Шёнберг в Доме пионеров

 Почему Новосибирская филармония стала музеем музыки для домохозяек  27 июля, 12:17

Виктор Вилисов
театральный критик
были упомянуты
подходящие темы
Шёнберг в Доме пионеров
Иллюстрация Алексея Бархатова

В авторской колонке для Сиб.фм Виктор Вилисов разбирается с репертуарной политикой Новосибирской филармонии.

В июне 2015 года на сайте проекта «Сигма» в авторизованном переводе с немецкого был опубликован текст композитора Сергея Невского, написанный им для Österreichische Musikzeitschrift осенью 2014-го. Текст сам по себе обязательный к ознакомлению вкупе с видеозаписями, вклеенными в спецпроект, здесь я упоминаю по локальной причине.

Среди прочего я положительно споткнулся об одну фразу в том абзаце, где Невский описывает положение российской музыки в конце 80-х—начале 90-х: «Лахенман летит ночным рейсом в Новосибирск слушать исполнение своей оркестровой вещи».

Как пояснил мне сам Невский, это был 1990 год, большой фестиваль немецкой музыки в России, и вот какую-то оркестровую вещь Лахенмана в новосибирской филармонии — неясно, правда, на какой площадке, — играет оркестр Арнольда Каца.

Кац умер в 2007 году, в 2013-м в Новосибирске открылся Государственный концертный зал, который назвали его именем. В «Википедии» сообщается, что в репертуар оркестра под руководством Каца, в числе прочего, входили Бриттен, Равель, Барток.

Глянем на секундочку в афишу ближайших концертов в зале имени Каца: 20 сентября все меломаны Сибири предвкушают концерт «Музыка мира» с «оригинальными обработками песен народов мира», а уже 26 сентября — концерт под названием «Мелодий вечных звук манящий...», в рамках которого будут предложены романсы и песни советской эстрады 40-х—70-х годов прошлого столетия.

Ах да, и куда же без пианиста Мацуева: 28 сентября Денис Леонидович даёт Бетховена и — надо же — Чайковского.

Я переехал в Новосибирск в августе прошлого года, то есть вот почти год назад. Я спрашиваю себя сам, потому что иначе не спросит никто: сколько раз за этот год, Вилисов, ты посетил новосибирскую филармонию? Сам себе отвечая: «Ровно один раз», я всё же задам дополнительный вопрос: «Был ли ты, Вилисов, внимателен к афише новосибирской филармонии? Неужели не набралось там за год событий на более чем одно посещение?»

Отвечаю, кладя руку куда надо:
был внимателен; не набралось.

Видимо, набралась бы пара-тройка в марте, когда чудом здесь случился фестиваль современной музыки под поразительным названием «Мартовский код», однако именно в это время Вилисову случилось быть в другом городе. А единственное посещение состоялось 8 октября 2016 года, когда разом давали «Реквием» Владимира Мартынова и две вещи Александра Маноцкова.

Это было довольно странное исполнение, и непонятно, остались бы им довольны композиторы или принялись бы дёргать бровями, однако достоин внимания сам факт того, что посреди обобщённого русского композитора Чайкофьева затесались представители живого современного музыкального процесса.

Но прежде чем начать ругаться, —
комическая история.

Не так давно на улицах города появились баннеры, повествующие о том, что филармония, мол, для всех. На некоторых из них крупными салатовыми буквами дополнительно сообщалось: «МУЗЫКА ИДЁТ К ВАМ». Магистральным элементом баннеров стали фотографии нескольких людей в полный рост в разных вариациях. На некоторых они держатся за руки, на других улыбаются и поднимают руки с раскрытыми ладонями в лучших традициях фотобанков, как бы символизируя глубину своей жизнерадостности после оперы Лигети.

Отдельного внимания заслуживает шрифтовая комбинация, в которой выполнена надпись.

Она, по-видимому, ностальгического характера, так как отчётливо отсылает к заставке видеожурнала «Ералаш». Следует отметить, что, по сообщениям источников, дизайнер этих выразительных баннеров также на них присутствует — вот этот непритязательный седой мужчина в синей футболке и очках.

Следует также отметить количество присутствия дизайнера на баннерах, им созданных: как минимум в двух вариантах баннеров мужчина присутствует в двойном объёме.

Он не единственный раздвоился, это счастье случилось и с персонажем в белой поло, — возможно, это близкий товарищ дизайнера.

Все остальные фигуранты фотосессии наличествуют на баннерах в количестве, соответствующем их реальному эквиваленту. После вышесказанного и ссылки на образцы баннеров кажется резонным повторить, что это всё не карикатуры из твиттера, а официальная айдентика филармонии, развешанная по городу.

Итак, филармония — для всех, даже для людей
с ограничениями слуха.


Хельмут Лахенман — немецкий композитор, создатель «инструментальной конкретной музыки» с извлечением необычных призвуков, шумов, шорохов

Предлагаю снова обратиться к афише новосибирской филармонии, чтобы рассмотреть её в этот раз поплотнее. Вот несколько ближайших концертов, название и программа:

«Вечная музыка» — дают Вивальди;

«Очарование романса» — дают понятно что;

«Услышь мелодию души» — эстрадные песни в исполнении двух солистов НОВАТа;

«Помнишь ли ты?» — фрагменты из оперетт Кальмана;

«Давайте вместе петь!» — музыка из мультфильмов и детские песни к первому сентября;

«Тайный жанр» — выступление, как это указано, «мастеров художественного слова» к 125-летию со дня рождения Цветаевой;

несколько произведений Моцарта в рамках цикла «Портреты композиторов».

Затем следует «Богогласное пение от грек» с духовной музыкой Древней Руси и Монтеверди в исполнении ансамбля людей в странных костюмах «Insula Magica»;

отходить от Монтеверди русские люди будут на концерте «Как на наши именины» с народными песнями, наигрышами и частушками в исполнении фольклорного ансамбля «Рождество» (на фото улыбчивые люди средних лет в костюмах ансамбля Надежды Бабкиной);

«Многоликая гитара» — виртуоз из Казани исполнит Скарлатти, Баха и других, как и указано, на гитаре;

«Поцелуй света» — Вивальди, Альбинони, Корелли;

«Меридианы любви» — Гершвин, Пьяцолла, Глинка;

«Чайковский. Осенняя песнь» — романсы и инструментальные пьесы композитора;

«Пересекая Европу» — Вивальди и Гендель;

«Россия, Русь! Храни себя, храни...» — Рахманинов, Чесноков и похожие;

«Дружба начинается с улыбки» — в гостях у народного оркестра послушаем неизвестно что;

«BEATLESмания» — «оригинальные обработки песен легендарной четвёрки из Ливерпуля».

И так далее: Брамс, Прокофьев, Шопен, Глинка, Моцарт, Щедрин, Шуберт, Шостакович (чуть-чуть), Мендельсон, Шнитке (совсем чуть-чуть), Григ.

Мы отставим в сторону совсем безумную дичь вроде фольклорных ансамблей, для которых есть дома культуры и открытые дни в психиатрических лечебницах, в сторону отставим и бесконечные джазовые концерты, и концерты романсов и музыки из кино.

Мы даже не будем спрашивать, кто вообще пишет эти преступно чудовищные названия к концертам.

Есть резон только осторожно спросить читателей этого текста: а есть ли в этом списке хоть одна фамилия композитора, которую вы до сих пор не знали?

Ну, то есть не кажется ли уважаемому читателю, что репертуарная политика новосибирской филармонии основана на содержании школьного учебника музыки за пятый класс?


Лекция
композитора Сергея Невского «Фигуры умолчания. Написание музыки в эпоху общедоступного цифрового архива»

Или скорее на социологических опросах: ведь ровно эти фамилии первыми (и единственными) приходят в голову, если спросить любую домохозяйку «А каких классических композиторов вы знаете?»

Располагая одиннадцатью сценическими площадками и обозначая себя на своём сайте «ведущей концертной организацией России, при этом самой крупной в стране», новосибирская филармония, за редкими исключениями, кормит публику самыми затасканными произведениями самых затасканных композиторов в абсолютно конвенциональном исполнении, присовокупляя к этому какую-то совсем кошмарную программу дополнительных мероприятий вроде чтения сентиментальных стихов или творческих вечеров под гитарку.

Мы уже вроде попривыкли, что в современной России любая частная инициатива, как правило, имеет значительно больше отношения к жизни, чем государственная, но всё равно не грех показать пальцем на Пермь, где одна частная филармония «Триумф» (хоть и в спайке с пермским оперным), существующая всего на одной не очень большой площадке в здании бывшего кинотеатра, делает репертуар примерно на миллиард порядков интереснее и важнее, чем «ведущая» и «крупнейшая» новосибирская филармония.

Кто-то из комментаторов недавно всерьёз писал, что при Кехмане новосибирский оперный театр стал центром культурной жизни Сибири.

Оставим на совести автора такую скромненькую амбицию (пока, например, пермский оперный становится центром производства событий европейского уровня), но даже если это так, то, во-первых, не сильно тогда позавидуешь этой сибирской культурной жизни, а во-вторых, центром культурной жизни какой территории является сегодня новосибирская филармония?

Центром культурной жизни Калининского района?

Можно было бы цепляться к важным, но — мелочам, и рассказывать дирекции филармонии через колонку на Сиб.фм, что сделать нестыдную визуальную айдентику можно за три копейки на любой бирже фрилансеров — хуже, чем получилось, не будет точно; можно рассказать им о современных стратегиях SMM для культурных институций; рассказать, что найти вменяемого райтера на сайт, который не будет писать заголовки и тексты языком одновременно из 90-х годов и из XIX века, можно тоже довольно легко.

Это всё вещи необходимые, но не первичные.


Фёдор Софронов — композитор, кандидат искусствоведения, преподаватель кафедры современной музыки Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского

Гораздо важнее, наверное, дирекции будет узнать, что располагая одиннадцатью площадками и таким количеством людей и открытой информации, можно было бы организовать на базе филармонии мощнейшую образовательную программу — если не своими силами, то хотя бы, я не знаю, через публичные видеопоказы лекций Фёдора Софронова.

Также, видимо, стоит сказать, что Бетховен и Шуберт — это, конечно, хорошо, но как-то всё-таки есть ещё и Шёнберг со Штокхаузеном, а ещё есть тот самый Лахенман, ещё живой, кстати, а ещё, извините, что говорю здесь об этом, есть какой-нибудь, например, даже Стравинский, не говоря уж, прости господи, про Губайдулину.

Это фамилии всё сплошь тоже на поверхности, только среди людей с хоть каким-то вкусом к музыке, явно не среди тёток в цветах, которые одинаково радостно себя чувствуют и на Генделе, и на фольклорном ансамбле «Рождество», кстати, на пару с Военным оркестром Министерства обороны РФ записанном в одну программу «Рождественского фестиваля», который закрывает Курентзис с Шостаковичем.

Вот ничего такая компания.

Я не беру на себя смелость заявлять, что вместо джазовых музыкантов следует привозить в Новосибирск МАСМ, вместо гитаристов — «Студию новой музыки», а вместо кусков из оперетт Кальмана — исполнять вещи Алексея Сюмака, хотя именно так, кажется, выглядит здоровое состояние современной музыкальной институции.

Но всё-таки: сделайте с собой что-нибудь, или просто уже наденьте на всех сотрудников кокошники, переименуйтесь в «Музей музыки для пожилых женщин» и перестаньте притворяться, что занимаетесь живым искусством.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!