3 балла
+12 °C
Курс ЦБ:
61,32
75,65

Мама, у меня ВИЧ — я умру?

 Об отказах родителей лечить детей от ВИЧ и туберкулёза и их последствиях  15 января, 13:35
подходящие темы
Мама, у меня ВИЧ — я умру?
Фотография Веры Сальницкой

В Новосибирской области давно назрела проблема, связанная с тем, что родители отказываются лечить своего ребёнка от ВИЧ-инфекции или туберкулёза. Всё чаще они «оберегают» детей от обязательных прививок, не понимая, что таким образом нарушают их права на охрану здоровья. На пресс-конференции, посвящённой этой проблеме, представители органов опеки, минздрава и прокуратуры объяснили, какие бывают последствия у этих отказов, в каких случаях детей изымают из семьи и как несовершенство правовой базы мешает решать конфликты, на кону которых стоит здоровье и жизнь детей.

Родители боятся врачей

Ежегодно в Новосибирской области от вакцинации детей, предусмотренной национальным календарём профилактических прививок, отказываются от 3,5 до 5 тысяч родителей.

900 человек умерло от ВИЧ в 2017 году

— На сегодняшний день наиболее актуальной проблемой является отказ от противотуберкулёзной помощи, диспансерного наблюдения и профилактического лечения против ВИЧ-инфекции. В критической ситуации родители не позволяют госпитализировать детей, — обозначила начальник отдела организации медицинской помощи матерям и детям министерства здравоохранения НСО Юлия Юрьева.

— С одной стороны, законодательство России даёт право родителям на согласие либо несогласие на оказание ребёнку в возрасте до 15 лет медицинской помощи. С другой стороны, к сожалению, нам приходится сталкиваться с ситуациями, когда нарушаются права ребёнка в части этого согласия. И со стороны Семейного кодекса есть гарантия 56-й статьи, что ребёнок имеет право на защиту от злоупотребления со стороны родителей. Своевременное оказание медицинской помощи исключает те неблагоприятные последствия со стороны здоровья ребёнка. Поэтому когда медработники видят, что ребёнка нужно госпитализировать, а родители отказываются, медики должны информировать полицию. Эти меры прописаны в 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Фотография Александра Бендюкова

Юрьева отметила, что в соцсетях созданы сообщества, которые пропагандируют отказ от профилактических прививок.

По словам и. о. замминистра труда и социального развития области Ольги Потаповой, причинами отказа родителей от вакцинации детей становятся отдельные религиозные или другие убеждения. В случаях же отказа от госпитализации ребёнка в семье не до конца осознают тяжёлые последствия либо халатно относятся к его здоровью.

— Недоверие и страх к докторам у родителей. И чтобы победить этот страх, нужно с ними разговаривать, убеждать, — пояснила уполномоченный по правам ребёнка в НСО Любовь Зябрева.

— Когда мы видим халатное отношение, то включаем правовые механизмы и уже решаем за родителей судьбу этих детей, — сказала Потапова. — Например, в одном из районов нашей области жили четыре ребёнка в одной семье, где мама и папа были больны открытой формой туберкулёза.

Родители точно так же отказывались и сами проходить лечение, и показывать врачам своих детей. Их лишили родительских прав, а дети лечатся.

Спасти малыша от ВИЧ-инфицированной мамы


За 11 месяцев 2017 года было зарегистрировано 85 тысяч новых ВИЧ-инфицированных в России

Главный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Новосибирской области Елена Фаст рассказала, что в 2016 году погиб ребёнок из-за того, что мать скрывалась от женской консультации и специалистов Центра СПИДа, на учёте нигде не состояла. В итоге малыш не получил жизненно необходимую химиопрофилактику.

В Новосибирске удалось спасти новорождённого малыша, но для этого пришлось разлучить его с ВИЧ-инфицированной матерью, наотрез отказывающейся его лечить.

— Это был перинатальный центр, четвёртый роддом. Женщина, зная о своём положительном ВИЧ-статусе, родила ребёнка, — пояснила Фаст.

