0 балла
+14 °C
Курс ЦБ:
63,49
73,93

Танцевать, чтобы было видно

 Необученные самородки больше цепляют, потому что это — нереальный талант  8 мая, 07:48
подходящие темы
Танцевать, чтобы было видно
фотографии дениса винокурова

В конце лета 2018 года на ТНТ стартует новый сезон, пожалуй, самого популярного танцевального проекта. А пока его бессменный хореограф Екатерина Решетникова и участница второго сезона, а также продюсер проекта Татьяна Рыжова, собирают новых героев по городам России. Недавно девушки побывали в Новосибирске в поисках как профессиональных танцовщиков, так и талантливых самородков.

Екатерина, вы следите за танцевальной жизнью Новосибирска? Что в ней меняется, в какую сторону?

Екатерина:

Здесь, естественно, очень много дэнсхолла. У нас пока складывается очень двоякое мнение, потому что первые два часа это была жуть жуткая — очень не очень. Но за следующие два часа было несколько классных ребят. Вот сейчас был парень с фамилией как у меня, мы с Таней до сих пор не можем в себя прийти.

Татьяна:

Тут очень много людей, которые очень талантливы внутри сами по себе, они самородки. Они необученные, но при этом больше цепляют, потому что это нереальный талант.

От сезона к сезону прослеживаются какие-нибудь тенденции? Бывает так, что на кастинге многие претенденты представляют одно направление?

Татьяна:

Есть мода на какие-то стили. Сейчас мода на дэнсхолл, год назад была мода на вог.

Екатерина:

Но, слава богу, она прошла!

Надоело уже. Второй сезон — это просто вог бесконечный был.

Татьяна:

И есть еще какой-то мейнстрим. В контемпе все думают, что надо страдать. В стрипе все думают, что надо быть такой жёсткой и сделать миллион движений в секунду. Но очень круто, и мы всегда этого ждём, когда стиль как-то интересно обыгран. Во втором сезоне девчонка пришла с мужским дэнсхоллом. Было очень круто.

Екатерина:

А вообще мы ищем универсальных танцовщиков. Поэтому люди, которые гнут свою линию и не приемлют ничего другого, нам неинтересны.

За какое время можно понять, нравится вам претендент или нет? И как понять, что нужно посмотреть повнимательнее?

Екатерина:

По-разному. Сегодня было несколько раз: два движения и мне всё понятно. Потом проходит ещё два движения, я поворачиваюсь к Тане и говорю «мы что, для приличия смотрим?».

Сегодня пришла девушка в красных штанах, в лосинах, в ажурном топе, в шляпе нелепой, на мой взгляд, и в моей любимой обуви — балетках.

Первое, что её спросила: «Какой век на дворе?». Это такой был порыв, потому что я не поверила тому, что увидела. А вообще, бывает, что есть в человеке энергетика какая-то, но делает он прям старьё — музыку выбирает, одежду, прям всё не туда. Мы с таким человеком лучше поговорим, чем посмотрим на него. Поэтому хватает мало, 10 секунд. Либо хочется досмотреть, либо видно сразу. Чаще видно просто по тому, как люди заходят в зал, но, бывает, кажется одно, а на деле совсем другое.

Участники приходили на проект «авансом»? Бывало так, что ребята раскрывались уже на проекте?

Екатерина:

Конечно! Софа Кольбедюк. Она мне вообще не понравилась на кастинге. Когда были этапы с изучением хореографии, она была главнейшим моим раздражителем. И только под конец сезона я к ней прониклась. Просто обожаю её сейчас, но мне потребовалось время. В ней очень много прикольных штук. И да, безусловно, были люди, которых мы раскрыли. У нас сейчас хороший есть этап, называется «мастер-классы», очень грамотный. Мы видим, как люди схватывают хореографию, как они себя ведут в более стрессовых условиях — когда надо контактировать круглосуточно друг с другом, когда они учат по пять-шесть длинных сложных комбинаций. И тогда мы понимаем, кто стрессоустойчив, а кто — нет.

Кто раскрылся и проявил себя на проекте круче всех?

