Подкожная живопись: забиться от пяток до ушей

 Мастера тату — об идеальных клиентах, болевом пороге и стилях татуировок  21 июля, 11:19
подходящие темы
Подкожная живопись: забиться от пяток до ушей
Фотографии Сергея Жигальцева

Летом на улицах городов сплошь и рядом наталкиваешься на людей с картинками на коже. Нетатуированные скоро окажутся в меньшинстве – так быстро распространяется мода украшать свою кожу. Как стать тату-мастером, почему тату-салоны не любят частников и откуда растут ноги у российской татуировки, узнал корреспондент Сиб.фм, пообщавшись с новосибирскими тату-мастерами.

К татуировкам в нашей стране относятся осторожно, если не с предрассудками. Тем не менее с каждым днём татуированных людей на улицах всё больше и больше. Среди новосибирской молодёжи татуирован чуть ли не каждый второй. Неважно, носят ли они только маленький цветочек на запястье или имеют по произведению искусства на каждой части тела. Мы пообщались с новосибирскими тату-художниками, чтобы выяснить, с чем это связано и как быть с предрассудками.

Это вещь на всю жизнь, её не сотрёшь

Один из крупнейших в Новосибирске тату-салон «Western Siberia» выпускает собственную продукцию, связанную с татуировками, в нём работают хорошие матера. В том числе и Антон Никифорук. По образованию Антон крановщик, но судьба распорядилась по-другому. Категоричный, но опытный мастер рассказал о профессии, частных мастерах и личных предпочтениях.

В каких техниках обычно работаете?

В неотрадиции и в ньюскул. Вот это видите? (показывает на стену) Эта стена уже с задействованными работами. Мы стараемся людям говорить, что мельчить никогда не надо. Потому что маленькая татуировка — это наклейка, малабар, которая за пять рублей покупается, лепится и в душе сразу же смывается.

А вам выгоднее же, когда они большие?

Нам выгоднее, когда хорошие. Человеку хочется и скидку сделать, и поприятнее чтоб было.

Эскизы сами рисуете?

Конечно. Мы не берёмся делать работу, если она слизана с чужой. Причём все эскизы рисуются индивидуально. Очень тяжело продать рисунок, если я его от балды сел-нарисовал, а потом пытаюсь впарить кому-то. Конечно, так не получится. Нужно, чтобы человек пришёл и сказал, чего он хочет, хотя бы в общих чертах — это может быть форма, цвет, вкусовое восприятие. Это как у профессионального музыканта в голове не играет мелодия — у него сразу эквалайзер всплывает, он видит графическую картину того, что делает.

А если клиент сам нарисовал эскиз?

Ну, если это годная штука и аргументирована, — например, «рисунок моего пятилетнего сына, я хочу его всю жизнь носить», — тогда сделаем. А бывают индивиды: «О, я такой крутой череп нарисовал, там две розы, вау-вау!» Я смотрю, а чувак просто ровный круг нарисовать не может. И как мне вот это на нём делать?

Давно вообще татуировкой занимаетесь?

Четыре года профессионально.

Это профессия или состояние души?

— Татуировщик — это профессия, и ей можно обучать людей.

Можно открывать школы, штамповать хороших мастеров. Можно делать естественный отбор мастеров, чтобы они, как в джунглях, друг друга поедали. Если появятся такие школы, сразу будет отсеиваться много народу. Кто-то уйдёт во фриланс, кто-то в дизайн.

Есть художественное образование?

Нет, сам учился. Да и самой татуировке можно не учиться. Мастера, которые уже имеют вес, проводят всякие обучения, мастер-классы, повышают квалификацию. У нас это не так развито, как на Западе. Даже когда в трудовой прописывают должность, это чаще всего косметолог.

В художественные заведения меня не взяли по одной простой причине. Ранее в детстве я нигде не обучался. Я был теоретически не подкреплён. А меня элементарно спросили: «Молодой человек, вы знаете, что такое рисунок на плоскости?» Я говорю:


Около 45 миллионов американцев имеют по крайней мере одну татуировку

«Нет, не знаю. Но я могу вам нарисовать что угодно. Вот вы скажете нарисовать пленер, что там у вас во дворе стоит, фонарный столб и десять машин, так я сейчас встану и нарисую в полном размере».

Нет, этого им было недостаточно, и меня не взяли даже в обычное училище. Что уже говорить про НГАХА или Новосибирский институт искусств. Я прошёл у одного дядечки курс обучения, он меня научил гипс рисовать, немножко академике меня научил.

А как от академического рисунка перешли к мультикам?

Я их рисовал с детства. Я думал, что это круто и классно, но почему рисую их именно так, не понимал. Потом мне объяснили, почему вот этот свет ложится здесь, а этот здесь, и у меня значительно уровень подрос.

А медицинское образование татуировщику нужно?

Если б я работал хирургом, то да.

Но как видите, я людей не вскрываю.

Я нарушаю кожный покров, но я эрудирован в этом плане. Я знаю, что такое эпидермис, знаю, что он делится на семь слоёв, что такое сосочковый слой, почему краска в нём задерживается, почему не плывёт, где можно делать, а где нельзя. Когда вы приходите в индустрию работать, на ваше образование никто не смотрит, все смотрят на ваше портфолио, что вы умеете. У скульптора же никогда не спрашивают, где он учился. Он, может, в тюрьме учился, двадцать лет лепил себе подобных.

Есть работа, которой вы больше всего гордитесь?

Нет, такого нет. Нельзя любить из своих работ что-то любимое, это табу. Нужно всегда смотреть на свои работы и говорить: какую хрень ты делаешь, ты можешь лучше!
Это должно мотивировать, не давать спать, заставлять двигаться вперёд. Чтобы не стояли на месте люди.

Без фанатизма нет профессионализма.

Какого клиента можно назвать идеальным?

Который придёт и скажет: «Хочу что-нибудь по твоему эскизу и хочу, чтобы это было красиво. Сделай красиво». А не так, чтобы: «Вот тут маленько, а тут не маленько!» Я сказал красиво, значит красиво! Значит, ты выйдешь на пляж, и все скажут, что это красиво. А не так, что твой парень скажет: «А что она такая большая?» Или подруга скажет: «Ой, а чё она не цветная?»

А что, у девушек есть стереотип, что татуировка должна быть цветной?

Многие считают, что на пояснице иметь три цветных ромашки — это очень круто. У некоторых идеи очень странные. Вот у меня была клиентка, она попросила разработать эскиз, чтоб половина ягодицы, бедро и колено были затронуты. Говорит:

«Хочу там кобру, кобра ползёт по водопаду, за водопадом гигантский прайд, зебры бегают, и чтоб по водопаду ещё листочки лотоса падали».

Я говорю: «Женщина, вы это хотя бы сами представили?» При этом тётечке 50 лет, вокалистка местной филармонии. И мне было позорно ей отказывать. Я пытался что-то нарисовать, путался в мыслях, матерился про себя и скупую слезу пускал.


Самый «татуированный» в мире человек — Лаки Даймонд Рич, его тело полностью покрыто татуировками

Кто чаще приходит?

Девушки. Они более открыты для татуировки. Парни воспринимают татуировку, как покупку мотоцикла или что-то такое, как материальное приобретение. А для девушки это больше косметическая процедура. Единственное, что их волнует — есть ли у нас обезбол, на живую или нет. 

Часто татуировки делают в откровенных местах?

Нет. Но недавно была девушка, которая на неоткровенном месте делала откровенную татуировку. Самые популярные места – самые открытые. Некоторые сначала стараются не рукав сделать, а запястье заколотить. Для того чтобы все видели. Это понты.

А согласились бы делать в интимных или нестандартных местах?

А чего бояться? Писек, что ли? Краска не попадает в тот слой, где человеку может быть болезненно. Она прям на поверхности лежит. Поэтому никаких вен бояться вообще не стоит. Запястья татуируют таким худосочным людям, у которых больше вены видно, нежели саму руку, там всё наружу вылазит, как мечта наркомана. На ладонях, на пятках когда делают, они вышаркиваются все, потом плыть начинают, так же на пальцах. Во рту очень щепетильно должно быть, очень легко повредить, можно травмировать совсем не те участки. На веках точно никому не делал, думаю, будет страшно. Меня просили на глазном яблоке сделать. Это специфическая процедура, хотя её практикуют. Но я такого не делаю.

Как понимаете, готов ли человек к татуировке?

Есть люди «хочу то, не знаю что, там, не знаю где». Я ему говорю: «Сходи нос проколи себе, сделай дырку в ухе. Хочешь что-то экстраординарное, иди пирсингом побалуйся». Я бы понял, если бы он пришёл и сказал: «Хочу что-нибудь вкусное, сладкое», — я б ему конфету нарисовал, ёжика, который кекс жрёт, да что угодно. Но если человек сам не знает, чего он хочет и зачем он пришёл сюда, то я не помощник. Когда идёшь делать татуировку, ты должен знать, что это вещь на всю жизнь, её не сотрёшь, её не уберёшь.

Это единственное приобретение в нашей жизни, которое тебя никогда не покинет.

Люди про семьи не зарекаются, про детей, про жён, про родителей, но татуировка — это то, что тебя никогда не покинет, ни при каких обстоятельствах.

Есть ли татуировки, несущие определённый смысл?

— Сейчас все от мала до велика делают такие несуразные вещи, в которые сложно смысл вложить.

Мы людям говорим, что тату не несёт смысловой нагрузки. Только тот смысл, который вы придадите ей сами. Вам нравятся змеи — сделайте змею, нравятся цветы — сделайте цветы. Какая разница? Важно, чтобы это было красиво. Отговариваем, чтобы не ходили ко всяким «домушникам».

«Домушники» — это кто?

По европейской терминологии такие люди называются скетчеры, которые дальше зарисовки-скетча ничего не могут сделать. Сначала люди ищут ценник поменьше. Покупают кроссы за десятку на сезон, а татуху делают подешевле, за три тыщи в подвале. А потом приходят к нам удалять или перебивать. Мы говорим, что 30 будет стоит, чтоб переделать. А они: «А-а-а, а почему так много?» Так если бы ты сразу к нам пришёл, ценник был бы в два раза меньше. А сейчас это удалять, переделывать и исправлять.

В среднем одна нормальная татуировка выходит в 15 тысяч.

Смотря какой масштаб. Рукав, например, может обойтись и в 40 тысяч.

Какой процесс более болезненный, сводить или набивать?

Сводить. Набить это я три раза подошёл, и всё, я набил.

А лазер это не три дня, это тридцать три сеанса.

Это по ощущениям разовым не так больно, как сама татуировка, но проще новую сделать, чем вывести старую. При этом ни один лазер не сможет сделать из вашей татуировки идеально чистый лист. Я её смогу максимально осветлить, чтобы потом чем-то перекрыть.

Выживают только те, кто очень любит это дело

Карина Телеубекова, в отличие от Антона, — частный мастер. Какое-то время работала в большой студии, теперь у неё собственный частный тату-салон. По профессии Карина архитектор, но связать с этим жизнь не захотела. Ещё в университете начала бить татуировки знакомым. Девушка рассказала, в чём разница между частным мастером и тату-студией и почему она выбрала именно этот путь.

Как ты пришла в эту сферу?

Есть люди которые любят татуировки, а есть те, которые не любят. И почему, непонятно. Мне было лет 15, у меня появился интернет, и там я увидела татуированных людей. И всё, эстетическое удовольствие вызывали эти картинки на теле. Ну и всё, так дальше пошло-поехало.

Лет в 16 сделала первую татуировку, а потом в 19 пошла сама в эту сферу, хотела этим заниматься. Даже копила деньги на какой-то стафф минимальный, но ничего не вышло тогда. А потом появился человек, который мне всё дал, и появился другой человек, который сказал: «Давай, иди». И я сходила в «Пирсиб» к Жене Дьякову, он меня определил в свою вторую студию.

То есть студия — это только начало, и потом мастера уходят в частники?


В 787 году папа Адриан I запретил нанесение татуировок любого рода, даже на преступниках и гладиаторах

Не все. Некоторым нравится в студии, нравится в коллективе. Просто когда ты сам с собой работаешь, ты должен сам процесс организовывать, а кому-то это лень. Мне вот нравится держать под контролем весь процесс — от покупки расходников до общения с клиентом. Студия — это неплохой старт. Татуировка уже давно потеряла свой шарм, приватность, стала настолько доступным делом, что уже вся суть потеряна. Мир меняется.

Как раньше делали? Допустим, японцы. У них семья поколение за поколением татуировщики. Я считаю, что должен быть учитель и ученик. Падаван юный, который будет десять лет драить полы, а потом только обучится этому закрытому искусству. Как кунг-фу. Мне всё-таки так кажется. Смотрела интервью одного лютого питерского мастера, и он говорит, что этим надо жить, и всё. Не то что это твоя работа, это жизнь твоя.

Насколько трудная работа?

Это нелёгкая работа. Сидишь в непонятных позах вечно, или стоя как-нибудь, нагнувшись над кушеткой. Не считая того, что работаешь с людьми, и с некоторыми тяжело работать. Не знаю почему, они как будто высасывают из меня энергию. Люди бывают разные.

Бывают клиенты, которые приходят и просят нарисовать «что-нибудь»?

За годы практики я на ранних стадиях общения уже узнаю таких и отсеиваю. Я не работаю с теми, кто не знает, что ему надо.

Бывало что человек вроде адекватен, а потом приходит и начинается?

Да, бывало. Была девочка, очень эмоциональная, ей всё нравилось. Говорит:

«Нравится, как ты рисуешь, давай сделай мне цветочки и единорога».

Такой очень девичий дизайн. Всё сделали, она в диком восторге, а через неделю пишет мне, что у неё какая-то депрессия, что она сидит на пустырнике, не может жить с этой татуировкой, она ей выжигает кожу там, то есть какие-то неадекватные сообщения. Давай, говорит, её сводить. Я говорю: «Давай. Она заживёт, а потом своди, если тебе так некомфортно с ней». Ну и всё. Не знаю, что там дальше с этой татуировкой, но вроде как она ходила консультироваться уже насчёт лазеров. Для меня такая реакция — это вообще дико. Она же ходила с ней нормально.

Берёшься за работу с несовершеннолетними?

Бывало, но с разрешения родителей. С мамой вот недавно приходили. В основном лет 17 приходят, адекватные нормальные ребята. С другой стороны, я понимаю, что лучше они у меня сделают, чем где-то непонятно где. Я-то им точно нормально сделаю.

А на интересных местах набивать приходилось?

Интимные я не делала татуировки. Ну на ягодичках, на голове делала. Везде, кроме вот паховой области. Бывало, просили на члене набить. Я просто отказала. Почему я должна это чем-то мотивировать?

Свою первую татуировку можешь вспомнить?

— Самую первую делала своей маме.

Когда уже получила всё оборудование, говорю ей: «Давай пробовать». Почему-то так решили, что больше некому было. А мама говорит: «Давай». Сделали какой-то геометрический дизайн из треугольников, маленький.

Бьёшь по своим эскизам?

Я рисую всё сама. Человек приносит какую-то картинку, какую-то идею. Я примерно прикидываю, что он там у себя в голове хочет, и рисую. Кто-то хочет развивать себя как художника, а кто-то хочет побольше денег. Когда ты отказываешься рисовать по чужим картинкам, ты зарабатываешь меньше денег.

Есть вообще какой-то сакральный смысл у изображений? Или это просто арт?


На теле мумии Эци (3300-3200 годы до нашей эры) были найдены самые древние известные татуировки

Что значит сакральный смысл? Зачем вообще искать смысл везде? Есть вещи, в которых нет смысла. Вот этот вечный поиск смысла иногда людей до добра не доводит. Зоновские татуировки, кстати, — тоже прикольная тема. Все эти штуки, которые что-то значат, и на дизайн бывают довольно угарные. Я бы сделала какие-нибудь купола. Почему нет? Стильно. Главное, чтобы потом отвечать не пришлось за это.

Как дела с конкуренцией?

Я вообще за то, чтобы татуировщики не конкурировали, а состояли в братстве. В творческом коллективе, художественном коллективе. Но этого никогда не будет. Потому что все гонятся за бабками. Все хотят свой кусок отхапать. Но такие долго в этой сфере не проживают. Потому что много очень татуировщиков. Выживают только те, кто очень любит это дело.

Идеальный клиент – с высоким болевым порогом

Алексей Миколенко тоже занимается частной практикой довольно давно. Семь лет делал татуировки на дому, в прошлом году перебрался в небольшой офис на окраине города. Когда-то татуировка была его обычным хобби, которое со временем переросло в работу.

В каких техниках работаете?

Нравится больше чёрно-белый реализм. Но и в цвете часто бью.

По своим эскизам бьёте или за другие тоже берётесь?

В основном за другие берусь. Я начинал по своим эскизам. Спрашиваешь человека, что он хочет, если не может выбрать, он рассказывает, я записываю. Потом это всё компоную, рисую, а этот говнюк либо не приходит, либо делает где-то в другом месте совершенно другую тему. Меня это начало бесить.

Тратишь время своё личное, а в итоге что? А нихера.

Сейчас рисую чисто для себя, иногда выкладываю.

Если мне показывают что-то, и я вижу, что это не очень будет смотреться, предлагаю там-то и там-то поискать, накидать мне как можно больше вариантов. Из этого мы уже здесь либо из конкретных эскизов выбираем, либо я могу что-то оттуда, что-то отсюда выбрать. То есть конструктор собираешь: голову от одного, руку от другого. Всё это можно быстренько нарисовать карандашиком, забабахать эскиз сразу и на тело вперёд.

Неадекватные клиенты попадаются?

Конечно! У меня даже альбом есть «Курьёзы и неадекваты». Вот тут насчёт попрошаек, не люблю таких. Вот эти ребята, кстати, с зоны, скорее всего. Пятиконечную звезду хотели и надпись «Смерть мусорам». Недавно друг пасынка приводил татуировку делать. Тоже додумался, крупными буквами «СЛОН» написал. А «слон» это тоже расшифровка зоновская «смерть легавым от ножа». Ему это кто-то набил, а я уже перекрывал нормальной работой. Мать его попросила.

Часто исправляете такие косяки?

Да. Не за всё, конечно, берусь, многие ленятся даже найти, что они хотят, не могут даже объяснить. А слово «что-нибудь» — это может быть абсолютно что угодно. Для меня «хочу что-нибудь» — это как палка для собаки.

Было такое, что вашу работу перебивал другой мастер?

Да, было. Тогда у меня ещё фигово портреты получались. Клиентка попросила набить её лицо, а тело с другого рисунка. Видимо, не понравилось, как я нарисовал, она пошла к Катерине Дьяковой. Катюха мастер вообще, причём быстро научилась. Неудивительно, у неё муж — владелец тату-салона. Я-то нигде не учился именно татуировке.

Интерес возник за просмотром канала «Дискавери».

Там были передачи «Майамские чернила» и «Лос-Анджелесские чернила». И у меня, как обычно, в голове щёлкнуло, что хочу заниматься. И начал отрабатывать на друзьях, на себе. Сначала вообще ничего не брал, потом по сто рублей стал брать.

Вот вы долго на дому работали. Не сталкивались с тем, что другие мастера говорят: «Фу, домушники»?

Мне лично это никто не говорил. Но иногда мне приходится исправлять работы, которые сделаны в тату-салонах. Не будем говорить, в каких, там дядьки злые. Надо же тоже иметь голову на плечах, смотреть, что мастер делает, перед тем как идти к нему.

Как чаще всего вас клиенты находят?


В 1891 году мастер татуировки Сэмюэль О'Рейли получил первый патент на тату-машину

В основном по знакомству. Иногда добавляются, про татуировки спрашивают, а я смотрю — нет ни одного общего друга; спрашиваю, как нашли, а мне говорят, что просто ввели в поиске «татуировки». Значит, уже как-то так можно искать. Меня так и жена моя нашла. Познакомились с ней на НГСе.

В необычных местах делали татуировки?

На ушах было, прямо в ушной раковине. Но что там было, не помню. За ушами делал. На письках не делал. И, слава богу, не предлагали. На черепе бил один раз. Довольно неприятно, потому что в руку отдача идёт от кости.

Сейчас у каждого третьего, наверное, есть татуировки. Как относитесь к такой популярности?

С одной стороны хорошо, что не так люди реагируют на это. Но плохо, что это стало настолько популяризировано. Вот тоже проблема, раньше прям задалбливали таким вопросом: «А вы временные татуировки делаете?»

Нет временных татуировок.

Есть боди-арт, есть мехенди (роспись по телу хной – прим. Сиб.фм), но нет временных татуировок. «А мне вот сказали, что если бить не очень глубоко, то она через год рассосётся». Что вы несёте? Кто вас биологии учил в школе? «Хуба-буба» жвачка — вот временная.

Каким должен быть идеальный клиент?

Идеальный клиент — тот, который знает что хочет. И с высоким болевым порогом, это важно, а то некоторые так неприлично кричат.

Сапожник без сапог

Тату-салон «Революция» — возможно, самый популярный в Новосибирске. Здесь работает и Анна Ершова. Не сразу можно понять, что Анна не клиент, а мастер. На её теле нет ни одной татуировки. Сапожник без сапог? Анна рассказала, почему так произошло.

Как вы пришли к татуировке?

Я занимаюсь всего два года. К татуировке пришла случайно совершенно. Так как любила рисовать, посоветовали знакомые знакомых попробовать. И всё, пришла и осталась. Я сразу в «Революцию» пришла и тут отучилась.

Есть любимое направление, стиль?

Сейчас, наверное, ближе реализм и акварель. Я сама по образованию вообще не художник. Закончила технический университет, поэтому для меня это всё на основе самообразования.

Несовершеннолетние приходят?

Причём довольно часто в последнее время. Их приводят родители. И, скорее всего, во избежание татуировок на дому они приводят к нам, соответственно. Я лично с супернегативными последствиями татуировок на дому не сталкивалась, в плане инфекций и подобного. Но я думаю, несоблюдение санитарии пугает родителей. Поэтому приводят в салон, это более правильно.

При этом я не уверена, что все салоны, которые официально заявлены как тату-салоны, тоже соблюдают всё от и до. Особенно совсем-совсем мелкие, которые чуть ли не в каждом дворе. С такой невзрачной вывеской «тату». «Любая татуировка любой сложности по низкой цене». Что-то в этом плане.


Какуси-боро — традиционная японская «скрытая» женская татуировка, которая наносилась с применением рисовой пудры

Обычно тату-мастера сами зататуированы с ног до головы. На вас не видно ни одной татуировки. Почему?

У меня нет такого прям табу, что я категорически против. Нет. Просто до того, как я пришла в эту сферу, у меня не было этого подросткового желания забиться с ног до головы. Если так звёзды сложатся, я «за». Но пока что так много работы, что о себе думать некогда. Плюс, мы, наверное, ещё более тщательно подходим к выбору мастера, потому что все друг друга знаем. И все нюансы мы тоже знаем.

Эскизы сами рисуете?

Всегда по-разному. Всё равно, любая работа, даже если она, грубо говоря, скопирована, всё равно выходит немного по-другому всегда. У каждого своя рука, своё видение.

В пятом классе я уже собирал свою первую машинку

Ещё один мастер из «Революции» — Роман Шефер.

Как давно занимаетесь татуировкой?


Наиболее болезненными считаются тату на голове, голени, колене, рёбрах и ступнях

К татуировке я пришёл ещё в школьные годы. В пятом классе я уже собирал свою первую татуировочную машинку и начинал делать татуировки. Готовых работ у меня уже около восьмисот. Я занимаюсь абсолютно любыми работами, но преимущественно какие-то реалистичные штуки и орнаментальные композиции.

Много разных мнений по поводу обезболивающего. Как к этому относитесь?

Я пользовался обезболивающим где-то три дня назад. До этого долго им не пользовался принципиально, потому что все свои татуировки я делаю без обезболивающего и людей всегда подбиваю к тому, что надо это всё потерпеть. Если можно обойтись без обезболивающего, то я обойдусь без него. Когда очень больно – конечно, можно.

Было такое, что приходили отсидевшие и просили набить какие-нибудь купола?

Это же часть культуры. Их очень много, таких людей. Это не редкость. Сейчас они поутихли, но раньше я часто сталкивался. Розу ветров не набивал, конечно, но всяких волков, купола были. Я делал татуировку товарищу, он был моим соседом. Сделал ему татуировку волка. Он ушёл, минут через 20 вернулся с друзьями своими. Один показывает мне спину и говорит, что нужно там сделать. Это я набивал на самодельной машинке.

Татуировка — это профессия или хобби?

Для меня это и хобби, и профессия. Слишком много времени этому уделяю.

Есть теория десяти тысяч часов. Ты стал суперпрофессионалом, если десять тысяч часов у тебя есть.

Вот я преследую эти десять тысяч часов. Главное — не сидеть на месте.

Современная российская татуировка откуда появилась? От тюремной или из-за границы?

Я не был за границей. Не видел работ татуировщиков, которые бьют в Европе, Америке или Японии. Но посредством интернета немножко понимаю, какая там ситуация у них. Русскоговорящие татуировщики там очень ценятся за счёт своих художественных навыков, реалистичных техник.

Почему-то русскоговорящие люди лучше понимают искусство традиционное: рисунок, композиция, живопись.

Наши мастера гораздо лучше справляются именно с рисунком на коже. Я считаю, что в тату Россия неплохо преуспела.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!