«Вырвались из лап управляющей компании»

Независимость как способ сделать жизнь в доме лучше

23.12.2019 12:10

Фото Алексея Гриценко

Трубы, электропроводка, беспокойные жильцы... Трудно ли быть современным управдомом? И соответствует ли сейчас эта должность стереотипному образу в исполнении Нонны Мордюковой из фильма «Бриллиантовая рука»? Свои истории 10 новосибирских старших по дому рассказали в рамках проекта «Электронного города». Все монологи легли в основу пьесы, читка которой состоится 23 декабря в лектории «Поток». Монолог одной из героинь проекта – Светланы Ивановны Красавиной, председателя правления ТСЖ дома по адресу Красный проспект, 87/1 – Сиб.фм публикует без сокращений.

Я родилась в Одессе, в Новосибирск переехала в раннем детстве. Одессу помню, потому что потом посещала её с родственниками. Папа у меня работал в милиции, банду «Чёрная кошка» гонял, его ещё в СМЕРШ звали. А мама – сибирячка. Они познакомились в госпитале, который был рядом с Берёзовой рощей в школе № 95, когда отец здесь лежал с сильнейшими ранениями. Все наши старые школы – они же все тогда были госпиталями... Родители поженились, уехали в Одессу, а потом мама домой захотела, в Сибирь. Вот и вернулись сюда.

Нашему дому в прошлом году исполнилось полвека. 1968-го года постройки. Я в нём живу 45 лет. Председателем – второй срок, до этого была управляющим. Чем отличается? Председатель решает вопросы с бумагами в основном, имеет право заключать сам все договоры. А управляющий – хозяйственник, грубо говоря, завхоз, руководит работой дворников, техничек. Сейчас я совмещаю эти должности, денег на оплату отдельной ставки не хватает.

Пять лет назад мы с большим трудом вырвались из лап управляющей компании и стали ТСЖ. Дом наш был запущен, страшная картина. Это самая главная причина нашего перехода в ТСЖ – хотелось жить в нормальных условиях. Был тихий ужас, ты с работы возвращаешься – темно, сыро, конденсат бежит по стенам, навстречу крысы несутся... За полгода мы сделали капитальный ремонт всего – крыши, подвала, водоснабжения, канализации, отопления, подъездов. И двор стал полностью неузнаваемый – мы сделали стоянки автомобильные, цветы, площадки. Женщина из «Горводоканала» пришла два года назад: «Ой, я думала, не в тот дом пришла. В подвал спустилась – ничего не узнала». Мы пять КамАЗов отходов вывезли из подвала, можете себе представить? И потом, когда мы ремонт сделали, ещё столько же. Пришлось с людьми работать много. Потому что, хотя мы и перешли в ТСЖ, у многих были сомнения. Надо это или нет, кто больше будет воровать – управляющая компания или правление. Пришлось пройти через все эти перипетии, отчёты, убеждение людей. Как убедили – совсем другое дело стало.

Мы сделали сайт нашего ТСЖ, теперь на нём все видно. У нас есть люди, которые приехали с Дальнего Востока, купили квартиру. Я им говорю:

«Так вы остаётесь, будете здесь жить?»

Они: нет, мы уезжаем, будем сдавать. А как я буду вас искать потом, спрашиваю? «Нет, мы всё, мы будем принимать участие через сайт, мы вас и выбрали по сайту. Посмотрели, нигде такого не нашли», – отвечают.

И очень много у нас таких, кто сейчас в Иркутске, в Омске, кто на Севере, кто за границей, в Америке, в Германии. У нас процентов 25 ровно, я посчитала, сдают квартиры. И я всех знаю, имена и отчества всех. Не знаю, зачем мне особенность такая. Просто всех помню.

Посторонних знаю всех. Как квартирант новый появится, хозяевам сразу говорю: «Приводите знакомиться». Вот самая основная причина – с людьми только через беседы можно все вопросы решить. Иногда и гадость скажут, конечно. У меня муж иногда говорит: «Как ты их терпишь, я вообще не представляю». Ну а как, говорю, все перекипело-перекипело, всё равно ж начну с того, что буду спокойно убеждать. В основном отвечают хорошо, где-то и стыдно плохо отвечать, когда ты нормально с ними разговариваешь.

Когда председателя переизбирали, внесли мою кандидатуру. Поскольку мы жили здесь почти с самого начала, нас все знали. Мужу моему соседи написали: «Со дня своего приезда вершит судьбу подъезда». Я в домашних делах вообще теперь не разбираюсь. Меня как жену можно исключить, потому что я здесь с утра до ночи. Всё хозяйство на муже. И он очень добрый человек, очень внимателен ко всем. Только на дачу приедем – со всех сторон сразу: «Валера, Валера, Валера!» Я говорю: «Слушай, на полтора часа приехали, полить надо». Он: «А что сделаешь?» Одна бабулька там, 92 года, врачом всю жизнь простояла, до 75 лет делала полостные операции – и он бежит ей с вёдрами за водой. Другой в магазин сбегает, у третьей кран сломался – надо починить. Вот так и здесь, по всему дому. У нас электрики есть, и всё равно: «Валера, приди, сделай розетку». Руки потому что из тех мест растут, откуда надо. А главное – доброта и доброжелательность.