Екатерина:

Волкова Настя из третьего сезона. Мой любимый сезон — четвёртый. Пятому сезону придётся сильно постараться, чтобы получить от меня звание любимого сезона. Если им это будет нужно...

В четвертый сезон пришли люди, на которых можно было накидывать, что угодно.

Ты даже не переживал, что у кого-то может что-то не получиться. Хотя я, например, ничего не поставила Уливанову. А я мечтала, чтобы он победил — ещё с первого сезона, когда он не попал, а попал Леша Королёв. Но мы так с ним и не поработали.

Почему «ТАНЦЫ» интересны зрителям? Это не профильный проект для ТНТ. На первом месте там не юмор.

Екатерина:

Не знаю. Например, если взять мою маму, она обожает этот проект. Есть ещё куча проектов, где я работаю, но они ей менее интересны. А вот «ТАНЦЫ» ей нравятся.

Там же не только танцы, там история человека. Мы действительно там открыты, хотим людям помочь.

Мы вытаскиваем этот талант, помогаем, и у людей сбываются мечты.

Татьяна:

Мне кажется, тело не может врать. Если разговору учат с детства — как говорить, как правильно себя подать, какие использовать слова, какие не использовать. Но когда начинает двигаться тело, оно не может обмануть. Поэтому и популярно, наверное.

Проект как-нибудь повлиял на представителей индустрии танцев?

Екатерина:

Люди стали более уважительно относиться к профессии танцовщика, он стал самостоятельной творческой единицей.

Татьяна:

Даже вся индустрия шоу изменилась, начиная от сопровождения выступлений артистов до театральных постановок. Во-первых, намного больше стало танцовщиков. Во-вторых, мы очень далеко шагнули в техническом плане, ближе к европейскому, американскому типу хореографии за время проекта. Поэтому всё хорошо, всё растёт.

Можно чётко выделить целевую аудиторию проекта «ТАНЦЫ»? Она восторженно следит за всеми движениями танцоров или разбирается в нюансах?

Екатерина:

Аудитория шарит!

Раньше просто выбирали себе кумиров, а к пятому сезону начали больше разбираться в танцах.

Да, начинают реально соображать. Есть ещё, конечно, такой, как мы его называем, «слепой зритель», который выбирает себе любимых участников за внешность. Но это, к счастью, сходит на нет.

Часто ли бывает такое, что амбиции претендентов намного опережают талант и способности? Как вы выходите из ситуаций, когда объективно не можете взять участника кастинга в проект, но он начинает вам доказывать, что кроме него достойных на площадке нет?

Екатерина:

Постоянно! У нас сегодня была девочка 16 лет. Она вообще не умеет танцевать. Ну не умеет. Но устроила нам тут концерт:
— Ну, а чё? Ну, блин.
— Ты же не умеешь танцевать.
— Ну, вы ж меня научите. Вот сейчас зайдет моя подруга, вы её возьмете, а меня нет.
— Музыка не устроила, зайди через пять человек.
— Через пять? Ждать? Мне холодно.

Как меняются те, кто хочет попасть на проект— возраст, пол, направления?

Екатерина:

Нам стали больше доверять — приходят люди более профессиональные. Пять лет назад это был какой-то хайп. Хотя были крутые танцовщики. Ну, а четвёртый сезон — да... Это уже не просто дети, которых ты учишь немного лениво, которым можно закинуть любую фигню. Теперь тебе надо очень сильно постараться, потому что у них уровень ого-го.

Татьяна:

Приходят ещё люди с багажом, преподаватели. Но этот багаж они не понимают, как использовать.

Екатерина:

Для людей, которые имеют какой-то вес в танцевальной индустрии, это стресс. Есть люди более хайповые, им пофиг. Но я тоже через это проходила.

Я проходила один кастинг, к тому моменту считая, что я очень крутая. Кастинг показал ровно обратное. Было очень стыдно.

И на ребят это давит. Потому что им есть, что терять. Опозориться может каждый, но когда у тебя школа, ученики — это сложнее. Мы делаем снисхождение таким людям из уважения перед их заслугами. Но мы очень строгое с Таней жюри, мы сегодня это поняли.

Мы с такими людьми разговариваем, стараемся как-то их направить, но они проходят чаще всего, только в ожидание.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное