитекторов, экспертов в области развития городов, урбанистики, представителей местной общественности. Отбор будет ориентирован на высокое художественное качество эскизов, а также на интересное раскрытие выбранной темы фестиваля. Конкурсные темы курируются научными консультантами. Команда жюри, выбиравшая работы: художник-муралист Павел Шугуров (Владивосток), искусствовед Екатерина Кирсанова (Томск), художник, дизайнер Ольга Таирова (Новосибирск), архитектор Александра Архипова (Новосибирск), учёный Павел Бородин (Новосибирск, Академгородок)».

Обещание международности не выполнено. Так же, как не выполнено и обещание участия в жюри «представителей местной общественности». Представитель научного сообщества только один — Павел Михайлович Бородин. Список научных консультантов не приведён. Остаётся непонятным, кто и на основании чего составлял список тем для панно, «популяризующих науку». Безусловно, каждый художник вправе изображать всё, что угодно (включая научные темы), так, как он это видит и считает нужным.

Но если речь идёт о научной тематике и популяризации науки, то, очевидно, необходимо учитывать мнение научного сообщества, как и сообщества всего Академгородка.

В целом организация и проведение этого фестиваля выглядят непродуманными, и в результате мероприятие вызывает бурные дискуссии и может привести к расколу в сообществе Академгородка.

Лиза Ледовская,
автор граффити

1,9 млн долларов — цена работы «Борьба с вредителями» самого известного граффитиста Бэнкси

Я увидела ссылку на фестиваль «Графит науки» в соцсети и просто подала заявку. Организаторы перезвонили мне через месяц и сообщили, что работа принята и мне дают стену. Я посмотрела огромное количество роликов «Постнауки», рисовала эскизы, посвящённые редактированию генома, а потом заинтересовалась темой денисовского человека. Работу я разрезала и собрала в коллаж, ведь тема денисовского человека загадочная и туманная, и благодаря этому открытию человечество не знает, кто же его предки и откуда мы произошли. Мой эскиз хорошо подошёл стене общежития на Пирогова, у меня и организаторов совпали вкусы и взгляды.

Мне безумно нравится, что все работы проекта очень разные. Биоинженеринг, который нарисовали иллюстраторы из Красноярска, получился в стиле поп-арт: насыщенные яркие цвета, чёткие линии. Лисы на стене общежития на Пирогова — в плакатном стиле. Каждый в своём духе, но все выполнены профессионально. Я участвую во многих граффити-фестивалях и могу сказать, что это первое мероприятие подобного уровня в Новосибирске. Организаторы предоставили чудесные стены — огромные полотна, ведь обычно это стройка или забор. Я довольна и горжусь своей работой, рада возможности воплотить задуманное на стене.

Хотелось бы, чтобы работы в Академгородке жили: они вызывают эмоции и чувства у людей, что и должно делать искусство, по моему мнению.

Мария Горынцева,
блогер

Возмущение проектом возникло потому, что организаторы проявили элементарную невоспитанность, неуважение по отношению к горожанам.

Арт-проект — дело хорошее, но всё-таки надо спрашивать мнения тех, кто здесь живёт.

Городская среда принципиально отличается от пространства галереи, потому что люди в ней существуют в контексте повседневности. Я была бы не готова жить в музее, пусть даже там висят полотна Николая Рериха или Клода Лоррена. Быт — это быт, профанная среда, а искусство нас выводит за сферу профанного.


В феврале 2017 года в Омске уличные художники провели акцию на тему домашнего насилия

Вопрос и в том, куда выводит. Я не могу согласиться с тем, что нам предложили. Прежде всего потому, что представленные работы демонстрируют очень низкий художественный уровень. Видеть это день ото дня — тяжёлое испытание. Ситуация вокруг проекта «Графит науки» напомнила мне об одном поэтическом вечере в Новосибирском государственном университете: юные поэты читали свои стихи, а меня пригласили в качестве гостя, который должен был написать восторженную рецензию. К сожалению, стихи оказались также очень низкого уровня, восторгов не получилось. Мне объяснили, что нельзя ругать юные дарования, что я против постмодернизма и вообще против юности и задора как таковых.

Всё-таки оформлению городской среды, как и написанию стихов, нужно учиться. Почему жителям многоквартирных домов не разрешается покрасить даже балкончики в разные цвета? Казалось бы, получится мило.

Но я-то разрисую свой балкон весёлым оранжевым арестантским цветом, а Вася из соседнего дома распишет такими колерами, что тошно станет.

Дом Хундертвассера в Вене не может служить примером: он вроде бы пёстрый, но на самом деле цветовые сочетания чётко выверены. Чего, к сожалению, нельзя сказать о работах проекта «Графит науки». Граффити около Торгового центра, на мой взгляд, явно страдает огрехами композиции. Кроме того, все эти летающие хромосомы на чёрном фоне совершенно выбиваются из окружающей среды: сзади ни к селу ни к городу высится серая стена пекарен Торгового центра, рядом разноцветные жилые дома, с которыми роспись никак не сочетается. Как писал Леонардо да Винчи, «из цветов равной белизны тот покажется более светлым, который будет на более тёмном фоне, а чёрное будет казаться более мрачным на фоне большей белизны». Скоро нас ждёт зимний монохром, и эта стена будет выглядеть чёрным пятном на всю улицу.

У нас очень любят педалировать идею прогресса, это прекрасно. Но для меня слово «консерватизм» — не ругательство, а одна из составляющих бытия. Люди консервативные, более того, художественно отсталые, которые не понимают всех этих новаторских порывов, тоже имеют право быть услышанными и право на существование в комфортной для себя городской среде. Такие проекты, как «Графит науки», нужно осуществлять с большой осторожностью.

Александр Дубынин,
эколог, организатор фестиваля EUREKA!FEST:

Я считаю, что это очень хорошая и своевременная инициатива. Она в принципе соответствует духу Академгородка и даже авангардным и хулиганским шестидесятым. «Графит науки» всколыхнул общественную жизнь, начались дискуссии по поводу будущего и прошлого Академгородка, и это тоже хорошо.

Любой город живёт, когда в нём происходят какие-то процессы, когда люди участвуют в них и обсуждают.

Соперничество различных точек зрения, взглядов на ситуацию обогащает среду городка — эстетическую и содержательную. Проект классный, девушки-художницы — большие молодцы, они вытянули тяжёлый даже в физическом смысле проект. Нужно было, например, монтировать строительные леса, без которых не обойтись на больших площадках. Понятно, что не одни они это делали, но всё же. Кроме того, удалось привлечь дополнительные средства, получить грант мэрии. Активно включилось и местное сообщество, в работе над проектом участвовали волонтёры. На данный момент самая масштабная работа посвящена палеогенетике и денисовскому человеку, её автор — Янина Болдырева. Над этой стеной, помимо трёх-четырёх художников, трудились около пятидесяти волонтёров. Но впереди ияфовская стенка, а она ещё больше. «Графит науки» стал настоящим фестивалем, местом притяжения активных жителей Академгородка.

Что касается опасений по поводу будущего работ, граффити — это вид искусства, который не боится старения. Сами художники совершенно не переживают, что через какое-то время рисунок придёт в негодность или его закрасят. С другой стороны, никто не запрещает самим художникам и инициаторам проекта подкрашивать и подправлять, реставрировать время от времени картины. Потом им на смену придут другие граффити, я в этом не вижу большой беды. Мне особенно нравится работа, посвящённая доместикации лис: она очень экспрессивная, да и тема мне как биологу близка. Хотя и денисовский человек впечатляет, в том числе масштабом. Все граффити по-своему хороши.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!