— Она категорически отказывалась от проведения химиопрофилактики в течение беременности. Несколько письменных отказов написала.

Соблюдая интересы ребёнка, предусмотренные законодательством РФ и его конституционные права на охрану здоровья, по решению администрации района, где находился этот ребёнок, органы опеки изъяли ребёнка из этой семьи и поместили в детскую больницу для проведения химиопрофилактики.

— Документы на ограничение матери в родительских правах переданы в суд. Ребёнок уже получил необходимую медицинскую помощь и находится сейчас в семье, — уточнила Ольга Потапова.

Фотография Татьяны Штабель

Елена Фаст обратила внимание на то, что ежегодно выявляются около четырёх тысяч новых случаев инфицирования ВИЧ. И в основном вирус распространяется среди мужчин и женщин репродуктивного возраста: от 25 до 39 лет.

— Раньше в группе риска были в основном женщины, оказывающие секс-услуги, а теперь вирус распространён и среди социально благополучных женщин, — отметила Фаст. — Хочу отметить, что многие женщины, несмотря на свой ВИЧ-положительный статус, имеют активную жизненную позицию, желание жить дальше, продолжать род.

У нас регулярно регистрируется около 750 родов у ВИЧ-инфицированных женщин в течение года.

Не всегда мы выявляем их на ранней стадии беременности. Мы имеем случаи заболеваемости детей, когда ВИЧ выявляется во время беременности, либо мать заражается после родов и передаёт вирус младенцу через молоко. Но не всегда, возможно, женщины относятся серьёзно к возможности инфицирования в связи со своим социально благополучным статусом.

Елена Фаст пояснила, что эффективной является профилактика, проведённая на всех трёх этапах: приём антиретровирусных препаратов во время беременности, при родах, а также химиопрофилактика для ребёнка после рождения.

На данный момент в Новосибирской области 280 детей получают антиретровирусную терапию.

1022 на 100 тысяч населения — заражённость ВИЧ в Новосибирской области на начало 2017 года

— К сожалению, у нас нет законодательной базы, регулирующей и предписывающей обязательное применение этих препаратов в течение беременности. Пока мы не имеем рождённого ребёнка, кроме как уговорами, объяснениями мы не имеем возможности воздействовать на мать, — развела руками Фаст.

Туберкулёз — «подарок» взрослых

Как отметила главный детский фтизиатр Новосибирской области Инна Егошина, в последние годы участились случаи детских смертей от агрессивной формы ВИЧ, осложнённой туберкулёзом. В основном туберкулёзом заболевают дети дошкольного возраста — таких около 60 %. Причём наиболее уязвимы малыши до трёх лет.

— Туберкулёз среди детей до 18 лет — это следствие заболеваемости туберкулёзом взрослых. Когда взрослые, страдающие ВИЧ и туберкулёзом, находятся в непосредственном контакте с ребёнком, то заражение последнего очень высока, — подчеркнула Егошина.

— Среди впервые регистрируемых больных четвёртая часть выявляется с отчётливой патологией — ВИЧ-инфекцией и туберкулёзом. Количество этих больных выросло в семь раз.

По её словам, кроме отказов от раннего выявления туберкулёза через пробу Манту возникают отказы от вакцинации прививки БЦЖ, которая предохраняет детей от генерализованных, распространённых форм туберкулёза.

— Третья часть детей не вакцинирована БЦЖ по каким-то причинам: это и отказы родителей, и медотводы в связи с рождением ВИЧ-инфицированной женщиной — пока ребёнок не получил химиопрофилактику, вакцинация не проводится. В дальнейшем мы можем столкнуться с более тяжёлой ситуацией с детьми в раннем возрасте, когда идёт инфицирование микробактериями туберкулёза, — пояснила фтизиатр.

Фотография Алексея Танюшина

Здравствуйте, мы из прокуратуры

В экстренных ситуациях, когда родители могут навредить здоровью ребёнка, отказавшись от медицинских услуг для него, к ситуации подключается прокуратура.

