Пересажавший половину Кузбасса

 Как «кузбасский Навальный» переплюнул в хвастовстве самого Хлестакова  28 августа, 12:12
Пересажавший половину Кузбасса
Иллюстрация Алексея Бархатова

Кемеровский активист ОНФ Максим Учватов — фигура широко известная, что называется, в узких кругах, по крайней мере среди немногочисленных обитателей кузбасской политполяны. Ничего удивительного, что столичная «Новая газета», затеяв делать большой текст про Кемеровскую область, не смогла пройти мимо активиста. Корреспондент издания Илья Азар встретился с Учватовым, поговорил, и интервью стало одной из главок материала.

Вот только что-то пошло не так, и опубликованный текст послужил не славе и тщеславию оппозиционера, а совсем наоборот,
чем сильно огорчил героя.

100 сотрудников получают зарплату в ОНФ. Все они работают в центральной штаб-квартире

Огорчённый кемеровчанин высказал своё недовольство и претензии журналисту Илье Азару, но тот только отшутился.

О недовольстве Учватова «Новой газетой» стало известно из записи в Facebook Ильи Азара. Чем именно активиста ОНФ не устроила публикация интервью, которое Азар взял у него около месяца назад, представитель свободной прессы не уточнил. Возможно, Учватов задним числом раскаялся в использовании выражений, которые Азар привёл дословно, хотя и со звёздочками на месте пропущенных букв. Автор текста заявил, что «вышло классно» и ничего менять он не будет.

«Малая кемеровская энциклопедия» — так называется большой материал,
размещённый на сайте «Новой газеты».

Журналист провёл этим летом в Кузбассе несколько дней за сбором фактуры, встретился с мэрами Кемерова и Новокузнецка, представителями областной власти и оппозиции, проехал по моногородам региона. Максиму Учватову посвящена отдельная глава «энциклопедии» под заголовком «Кузбасский Навальный». Она представляет собой интервью, перемежающееся авторскими комментариями о личности, поведении и даже одежде респондента. Как следует из текста, столичного журналиста изначально привлекла необычная гражданская позиция кузбасского активиста: тот яростно критикует единороссовскую верхушку областной власти, занимая при этом не последнее место в структуре кузбасского ОНФ. Однако вместо раскрытия своей политической ориентации Учватов в интервью Азару раскрылся скорее как личность.

Что интервьюер, несомненно, посчитал журналистской находкой.

Возможно, провинциальный деятель ОНФ на момент встречи с Азаром не имел опыта общения с серьёзными изданиями (кузбасская пресса отличается изрядной сервильностью по отношению к власть имущим). Встречу оппозиционной акуле пера он назначил утром у себя дома и встретил гостя не вполне одетым и с бутылкой самогона в руках. Видимо, полагая, что эти обстоятельства не могут попасть в публикацию. «То, что разговор предстоит откровенный, я почувствовал сразу: Учватов встретил меня в шортах и с порога налил самогона», — описывает свои впечатления журналист.

В полном, заметим, соответствии с народной мудростью: «С утра выпил — весь день свободен».

В интервью щедро цитируется богатый вокабулярий Учватова, отчасти заменённый звёздочками и синонимами в квадратных скобках, — к счастью, русский язык богат. Отчего у читателя складывается образ человека невоздержанного на язык и злоупотребляющего алкоголем. Говоря попросту, за базаром не следящего и поддать любящего.

«Я ***** [мочу] кого хочу на раз-два», — откровенничает Максим Учватов в пересказе Азара.


Оглавление «Кузбасской малой энциклопедии» с комментарием шеф-редактора «Новой газеты»

«Дай документы, и я его в тюрьму посажу». «Ну, давай ментов уволим, чо. Или комитетчиков, какая разница». «Да я половину области пересажал, о чём мы говорим?». «Я, как в ОНФ вступил, начал с удвоенной силой всех дрочить», — это далеко не полный список откровений, которые кузбасский Навальный излил на диктофон корреспонденту «Новой».

Читателю, не совсем забывшему школьный курс литературы, конечно же, сразу же вспоминается хрестоматийное произведение Николая Васильевича Гоголя и бессмертные пассажи главного героя: «С хорошенькими актрисами знаком. Я ведь тоже разные водевильчики... Литераторов часто вижу. С Пушкиным на дружеской ноге... Мне даже на пакетах пишут: „ваше превосходительство“».

Кстати, кузбасским Навальным герой интервью называет сам себя, уверяя, что он более эффективный оппозиционер, чем основатель ФБК: «Самогон закончился, а я замечаю на столе у Учватова агитационную листовку Навального. «Это ко мне приезжал с пивом начальник их штаба. Сказал: „Петрович, научи, чего делать надо“», — говорит Учватов. Ну то есть буквально по гоголевскому тексту: «Я везде, везде. Во дворец всякий день езжу. Меня завтра же произведут сейчас в фельдмарш...»

В общем, Остапа несло:
«Один раз я даже управлял департаментом».
Тьфу, даже разные произведения в голове путаются.


Профиль Максима Учавтова на Facebook

Отдельное недовольство Учватова мог вызвать вопрос об источнике его доходов, затронутый Азаром. Борец с чиновниками прямо говорит в публикации, что ему регулярно предлагают по 100-200 тысяч рублей за публикации компромата (Хлестаков: «Мне Смирдин даёт за это сорок тысяч»). Он якобы всегда от этих денег отказывается, а живёт на доходы с «Клуба IT-директоров», который он основал много лет назад. «У меня есть клуб IT-директоров, и он территориально не привязан к офису, то есть я зарабатываю деньги в интернете, поэтому у меня отжимать-то нечего», — рассказывает Учватов, будучи отчасти прав.

О том, что «отжимать» у оппозиционера-ОНФовца нечего, в Кузбассе много писали в прошлом году, когда стало известно, что за банковский долг в 4 миллиона рублей судебные приставы арестовали квартиру Максима Учватова.

«4 миллиона рублей долга он, кстати,
принёс приставам наличными»,
— пишет наведший справки Азар.

Но принесённый в ФССП Учватовым в карманах куртки килограмм кэша никак не мог происходить из «Клуба IT-директоров». Эта организация давно прекратила своё фактическое существование: о её деятельности нет сообщений в сети и прессе, нигде не упоминаются состоящие в ней люди (те самые IT-директора). Последняя новость на сайте клуба датирована сентябрём 2014 года. Возможно, именно эту часть текста Учватов требовал удалить из публикации Азара. Если инвективную лексику и хвастовство можно списать на темперамент и крепкий алкоголь, употреблявшийся в ходе беседы с журналистом, то ответ Учватова на вопрос о доходах — типичная самоподстава.

Для кузбасских СМИ Максим Учватов комментарии о своих претензиях к «Новой газете» давать не стал.

Можно сделать вывод, что обиженный активист проглотит текст Азара и уж в суд на «Новую газету» подавать точно не станет.


В марте 2016 Учватов пошёл в политику. Занял последнее место в майских праймериз в Кузбассе

Хвастающийся посадками чиновников и судебными победами Учватов в последнее время не находит общего языка с правосудием. Этим летом он дважды проиграл в суде из-за публикаций собственных расследований. В одном случае Учватов согласился сам устранить нарушение, в другом — получил предупреждение и штраф.

Будет ли в дальнейшем наш кузбасский Мюнхгаузен... То есть, простите, Хлестаков... То есть Навальный... Будет ли, короче, Учватов следить в будущем за базаром и осторожней обращаться с самогоном — бог весть.

У Гоголя, если помним, герой пьесы был разоблачён, хоть и с опозданием, благодаря тому, что решил похвастаться похождениями другу-журналисту. Учватов сделал ровно то же самое.

Пьеса получилась может, не столь высокохудожественная, как «Ревизор», но очень занятная, не отнять.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!