Нам просто нельзя опоздать ещё раз

 Как запатентовать зубную щётку за три месяца и как предотвращать эпидемии  19 октября, 15:01

Мария Тищенко
журналист
подходящие темы
Нам просто нельзя опоздать ещё раз
Фотографии Ильнара Салахиева

В каждой стране есть патентные ведомства, в России это Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент). Она занимается выдачей патентов, регистрацией товарных знаков и других объектов, ведением государственных реестров. Федеральный институт промышленной собственности (ФИПС) — подведомственная Роспатенту организация. О том, чем они занимаются, что чаще всего патентуют современные изобретатели и почему не применяется институт принудительного лицензирования, корреспондент Сиб.фм узнал у заместителя руководителя Роспатента Любови Кирий и директора ФИПС Юрия Зубова, посетивших Новосибирск.

Дизайн для потребителей

— Это нужно прежде всего тем, кто что-то создаёт, использует и собирается получать выгоду от коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности разными путями. Первый — самостоятельно использовать своё изобретение, повышая конкурентоспособность продукции и привнося в неё дополнительную стоимость.

Наличие запатентованных прав гарантирует
то, что вы будете единственным законным производителем.

Второй способ получения дохода — это выдача лицензии кому-то, кто хочет использовать в своей продукции ваши научные достижения, — пояснила Любовь Кирий.

В каждом продукте могут быть воплощены такие разные объекты патентных прав, как изобретения, полезные модели и промышленные образцы. По словам эксперта, у них есть свои особенности: полезная модель — это небольшое изобретение, а промышленный образец — фактически дизайн, внешний вид будущего изделия. На рынке сейчас важно, как выглядит новая продукция: от этого зависит, будет ли она привлекательна для потребителей, как будет продаваться, какой успех иметь и, соответственно, какой доход получит её производитель.

— Потребителям хочется «чего-то новенького», а если оно ещё и содержит какие-то необычные функции, возможности, то это вдвойне привлекательно. Привлекательно для потребителей — это гарантированные доход и конкурентноспособность. Потребители, выбирая производителя из ряда похожих, ориентируются по товарному знаку, названию продукта, поэтому их регистрация — тоже важное направление работы Роспатента. Помимо инструмента продвижения, это ещё и инструмент, который позволит организовать какую-то сеть.

Например, «Макдональдс»: ведь не одна эта фирма создала все предприятия на территории нашей страны.

Она продаёт концессию, право на использование товарного знака и всего комплекса разработанных ею фирменных стилей, в том числе одежды, оформления зала, вида продукции. Часть этих предоставляемых прав связана с интеллектуальной собственностью, зарегистрирована и охраняема, — привела пример Любовь Кирий.

Виды международной конкуренции

152 страны участвуют в договоре о патентной кооперации

Конкуренции между патентными ведомствами при этом нет, потому что каждое отвечает за свою страну: выдаёт патенты, которые действуют именно на территории данной страны. Но конкуренция есть между фирмами, являющимися международными гигантами, поэтому эти фирмы должны защищать патентами свои изобретения в разных странах. Существует договор о патентной кооперации (Patent Cooperation Treaty), сокращённое название PCT. Его суть заключается в том, что подаётся всего одна международная заявка на изобретение, на основе которой через определённое время — как правило, это 30–31 месяц с даты приоритета — можно подать целый спектр патентных заявок в ведомства интересующих заявителя стран, являющихся участниками РСТ.

— Это фантастическое преимущество, потому что на первом этапе вам не нужно оформлять патентную заявку в каждую страну на её официальном языке, нанимать патентных поверенных, платить в каждой стране пошлины, ждать результатов поиска и экспертизы, публикации заявки и так далее. Достаточно подать одну международную заявку в соответствующее получающее ведомство, выбрав один язык подачи — для российских заявителей это английский или русский, — рассказала Любовь Кирий.


В России срок действия патента составляет от пяти до 20 лет

Как правило, международная заявка подаётся в течение 12 месяцев с даты подачи предшествующей национальной заявки, по которой заявитель просит приоритет. По этой международной заявке платятся пошлины в пользу Международного бюро ВОИС.

— Заявка пройдёт ряд обязательных процедур: формальную проверку получающим ведомством — по ней будет проведён международный поиск и подготовлен отчёт о поиске и письменное сообщение международного поискового органа. В нём будет указано, соответствует ли заявленное изобретение критериям новизны, изобретательского уровня и промышленной применимости. Это мнение основывается на сравнении заявленного изобретения с тем, что стало известным в мире до даты подачи заявки. Кроме того, по желанию заявителя по заявке можно провести дополнительный международный поиск и / или международную предварительную экспертизу, — добавила эксперт.