— Семейный кодекс защищает права детей и обязывает их законных представителей принимать меры, чтобы они вовремя лечились, хорошо питались, жили в надлежащих условиях, — отметила прокурор отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних прокуратуры НСО Лариса Ульрих. — И опять же Семейный кодекс закрепил право детей обращаться по этому поводу с 14-летнего возраста в органы опеки и в суд. За неисполнение родительских обязанностей мамы и папы могут быть привлечены по статье 5.35 КоАП РФ. В некоторых случаях доходит до ограничения либо лишения родительских прав, ребёнка изымают из семьи. Но наша задача — сохранить семью.

Фотография Никиты Хнюнина

По словам прокурора, родители, не желающие лечить детей, могут понести административную и даже уголовную ответственность. На практике же уголовные дела возбуждаются крайне редко и, как правило, они совмещены с другими статьями Уголовного кодекса — например, наряду с отказом от химиопрофилактики имеет место избиение детей. В 2017 году в регионе не было возбуждено ни одного уголовного дела, связанного с нарушением прав детей по охране здоровья.

— Вы знаете, эту ситуацию нужно оценивать двояко, — заметила Ульрих. — С одной стороны, я считаю, что это хорошо. Но с другой стороны, проблема в том, что это трудно доказуемо. Мы не обмениваемся своевременно и в полном объёме информацией с правоохранительными органами и органами опеки.

Как потом оценить, отчего у ребёнка инвалидность: от того, что мама не лечила или от других причин? А если летальный исход?

Многие родители ещё обижаются: почему к ним пришёл инспектор ПДН или представитель комиссии по делам несовершеннолетних, когда они всего лишь навсего отказались от прививки Манту. Родители не знают требования закона, хотя мы размещаем иформацию на сайте, пытаемся объяснять гражданам при каждом удобном случае. К сожалению, иногда СМИ занимают неправильную позицию, поддерживая тех родителей, которые отказываются проводить туберкулинодиагностику, но требуют при этом, чтобы ребёнок был допущен в здоровый детский коллектив.

Прокурор заявила, что на пути к сохранению здоровья детей создаёт препятствия несовершенство нормативно-правовой базы.

— Хуже всего, что у нас есть несовершенства в нормативно-правовых актах Минздрава, которые позволяют родителям на шести-семи листах расписывать, как мы все неправы.

Фотография Татьяны Штабель


В России ежегодно рождаются около двух миллионов детей. Из них прививаются более 96 %

Есть же медицинская карта, в которой вносятся результаты медобследования. Там есть табличка, что ребёнку поставили пробу Манту. Так вот, в этой карте нет элементарного — врача-фтизиатра, к которому должны отправить ребёнка, если мама с папой отказались от Манту. Кроме того, родители никак не могут понять, что их право на отказ от медицинского вмешательства не оспаривает того, что их детей не допускают без медсправки и заключения фтизиатра в детский коллектив, — иными словами, право на образование здесь не нарушается. Это уже вопрос к родителям. Мы с Росздравнадзором обсуждали, чтобы они инициировали внесение каких-то изменений, ставили федеральные органы в известность о том, что несовершенства законодательства мешают защищать права детей, — сказала Лариса Ульрих.

— Мы исследовали нормативно-правовые документы и увидели, что есть пробелы в порядке предоставления этих прививок, — сообщила Любовь Зябрева. — Суть противоречий в том, что, с одной стороны, законодатель просит у родителей согласия на прививки, а когда родитель отказывается, начинается его хождение по мукам. Он должен пойти к фтизиатру — тот просто так справку не даёт, отправляет на рентген.

А у родителей цепная реакция: они против как прививок, так и рентгенов.

То, что касается халатности: нужно ограничивать родительские права. О лишении я боюсь говорить, категорически против. Думаю, что мы всех не лишим и не ограничим, нужно всё-таки искать другие способы и методы.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное