3 балла
+19 °C
Новая версия Сиб.фм

Никто не водится со мной

 13 номинаций на «Оскар»: хоррор-лавстори немой уборщицы и амфибии  26 января, 12:29

Максим Генинг
кинолюбитель
подходящие темы
Никто не водится со мной
Иллюстрация Антона Разуваева

Гильермо дель Торо — мексиканский кинорежиссёр и сценарист, питающий страсть к монстрам («Лабиринт Фавна», «Тихоокеанский рубеж»). Кинотеатры начали показ нового фильма дель Торо «Форма воды», который уже удостоился награды Венецианского фестиваля и пары «Золотых глобусов». Кинообозреватель Сиб.фм объясняет, почему взрослая сказка про любовь человека и рыбы останется в истории кинематографа.

Начало 1960-х, США, город Балтимор. Немая сирота Элайза Эспосито (Салли Хокинс) живёт в небольшой квартирке над кинотеатром и работает уборщицей на засекреченном научно-военном объекте. У неё не очень много друзей — чернокожая сослуживица Зельда (Октавия Спенсер) и сосед-художник Джайлс, скрывающий свою нетрадиционную ориентацию (Ричард Дженкинс).

12 недель заняли съёмки фильма

Привычный порядок вещей нарушается, когда в лабораторию доставляют пойманное в Южной Америке существо — то ли рыбу, то ли человека. Элайза проявляет к нему интерес, существо отвечает девушке взаимностью. Однако в разумности ихтиандра сомневается полковник Ричард Стрикленд (Майкл Шеннон) — он не прочь вскрыть и изучить его.

Судьбой подопытного интересуются и советские шпионы (фамилия одного из них звучит до боли родной — Михалков).

«Форма воды» Гильермо дель Торо — это, конечно, авторское кино. Благосклонное к зрителю, по-блокбастерски красочное и яркое, обладающее ясной драматургией, но вместе с тем достаточно брутальное и включающее в себя множество любимых мотивов режиссёра. Смелость замысла и воплощения отметило жюри Венецианского фестиваля, наградив «Форму воды» «Золотым львом» — статуэткой, ранее достававшейся Куросаве, Тарковскому и Антониони.


На то, чтобы облачиться в костюм существа, у Дага Джонса каждый день уходило по три часа

«Форма воды» — потомок американских фильмов 1930-х, 1940-х и 1950-х годов, виденных мексиканцем Гильермо в юности («Франкенштейн», «Человек-невидимка», «Создание из Чёрной лагуны»). Пусть первые сцены об одинокой жизни Элайзы и навевают воспоминания скорее об «Амели» Жана-Пьера Жёне, затем «Форму воды» захлёстывает американской эстетикой середины XX века. Интерьеры и иные приметы эпохи, утопающие в аквамарине, созданы с поразительным вниманием к деталям.

Сценарий дель Торо и Ванессы Тейлор представляет собой сад расходящихся тропок. История романтической связи неизвестного науке существа и безмолвной девушки — лишь один из элементов произведения. «Форму воды» можно посмотреть и как новую версию мелодрамы о красавице и чудовище, и как колоритную ретрофантастику, и как шпионский триллер с элементами хоррора — варианты равноценны. Мощь сценария таится не только в сюжетной многослойности, хлёстких диалогах, смелых сценах и изящном религиозном финале: в конфликте начальника охраны и уборщицы проглядывается общечеловеческая проблема, исконное столкновение «нормальности» и «неполноценности».

На стороне Элайзы и амфибии те, кого общество считает ущербными, — гомосексуалист и чернокожая женщина.

9 месяцев ушло на создание внешнего вида амфибии

Антагонист прописан в сценарии ничуть не хуже протагонистов. Майкл Шеннон в уже привычном амплуа отыгрывает одного из самых убедительных своих злодеев. Его герой, начальник охраны лаборатории Ричард Стрикленд, живёт внутри воплощённой американской мечты: дома его ждут жена и двое детишек, к которым он поедет на сизом кадиллаке. Чтящий Господа Стрикленд — уважаемый член общества с «правильным» цветом кожи и одобряемыми сексуальными предпочтениями, яркий представитель той сказочной великой Америки, что так хочет вернуть президент Трамп. Проблема заключается в том, что по совместительству герой Шеннона — маньяк-психопат с замашками местечкового диктатора. В общем, характерный для фильмов Гильермо дель Торо персонаж, прообраз которого мы видели, например, в «Лабиринте Фавна».

Изобретательность и натуралистичность некоторых сцен не отменяет доброты и сентиментальности дель Торо:

«Форма воды» — гуманистическое произведение, в котором фигурируют межвидовой секс, избиения и травматические ампутации, а также аллюзии на Ветхий Завет.

Некоторая наивность фильма отсылает к киноклассике, авторы которой не боялись показаться слишком страстными и эмоциональными. Дель Торо — идеалист, который позволяет себе говорить громче и прямолинейнее, чем сегодня принято. Возможно, благодаря этому «Форма воды» и останется в истории кинематографа.

ВКонтакте
G+
OK
 
публикации по теме
самое популярное