После получения указанных отчётных документов, в которых цитируются источники информации, найденные экспертом в процессе поиска, заявитель может оценить перспективы патентования изобретения в той или иной стране. Кроме того, на основе результатов поиска и экспертизы он может внести изменения в заявку, не выходя за рамки того, что было заявлено в первоначальной заявке.

Скорректированные материалы могут позволить получить в будущем патент в разных странах. Располагая полученными на международной фазе данными, можно переводить заявку на так называемую национальную фазу — в патентное ведомство той страны, которая интересует заявителя. Получается, что изобретателям не нужно тратить деньги на то, чтобы оформлять заявки для подачи в каждую страну, ещё не зная, каковы перспективы получения патента.

Сибирские лидеры по заявкам

Роспатент тоже является международным поисковым органом и органом международной предварительной экспертизы. При этом в него на проведение международного поиска поступают заявки не только от российских заявителей, но и от заявителей из других стран.

29 стран выбрали Роспатент в качестве Международного поискового органа и Органа международной предварительной экспертизы.


Всего в мире насчитывается 22 компетентных поисковых органа и органа международной предварительной экспертизы

Например, заявители из США в 2016 году предпочли указать Роспатент как Международный поисковый орган по 2 104 заявкам.

В Сибирском федеральном округе лидером по подаче заявок на изобретение, полезные модели, товарные знаки и знаки обслуживания является Новосибирская область, причём с двукратным отрывом. В целом по индексу инновационного развития в России Сибирский федеральный округ, в состав которого входит Новосибирская область, занимает четвёртое место.

— Конечно, у Новосибирска есть огромный потенциал, его достойное место должно быть определено, не нужно ограничиваться четвёртым. Пока же лидируют, как обычно, Центральный федеральный округ, Северо-Западный федеральный округ, Приволжский федеральный округ, — сообщил Юрий Зубов.

Лидеры по патентованию непосредственно в Новосибирской области — Новосибирский государственный технический университет и Институт катализа имени Г. К. Борескова СО РАН. Дальше идут другие институты СО РАН. По данным за последние три года, в первую очередь патентуются изобретения в области научных исследований и разработок (37 %), производства кокса и нефтепродуктов, ядерных материалов (27 %), а также медицинской техники (16 %).

Заявки инновационной державы

Раньше большую часть заявок Роспатент принимал на бумаге с помощью Почты России. Постепенно, с учётом новых технологий, появилась возможность подачи заявок в электронной форме. Существует два способа: первый — через Единый портал государственных услуг. Пока таким образом можно подать заявку только на восемь услуг: прежде всего — выдачу патентов и регистрацию товарных знаков. Это связано и с техническими особенностями, и с ограниченными финансовыми возможностями на доработку информационных систем у Роспатента. Второй способ — это сайт Роспатента и ФИПС.

— Мы очень рассчитываем на то, что в 2018 году приблизимся к тому показателю, который обозначен президентом несколько лет назад — 70 % услуг в электронной форме.

Предпринимаем, как нам кажется,
всё возможное для того,
чтобы достичь этого высокого показателя.

В частности, мы сейчас подготовили пакет изменений в положение о пошлинах и предусмотрели 30-процентную скидку для тех, кто подаёт заявки и ведёт делопроизводство через Роспатент в электронном виде. Я считаю, что это очень важный шаг, мы надеемся, что все процедуры согласования пройдут быстро, — надеется Любовь Кирий.

Тренд на увеличение подачи заявок в электронном виде подтверждает и Юрий Зубов. По его словам, если в 2015 году заявок в электронном виде от общего количества заявок на все государственные услуги ведомства было около 10 %, в 2016 — 15 % (причём по товарным знакам — 38 %), то в 2017 году ожидается увеличение количества таких заявок до 25 %.

— Лидеры — это заявки на товарные знаки и изобретения. Предоставляя такой электронный сервис, мы тем самым стараемся всячески помочь изобретателям из различных регионов России получить правовую охрану своего изобретения. Развитие патентной активности в России, безусловно, чрезвычайно важно, особенно в условиях инновационного развития экономики страны. Россия должна занимать достойное место среди мировых инновационных лидеров, — уверен Юрий Зубов.