Сначала работать, конечно, непросто было. Я даже плакала: «Господи, ну что мне делать, ищите мне замену, я просто не могу». Потому что у нас – и в каждом доме так, как мне потом рассказали, – есть «писатели». Было пять «писателей», сейчас уже двое осталось. Жалуются везде, пишут в мэрию, в ГЖИ, в Роспотребнадзор, в прокуратуру. А те приезжают и только хвалят. Говорят, мы в пример вашу собачью площадку ставим. Нигде нет, а у нас сделано. Неважно, какая она, важно, что собаки не оставляют следы свои на детской площадке. Двор уже только от этого чистый. «Электронный город» вот вовремя пришел, когда решили, что надо ставить видеонаблюдение. И мы сами следим сейчас, кто чего бросил. Я звоню, не стесняюсь: «Иван Петрович, бумажка-то, которую вы утром оставили, она вас ждёт». Он: «Ой, я забыл, я нечаянно обронил!». Прибежал с работы – сразу к бумажке. Вижу, поднял.

Как с негативом справляемся? Да работой своей. Люди видят же, что за полтора года дом неузнаваемо изменился. Некоторые приходят и говорят: «Слушай, а я против была перехода в ТСЖ, а теперь вижу, как здорово!». Так и «писатели» переходят в разряд наших сторонников. Один, правда, до сих пор пишет жалобы во все инстанции. Из инстанций мне звонили: утомил уже нас, говорят. И не лень ведь. Сейчас Путину пошёл писать. Не знаю, про что. Давно уже что-то пишет. «Кто установил такой тариф на воду? Кто все вот такие правила ввёл?». Я объясняю, какими правилами, каким законодательством, читайте постановления, если не верите, там всё есть.

С шумными жильцами очень сложно. Но я связываюсь с родственниками. Есть у нас один парень. Родители звонят мне без конца, спрашивают про него. Сейчас по домофону мать видит, кто к нему приходит. Звонок ведь поступает к ней так же, она тоже собственник, тоже имеет право на домофон. Или есть ещё ребята, на них тоже соседи жалуются. Звонят мне даже ночью. Недавно мужчина один звонил: ну что, говорит, мне с ними делать? Выходят на балкон, бутылки бросают, кричат «Люди, вы спите?!». Я говорю: ваше право звонить в полицию, я вас поддержу. У меня был случай: бомжи пришли, постелили себе здесь, я вызвала полицию. Пока они ехали, мы двоих выгнали, а двое остались. Их подняли, вывели. Я говорю: «Ребята, а те двое, которые ушли, зашли в соседний подъезд. Они сейчас там, мне уже звонили». А они говорят: «Ну и пусть, у нас другие есть вызовы, до свидания». И ничего ты здесь не сделаешь, у участкового пять участков, он и не успевает.

Нам в доме нужно электрику уже делать, потому что сети не выдерживают больше такой нагрузки. Мы же с газом живем, поэтому у дома и оплата дороже. Во всех других домах, которые не газифицированные, проверку вентиляции делают один раз в год, а мы три раза в год. Вот в этом году делаем проверку, которая раз в 5 лет делается. Стоит она 79 тысяч. И знаете, сколько подрядчиков пришлось перебрать, чтобы найти? Один 189 тысяч запросил. Но уйти с газа – это дорого нам обойдётся, мы, видимо, останемся. Но электрику надо менять, она же рассчитана на то, что было 50 лет назад. Это потом уже появилась масса всякой техники – и микроволновки, и телевизоры, и стиралки, и посудомоечные. Нагрузка такая, что я уже просто боюсь.

Мечтаю убрать мусоропровод, чтобы ушли и запахи, и засоры, и паразиты всякие. Ну и будем продолжать работать с домом, полы ремонтировать. Во дворе у нас тоже есть задачи – убрать как-нибудь машины оттуда. Старики говорят, что нужна зона отдыха, чтобы всё не занимали машины. Деньги-то все общие, все одинаково платят. Мы очень долго преодолевали эти понятия. Один говорит: «У меня нет машины, я не буду платить за создание парковок». У другого собаки нет, а у третьего детей и внуков нет, они уже выросли. Я всем говорила:

«Давайте так. Мы живём в одной семье, сегодня одному шапку, другому игрушку, третьему галоши. Так что вот и давайте. Раз вам в муравейнике никому не нравится, тогда отделяйтесь».

Сейчас эти разговоры уже прекратились. Перевоспитываться надо.

Комментарии

25.12.19 в 10:23

Игорь Эдуардович

Наш дом тоже сбежал от УК но перешёл на непосредственное управление, в доме менее 30 квартир

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...