Заявки на регистрацию объектов интеллектуальной собственности поступают к экспертам, которые работают в ФИПС. Их более 500 человек. Заявки распределяются по отделам, сформированным по различным областям науки и техники, например, электротехника, биотехнология, фармацевтика. Самое важное в работе экспертов — это экспертиза заявок по существу, включающая поиск по мировым электронным базам данных патентной и непатентной информации, находящимся в институте.

Эксперты достигают необходимой для такой работы квалификации на протяжении примерно трёх лет.

Лучшие эксперты рассматривают 15-18
заявок в месяц — это под силу тем, кто
работает в институте 10 и более лет.

В ходе экспертизы изобретения проверяют на соответствие таким критериям патентоспособности, как мировая новизна, изобретательский уровень и промышленная применимость.

— У нас порядка 120 миллионов документов и информационно-поисковая система PatSearch — основной инструмент работы экспертов. Система позволяет получить релевантный результат по определённым запросам и отобрать наиболее близкие существующие патенты. У экспертов одновременно очень интересная, но очень сложная и ответственная профессия, связанная с оценкой патентоспособности созданных технических решений. Для решения этой задачи требуется высокая квалификация не только в той технической области, в которой заявлено изобретение, но и знание патентного права. При рассмотрении заявок на изобретения или полезные модели важнейшую роль играет знание известного уровня техники, по сравнению с которым делается оценка патентоспособности, — перечислил Юрий Зубов.

140 тысяч заявок поступает в Роспатент ежегодно

Для этого проводится информационный поиск с использованием системы PatSearch и других баз патентной или непатентной литературы. Получается, что эксперт — это специалист, который владеет информацией о мировых трендах развития той или иной области техники.

Если говорить о сроках проведения экспертизы по существу, то следует учитывать, в отношении какого объекта интеллектуального права она проводится. Для проведения экспертизы по существу заявок на изобретения требуется в среднем 10,3 месяца (по данным за 2016 год). По заявкам на товарные знаки средние сроки меньше, поскольку экспертиза менее сложная и занимает на текущий момент в среднем не более 9,3 месяца. Экспертиза по заявкам на полезные модели проводится в течение трёх месяцев — это, к примеру, зубная щётка, светильник, строительный уровень или какой-нибудь иное простое устройство.

Патентование 3D-технологий


Экзоскелет — роботизированный костюм, от протеза до полного закрытого скафандра, позволяющий восполнить утраченные функции

К числу популярных областей по подаче заявок Любовь Кирий относит те, которые сейчас обозначены как ключевые направления в проекте «Национальная технологическая инициатива». В первую очередь это атомные технологии.

— Видели стенд «Росатома» на Технопроме? Это мировой лидер в данной отрасли, поэтому они подают много заявок и имеют много патентов: изобретения используются самой корпорацией и являются предметом лицензирования. Помимо атомных технологий, традиционно популярны космическая и медицинская сферы, — отметила Любовь Кирий.

Юрий Зубов уточнил, какие именно направления перспективны для патентования в медицине, и выделил другие области.

— Медицина у нас развивается очень хорошо: сейчас популярны экзоскелет и вакцина от Эболы, которая буквально за два-три года победила вспышку этого вируса. Много разработок делается в области коронарных систем и систем предотвращения инфарктов, стволовых клеток, особенно часто ими занимаются красноярские изобретатели. И, естественно, много аддитивных технологий, 3D-принтинг.

Это может показаться странным рядовому читателю, но Россия входит в шестёрку
мировых лидеров по 3D-технологиям.

Впереди нас только самые ведущие мировые державы. Это, действительно, гордость и будущее, которое с нами уже сегодня, — резюмировал эксперт.

На сайте Роспатента есть рубрика «Патент недели», для которой эксперты определяют выдающиеся разработки. Кроме того, каждый год они формируют проект «Сто лучших изобретений России». В него попадают патенты, которые эксперты признали лучшими, перспективными, востребованными на рынке. Итоги конкурса, как правило, подводятся 26 апреля, в Международный день интеллектуальной собственности.

Профессионалы затрудняются ответить на вопрос, какие работы считать самыми необычными, потому что, по мнению Юрия Зубова, они ко всему относятся очень серьёзно. Всё же в качестве примера он привёл изобретение из области космических технологий — герметизацию пробоин в открытом космосе. И технология, и химический состав этой смеси инновационны. По словам эксперта, это изобретение позволит сделать действительно безопасными объекты российской космической индустрии и космического строительства.

А вот за тем, как используются выданные патенты,
должны следить сами обладатели прав:
Роспатент этим не занимается.

— У нас по законодательству отслеживанием случаев незаконного использования патентов, других нарушений в данной области должны заниматься правобладатели. В случае обнаружения обладателем патента незаконного использования его изобретения он может потребовать прекращения нарушения прав на патент через суд с выплатой соответствующей компенсации.

Право есть, а пользователей — нет

Если изобретение не используется патентообладателем, то любое заинтересованное лицо может обратиться в суд с требованием предоставить ему принудительную лицензию при наличии двух условий. Первое — патентообладатель отказался предоставлять лицензию на общих условиях, второе — в течение четырёх лет после подачи заявки, в течение трёх лет после выдачи патента на рынке ощущается недостаток продукции с этим изобретением.

То есть фактически патент является недоиспользованным.

— Наличия двух этих условий достаточно для судебного решения о предоставлении принудительной лицензии на общих условиях —естественно, с выплатой компенсации патентообладателю, который в любом случае не должен нести финансовых потерь. Но это может не соотноситься с его бизнес-планом. Институт принудительного лицензирования был в патентном законе прописан и в Гражданском кодексе прописан, однако реально не применялся. Но последние годы идёт широкое обсуждение инициативы антимонопольной службы, которая предлагает каким-то образом усовершенствовать этот институт для того, чтобы он стал действенным, — обрисовала ситуацию Любовь Кирий.

Сейчас получается, что норма есть, но никто ни разу ею не воспользовался. Принудительное лицензирование в стране не зарегистрировано.

— Минздрав сейчас мониторит ситуацию с двумя исками по поводу предоставления принудительной лицензии, но пока ещё дело не завершилось. Антимонопольная служба ещё предлагает усовершенствовать институт разрешения со стороны правительства. Речь о следующем. Есть другая норма — статья 1460 Гражданского кодекса, которая позволяет Правительству РФ выдать разрешение на использование изобретения с уведомлением патентообладателя, с выплатой компенсации, но без испрашивания какой бы то ни было лицензии. И увязывается такая разрешительная деятельность Правительства с чрезвычайными ситуациями и с целями, которые соотносятся с обороной и безопасностью страны. Стратегия национальной безопасности России предусматривает, что охрана здоровья и жизни населения входят в понятие национальной безопасности, — добавила Любовь Кирий.

Например, в случае эпидемии или её угрозы Правительство РФ может воспользоваться этой нормой — выдать разрешение на использование изобретения по патенту для того, чтобы производить лекарства в таком количестве, которое необходимо для обеспечения населения и предотвращения распространения эпидемии. Такая норма есть, но Правительство ни разу не воспользовалось своим правом и не предоставило никому такого разрешения.

— С точки зрения антимонопольной службы чего-то в норме не хватает, видимо.

Мне кажется, что не в норме чего-то не хватает, а может, не хватает решительности тем лицам, которые в стране отвечают за применение этих норм.

И не хватает решительности нашим производителям, чтобы заявить, что они готовы производить то или иное лекарство, которое будет работать. Все говорят об угрозе СПИДа в стране, который может превратиться в эпидемию, гепатита С — это как раз те направления, в отношении которых Правительство могло бы воспользоваться своим правом. Если у нас недостаточно своих изобретений и производителей, которые легально могут производить лекарства, улучшая чужие патенты, то нужно действовать с учётом рассматриваемой нормы, — уверена специалист.

У Роспатента нет и задачи поиска инвесторов для изобретателей, но с такими вопросами в организацию постоянно обращаются патентообладатели.

— На Технопроме я поговорил с пятью изобретателями, которые задавали именно такие вопросы: как найти инвестора для своего изобретения и не попасть в ситуацию, когда можно не получить ничего — ни патента, ни денег, ни признания.

Мы не можем оставаться в стороне и должны ответить на подобные вопросы, потребности изобретателей.

На Петербургском международном экономическом форуме, проходившем в июне 2017 года, был дан старт работе Национальной ассоциации трансфера технологий, — объяснил Юрий Зубов.

Ассоциация призвана помочь изобретателям привлечь интерес инвесторов к своим разработкам, запустить технические решения в производство — коммерциализовать таким образом изобретение. Для инвесторов работа ассоциации — это прежде всего возможность получить доступ к самым передовым российским техническим разработкам, необходимым для реализации амбициозных проектов крупнейших российских корпораций. А также открыть дорогу отечественным изобретениям, опережающим своё время, на ключевые мировые рынки.

— Сегодня ассоциация вынуждена работать в ситуации, когда российские инвесторы не готовы осуществлять долгосрочные, венчурные инвестирования. Это происходит во многом из-за отсутствия на российском рынке понятных и эффективных инструментов экспертизы, создаваемых технических разработок и перспектив их последующей коммерциализации.

Решением этой проблемы способна
стать патентная аналитика.

ФИПС, начиная с 2016 года, создал проектный офис, который сегодня предлагает рынку такие аналитические продукты оценки перспектив научно-технических разработок, как отраслевой углублённый патентный ландшафт, Patscape и R&DАнтураж, — отметил Юрий Зубов.

Переход к малому бизнесу

По мнению эксперта, заявки должны подаваться тогда, когда изобретатель понимает, что его разработка действительно является промышленно применимой. После того, как он найдёт инвестора и покупателя на своё изобретение, оно окажется нужным. Но при этом ФИПС предлагает инструмент, который позволяет проанализировать рынок.


Патентный ландшафт — инструмент, который делает прогноз развития технической области и определяет её проблемы

— Я убеждён, и это не только взгляд ориентированного на коммерческий успех человека, что современное развитие технологии и экономики невозможно без чёткого понимания потребностей и возможностей рынка, без ориентиров. Сегодня экспертная поддержка с помощью патентной аналитики наряду с другими известными технологиями помогает чётко и очень достоверно определить технологические приоритеты развития компании, позволит понять, куда выгоднее инвестировать средства, — заверил Юрий Зубов.

Патентные ландшафты, которые ФИПС сделал в 2016 году, как отмечает эксперт, помогли определить сферу крупных инвестиций для нескольких больших компаний. Вплоть до такого — строить завод или не строить. Это многомиллиардные вложения, которые критично потерять.

— Патентная аналитика позволяет заглянуть не только в ближайшее, но и в отдалённое будущее. Нам просто нельзя опоздать ещё раз. Когда мы будем делать беспилотную технику, сосредоточимся на ней, за рубежом уже будут работать с совершенно другими технологиями.

Беспилотные машины уже ездят по дорогам Европы, в Японии, а мы пока находимся на стадии разработки прототипов.


Navlab 5 стал первым автономным автомобилем, проехавшим в 1995 году от одного побережья США до другого

Развитие этих технологий очень важно. Мы рассчитываем на то, что данные технологии придут наконец в руки стартаперам и малому бизнесу, — обозначил перспективы Юрий Зубов.

Любовь Кирий пояснила, чем классические патентные исследования отличаются от патентных ландшафтов.

— Первые связаны с экспертной деятельностью в отношении заявленных изобретений и всегда проводились очень локально — в отношении конкретных технических решений. Вторые позволяют на основе патентной и непатентной информации, сведений о ключевых производителях определённой продукции и их патентных портфелях с использованием современных компьютерных инструментов получить наглядные результаты, понятные и не для специалистов — для руководителей корпораций, инновационных компаний, инвесторов и любых производств. Они помогут определить тенденции, которые приведут компанию к успеху, — сравнила Любовь Кирий.

Патентные ландшафты — процедура довольно длительная и дорогостоящая: от 250 тысяч рублей до 3 миллионов. Для их построения привлекается большое количество экспертов ведомства и внешних специалистов в определённой сфере — технике, экономике и так далее. Поэтому, кроме таких серьёзных исследований, которые позволяют строить отраслевые патентные ландшафты, проектный офис занимается построением ещё и экспресс-ландшафтов. Это более локальные и мелкие патентные исследования по заказу компаний меньшего масштаба, чем государственные корпорации, министерства и ведомства.

— То, что себе могут позволить сегодня крупные корпорации, конечно, хорошо: они определяют развитие нашей экономики. Но, действительно, будущее за этим малым бизнесом, на который мы все рассчитываем. Для того чтобы они могли воспользоваться не столь дорогостоящей системой, мы плотно работаем, создаём различные доступные сервисы. Среди наших ключевых приоритетов сегодня — создание мобильных аналитических инструментов, способных помочь определять стратегии патентования, иметь возможность управлять портфелем НИОКР, определять перспективы вывода своих инновационных технических решений на российский и зарубежные рынки, определяя тем самым будущее инновационной экономики нашей страны, — заключил Юрий Зубов.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!